top of page

03.11.2023. Pismo v redakciyu - 4


Опять о том же. Ответ на статью А. Ю. Морозова «Почему я мог стать, но не стал автором новых государственных учебников истории»













Аннотация. В статье рассматривается проблема качества учебных пособий, используемых в российских школах. Выявляются требования, необходимые для современного учебника. Показано, что такими качествами являются доступность изложения и четкая структурированность материала. Кроме того, учебник должен вызывать интерес учащихся. Вслед за А. Морозовым автор заключает, что современные российские учебники не соответствуют означенным качествам, поскольку их разработкой занимаются не преподаватели-практики, а ученые-историки. Делается вывод о том, что главной причиной низкого качества школьных учебников является монополизация рынка крупными издательствами, которые используют Федеральный перечень учебников для борьбы с конкурентами. Отсутствие конкуренции ведет к понижению качества образовательного продукта.

Ключевые слова: Федеральный перечень учебников, учебное пособие, монополия.

Автор: Иван Михайлович Лебедянцев, учитель высшей категории. Email: leb1000.mm@yandex.ru


Abstract. The article brings up the problem of the quality of the Student’s books that are used in Russian schools. The author explains the main requirements for modern textbooks: clarity of presentation, clear material structure. Furthermore, the textbook should be interesting for students. The author concludes that modern Russian textbooks do not qualify for these needs because their creators are not practicing teachers but scientists. It is concluded that the main cause of the poor quality of the textbooks is a monopoly of the largest educational book publishers. These publishers use the Federal list of textbooks to fight with their competitors. The lack of competition is the cause of the low quality of educational product.

Keywords. Federal list of textbooks, textbook, monopoly.


Author: Ivan Mikhailovich Lebedyantsev, teacher. Email: leb1000.mm@yandex.ru


Недавно прочитал статью А. Ю. Морозова о современных учебниках истории в ПРЕПРИНТЕ журнала «Историческая экспертиза». Статья очень порадовала и вдохновила на ответ. Порадовала, конечно, не той проблемой (ужасной!), которую поднимает автор, а тем, что в педагогическом сообществе есть понимание этой проблемы. А, как известно, чтобы излечить болезнь, нужно сначала правильно поставить диагноз.

Все, о чем рассказывает автор статьи, лично мне очень близко и знакомо. Я сам вот уже одиннадцать лет работаю учителем истории, и вопрос о качестве учебников является одним из самых острых и неоднозначных в современном российском образовании. Сколько уже копий было сломано при обсуждении единого учебника истории, не сосчитать. Думаю, если бы кто-то, ответственный за создание учебных пособий, прочитал статью А. Ю. Морозова и принял ее как руководство к действию, многое в нашем историческом образовании пошло бы на лад. Но среди сидящих наверху, желающих просвещаться, а тем более слушать критику, не так-то много.

В своем «Ответе» я хотел бы и согласиться, и не согласиться с уважаемым педагогом. Согласиться в общем и поспорить о частностях.

Самое главное достоинство статьи А. Ю. Морозова заключается в том, что он точно, с опытностью бывалого хирурга, диагностирует болезнь, выявляет очень много недостатков в современных учебниках истории. Учебные пособия пишутся не педагогами, а учеными. А тот, кто не имеет постоянной педагогической практики, не способен трезво оценивать возможности учащихся. Помню, как-то на родительском собрании мама семиклассника сказала мне: «Я хотела бы помочь своему сыну с историей, но сама не понимаю, что написано в учебнике!» Между прочим, это был учебник по Всеобщей истории, по которому училась (и продолжает учиться) практически вся страна, ибо он выпущен издательством… Не буду называть ни издательство, ни авторов. Как говорится, sapienti sat. И таких примеров очень много.

Еще один недостаток, который отмечает за отечественными учебниками А. Ю. Морозов, – это отсутствие надлежащего методического аппарата. Пособия пишутся учеными, которые ставят неверные вопросы. Точнее, вопросы, неподходящие для школьников среднего и старшего звена.

И наконец, современные учебники просто скучны. Они не касаются тех тем, которые интересны современным школьникам, а среди рекомендованной литературы, фильмов, программ, мало что может привлечь внимание ребенка. На самом деле, эти разделы (вопросы к параграфу или главе, литература, кинофильмы и проч.) детьми просто пролистываются. Да и учителями, зачастую, тоже. Все эти «дополнительные списки» как будто делаются просто так, для порядка, «чтобы было», и попадают в эти списки порою очень странные произведения. Например, в новом учебнике Мединского – Торкунова среди рекомендованной литературы находится роман «Санькя» З. Прилепина. Лично я с уважением отношусь к творчеству Прилепина, хотя и не разделяю всех его политических идей, но на обложке романа «Санькя» стоит маркировка 18+. И это не случайно. «Санькя» и вправду относится к категории 18+. Конечно, заслуги Прилепина перед режимом огромны, но est modus in rebus. И, в конце концов, можно же было и у Прилепина найти более «пристойные» произведения. А самое смешное, что и для власти этот роман прославленного писателя не является самым «удобным». «Санькя» был создан в начале писательской карьеры Прилепина, когда он находился еще в «глухой» оппозиции, и описывается там борьба молодых революционеров против установившегося в нулевые годы политического режима. Хотя переживать из-за «Саньки» в списке литературы особо не стоит. Списки эти пролистываются, и вряд ли кто-то из учащихся обратит внимание на это произведение. Если только случайно.

Таким образом, все недостатки современных учебников, о которых говорит А. Ю. Морозов можно свести к одному: созданием учебников занимаются не профессионалы. Все эти авторы являются кандидатами и докторами наук, но профессионалы они в исследовании истории, а не в ее преподавании. А как показала практика, это две разные вещи.

Все вышесказанное не значит, что авторы современных учебников негодяи, которые наживаются на детях. Мне приходилось принимать участие в разработке учебных пособий, которые выпускал один из провинциальных ВУЗов. Это были учебники не по истории, а по факультативным дисциплинам. Пособия эти имели все те же недостатки, что и федеральные учебники, но я видел, как создатели их вкладывали в них душу, честно трудились и хотели лучшего. И даже соглашались с критикой тех недочетов, на которые указывали им практикующие учителя. Правда, ни один из этих недочетов так и не был исправлен…

Диагноз очевиден: на историческом образовании в нашей стране появилась опухоль злокачественной академичности. И опухоль эта уже давно пустила метастазы. Люди, имеющие научные степени, пишут учебники истории, не понимая особенностей преподавания в школе и не желая прислушиваться к замечаниям практиков, которые знают всю школьную «кухню» изнутри. В конце своей статьи А. Ю. Морозов советует всем желающим написать учебник истории поработать в школе. Хотя бы годик, хотя бы по совместительству. Я бы добавил, что хорошо бы поработать побольше годика. А лучше иметь в команде, которая создает пособие, несколько учителей, работающих в школе не по совместительству. А еще лучше, чтобы создавали учебники именно практики, а ученые-историки выступали в качестве консультантов, как об этом пишет и автор рассматриваемой статьи.

Если с диагнозом все понятно, то как лечить болезнь, как сделать наши школьные учебники пригодными для преподавания? А. Ю. Морозов выдвигает свои требования к учебнику, которые я бы свел к одному главному обобщающему пункту: учебник необходим в первую очередь (или даже ТОЛЬКО!) для организации учебного процесса на уроке. Именно это, по мнению уважаемого педагога, является его главной функцией. Материалы для домашнего чтения всегда можно найти в интернете, а главной компетенцией, которую мы должны развить в современном ребенке – это умение находить и анализировать информацию. С этими положениями я никак не могу согласиться. Как мне кажется, в этих требованиях нашел отражение высокий педагогический уровень автора статьи и желание этот уровень абсолютизировать.

На мой взгляд, учебник нужен не только для организации урока, но и для домашнего чтения. Это необходимо по нескольким причинам. Во-первых, далеко не все дети умеют искать информацию в сети. И есть многие, кого этому не удастся научить. Это понимает и сам А. Морозов, когда говорит, что не все дети по природе историки и кому-то этот предмет не дастся, а у кого-то не вызовет интереса. И лучше снабдить ребенка надежным печатным материалом, нежели пускать в свободное плавание по просторам интернета. Не факт, что школьники не зайдут в какую-нибудь сомнительную гавань псевдоистории Петухова, Асова или Фоменко. Во-вторых, учащиеся, по крайней мере 5-6 классов, в большинстве своем еще не способны к какой-то серьезной поисковой деятельности. В-третьих, лично мне (и это не только мое мнение) хотелось бы, чтобы дети поменьше читали с экранов телефонов и не утратили окончательно навык работы с книгой. И самая банальная причина: остались еще родители, которые лимитируют пребывание своих детей в сети или полностью запрещают им пользоваться интернетом до определенного возраста. Еще есть дети (хотя их уже совсем немного), которые ходят вплоть до старших классов с кнопочными телефонами. Пускай в нынешнее время таких учащихся меньшинство, но мы должны учитывать и их возможности и не подвергать детей «цифровой дискриминации». Поэтому, на мой взгляд, учебник нужен НЕ ТОЛЬКО для работы на уроке. И главные требования, которые лично я предъявлял бы к школьным учебникам истории, это: 1) простота изложения и 2) структурированность. По второй позиции претензий к современным учебникам не меньше, чем по первой, но это совсем другая история. О «структурных» недочетах пособий, апробированных и рекомендованных Министерством Просвещения, можно написать отдельную статью.

Есть еще одна причина, по которой я считаю, что учебник необходим не только для организации урока. Большое число преподавателей истории, которых я знаю, не используют на уроках учебник ВООБЩЕ. Или ПРАКТИЧЕСКИ. При этом многие из них – педагоги замечательные, известные (естественно, на местном уровне). Общаясь с коллегами, бывая у них на уроках, я увидел множество подходов к преподаванию. И по моему очень субъективному мнению, большинству преподавателей учебник нужен именно как книга для домашнего чтения. Это не значит, что все они «отсталые», и единственное, чем дети заняты на их уроках – это пересказывание параграфов. Совсем нет. Просто методики есть разные, и каждый педагог делает акцент на своем, на том, что получается лучше всего. Кто-то очень хорошо работает с мультимедиа, кто-то дает на уроке основные факты «из параграфа» и рассуждает с детьми о причинно-следственных связях, кто-то придумывает различные игровые формы. Именно для таких творческих учителей и нужен хороший, читабельный, правильно структурированный текст для домашнего чтения. Ведь если ты занимаешься на уроке поиском причин, и ответов на вопросы «зачем» и «почему», то времени на пересказ второстепенных деталей не остается. А с ними ученики тоже должны познакомиться.

Итак, учебник нужен НЕ ТОЛЬКО для организации учебного процесса. Но это отнюдь не означает, что замечания, высказанные А. Ю. Морозовым, не верны. Просто хорошее учебное пособие должно совмещать и качественный текст для домашнего чтения, и методологический аппарат, соответствующий возрастным особенностям детей.

С ответом на вопрос: «Кто виноват?», – кажется, все ясно. Остается ответить на главный вопрос: «Что делать?». Каким образом сделать наши школьные учебники по истории (а хорошо бы, и не только по истории) пригодными для обучения? Для этого необходимо уничтожить корень зла. На мой взгляд, этим корнем является ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ УЧЕБНИКОВ.

У нас свободная страна, и любой человек может взять и написать пособие по истории или какому-нибудь другому предмету. Но в школах можно использовать ни абы какие учебники, а только те, которые прошли надежную педагогическую экспертизу, были признаны годными и оказались включены в федеральный перечень… Это в теории. На практике все выглядит иначе. У нас в стране есть монополист. Назовем его условно издательство «Х». Существует еще несколько издательств, которые делят с ним рынок. Так что, возможно, сложившуюся ситуацию можно с натяжкою назвать олигополией. Но издательство «Х» все равно номер один, и все будут плясать под его дудку. Как только появляется хороший учебник, и, естественно, школы начинают переходить на него, издательство «Х» включает административный ресурс, и… понравившаяся преподавателям книга пропадает из федерального перечня (об этом явлении в своей статье упоминал и А. Ю. Морозов). Такая вот нехитрая схема борьбы с конкурентами и монополизации рынка. Почему-то, правда, наши многочисленные правоохранительные и надзорные органы, не проявляют никакого интереса к этой схеме, хотя она удивительно проста, понятна, а самое главное, ИЗВЕСТНА абсолютно всем. По крайне мере, всем, кто работает в школе.

Хорошие учебники появятся, появятся обязательно, если отнять у издательства «Х» механизм монополизации, то есть федеральный перечень, который для этого используется. Здесь сработает «невидимая рука рынка», и будут написаны разные учебники, которые придутся по душе одним, вызовут восторг у других, негодование у третьих. Начнется конкурентная борьба.

У меня есть реальный пример того, как действует «невидимая рука» на рынке образовательных продуктов. Помимо истории я преподаю английский язык. И если вы считаете, что учебники по истории ужасны, это значит, вы не знакомы с отечественными пособиями по иностранным языкам. Учебниками издательства «Х», по которым, естественно, учится вся страна, можно пользоваться только до седьмого класса. До этого момента они, по крайней мере, пригодны, хотя хорошими их назвать нельзя. В седьмом классе школьники осилить их уже не способны. Поэтому, начиная с седьмого класса, я распечатываю для детей материалы из английского уровневого учебника (не буду его называть). Это очень неудобно, потому что учащиеся постоянно теряют листочки, забывают их дома и т.д. Но это та малая жертва, на которую приходится идти, чтобы хоть чему-то их научить. Почему английский учебник лучше нашего? Ответ очень прост. У зарубежного аналога десятки (а может быть и сотни) конкурентов. Производители пособия знают, что если он получится плохим, то никто их ругать за это не будет. Просто их книга не станет продаваться. Они вынуждены делать хороший продукт. Также вынуждены будут делать хороший продукт и наши производители. Но только если исчезнет злосчастный перечень.

Я думаю, главное, что необходимо нашему образованию сегодня – это демократизация. Учителя и администрация школ должны иметь возможность выбрать понравившийся им учебник или программу. И программ этих должно быть не одна и не три, а хотя бы тридцать. Это, как мне кажется, единственный способ сделать наши учебные пособия хорошими.

Безусловно, государство должно осуществлять надзор за образовательной деятельностью; безусловно, учебники должны проходить экспертизу. Но, на мой взгляд, экспертиза должна проверять их всего по двум критериям: 1) соответствие морально-нравственным требованиям (например, в учебнике не должна быть рекомендована литература с маркировкой 18+) и 2) научность (в нашем случае – отсутствие искажений истории).

Другое дело, как этого добиться? Сложившаяся ситуация и вся ее пагубность, понятна многим. Все знают про федеральный перечень, и специфику его использования издательством «Х». Да только дело в том, что никому не хочется терять миллионы (наверное, даже миллиарды), которые монополисты получают от продажи учебников. А значит, и не стоит ожидать, что дело скоро сдвинется с мертвой точки. Но что остается нам? Вздыхать и посыпать голову пеплом? Я считаю, нам нужно начинать говорить. Это единственное, что мы можем сейчас сделать. Мне хочется верить (и я и вправду в это верю), что среди издателей и чиновников от образования есть много честных людей, которые вправду хотят сделать наше образование лучше. И, возможно, когда-нибудь мы будем услышаны…


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.






73 просмотра

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page