top of page

26.04.2024. Yurii Latysh


Латыш Ю.В. «Прочь от Москвы!» Основные тенденции украинской политики памяти во время российско-украинской войны

ORCID 0000-0001-5884-5522








Аннотация: В статье рассмотрены основные компоненты исторической политики Украины после начала полномасштабной войны. Проанализированы особенности центрально-восточноевропейского региона памяти. Рассмотрен мемориальный ландшафт Украины, выделены его ключевые особенности в военное время – этатизм, единство и героизм, виктимность, секьюритизация и вепонизация.


Установлено, что главной составляющей политики памяти Украины во время войны является деколонизация, как продолжение декоммунизации и дерусификации. Деколонизация памяти предполагает удаление из публичного пространства символов – имен и памятных знаков, которые считаются маркерами российской имперской политики. Украина хочет «уйти» от влияния российской историографии, сформировать собственный национальный исторический нарратив и политику памяти, связанную с европейской традицией. Ожидаемый результат деколонизации – разрыв любых культурных и исторических связей между Украиной и Россией, чтобы никто более не мог считать украинцев и русских ни «одним народом», ни «братскими народами».


Реализация политики деколонизации включает в себя законодательное регулирование исторической памяти, разрушение памятников, переименование топонимов, связанных с Россией и Советским Союзом, установку памятников жертвам российской агрессии, переосмысление праздников, изменение школьного курса истории и т. п. Политику памяти Украины можно охарактеризовать лозунгом «Прочь от Москвы!» Целью такой политики является создание единого видения прошлого и ментальная мобилизация украинцев вокруг национального исторического нарратива, связанного с дискурсом «тысячелетней» национально-освободительной борьбы против «извечного» врага – России.

 

Ключевые слова: регион памяти, ландшафт памяти, секьюритизация, деколонизация, демонтаж памятников, топонимия.

 

Автор: Латыш Юрий Владимирович, кандидат исторических наук, доцент, приглашенный профессор Государственного университета Лондрины (Бразилия), заместитель главного редактора журнала «Историческая экспертиза». Email: j_latysh@ukr.net.

 

 

 

Latysh Yu. V.  “Get away from Moscow!”: Main Trends of Ukraine’s Politics of Memory during the Russo-Ukrainian War

 

Abstract: The article considers the main components of Ukraine's historical politics after the start of full-scale war. The peculiarities of the Central and Eastern European region of memory are analyzed. The memorial landscape of Ukraine is considered, highlighting its key features in wartime – statism, unity and heroism, victimhood, securitization and weaponizing.


It has been established that the main component of Ukraine's politics of memory during the war is Decolonization, as a continuation of Decommunization, and Derussification. Decolonization of memory involves the removal of symbols – names and memorial signs, which are considered markers of Russian imperial policy – from the public space. Ukraine wants to get away from the influence of Russian historiography, to shape its own national historical narrative and politics of memory, connected with the European tradition. The expected result of Decolonization is to destroy any cultural and historical connections between Ukraine and Russia so that no one considers Ukrainians and Russians to be either “one nation” or “brotherly nations.”


Implementation of the politics Decolonization includes legislative regulation of historical memory, destruction of monuments, renaming of toponyms associated with Russia and the Soviet Union, installation of monuments to the victims of Russian aggression, rethinking holidays, changes in the school history course, etc. The politics of memory of Ukraine can be described by the slogan “Get away from Moscow!” The target of such a politics is the creation of a unified vision of the past, and mental mobilization all Ukrainians around the national historical narrative, connected with the discourse of the “thousand-year” national liberation struggle against the “eternal” enemy – Russia.

Keywords: region of memory, memoryscape, securitization, decolonization, destruction of monuments, toponymy.

 

Corresponding author: Latysh Yurii Vladimirovoch, PhD (candidat istoricheskih nauk), Associate Professor, Visiting Professor of State University of Londrina (Brazil), deputy editor-in-chief of The Historical Expertise. Email: j_latysh@ukr.net

 

Статья впервые опубликована на английском языке:

Latysh Yu. “Get away from Moscow!”: Main Trends of Ukraine’s Politics of Memory during the Russo-Ukrainian War // Bazhenova H. (ed.). Russia’s War in Ukraine: Implications for the Politics of History in Central and Eastern Europe. Lublin: Instytut Europy Środkowej, 2023. Р. 31–46. URL: https://ies.lublin.pl/wp-content/uploads/2023/06/ies_policy_papers_no_2023-010.pdf

Печатается в авторском переводе.

 

Введение


Чтобы оправдать войну против Украины, российские власти используют «исторические аргументы» и злоупотребляют ими. Среди этих «аргументов» – отрицание существования украинского народа и украинского языка; утверждение, что у украинского государства нет своей истории; использование концепций «Русского мира», «Новороссии» (имеются в виду территории юга Украины, которые якобы были отторгнуты от России), разделенного русского народа; изображение Украины как нацистского государства. Все эти мифы изложены в статье президента Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев», которая послужила прелюдией к полномасштабному российскому вторжению 24 февраля 2022 года [1]. В Украине намерения и действия Путина воспринимаются как прямая угроза существованию украинского народа и его идентичности (Kasianov 2022а).


Украину относят к центрально-восточноевропейскому региону памяти. Здесь сформировалась особая культура исторической памяти. Барбара Торнквист-Плева считает, что народы и жители региона имеют общий или схожий исторический опыт. Следовательно, Центральную и Восточную Европу можно рассматривать как особый регион памяти, характеризующийся «одержимостью прошлым», «избытком воспоминаний» и мощным присутствием государств и церквей в качестве акторов памяти. Ландшафт памяти в этом регионе можно описать как постколониальный, посткатастрофический и постсоциалистический (Törnquist-Plewa 2020: 15).


На его формирование повлияли следующие особенности исторического развития:

▪ запоздалая модернизация, обусловленная периферийным статусом региона;

▪ длительный контроль со стороны империй;

▪ запоздалое строительство наций и государств;

▪ опыт пережитого экстремального насилия при нацизме и сталинизме (согласно концепции «кровавых земель» Тимоти Снайдера).


В Украине после 1991 года не сложилось единого исторического канона, вместо этого возникла конкуренция между двумя основными моделями исторической памяти – украинской национальной и постсоветской (советско-ностальгической). После событий Евромайдана и российского вмешательства в Крыму и на Донбассе в 2014 году украинские власти при поддержке правых активистов и группы историков во главе с Владимиром Вятровичем начали политику жесткой декоммунизации, используя принципы шоковой терапии (скорее «доктрины шока» согласно Наоми Кляйн) в области политики памяти [2].

 

Мемориальный ландшафт Украины во время войны


Среди основных особенностей ландшафта памяти современной Украины следует упомянуть:


Этатизм. Одной из основных характеристик мемориального ландшафта в Восточной Европе и на постсоветском пространстве является ключевая роль государства в формировании политики памяти через законодательство и специальные учреждения и институты. В Украине ключевую роль играет Украинский институт национальной памяти (УИНП), являющийся центральным исполнительным органом власти. Традиционно политика памяти относится к сфере полномочий Президента Украины (Kyrydon 2022: 138). Во время войны возросло влияние Министерства культуры и информационной политики Украины (МКИП).


Независимое украинское государство объявляется высшей ценностью, а его существование – залогом выживания украинского народа. Все трагедии украинцев (мировые войны и геноцидные акты) считаются следствием отсутствия собственного государства (В’ятрович 2023). Термин «бездержавність» («безгосударственность», «отсутствие государства») часто используется в украинском языке, но его смысл трудно передать на других языках. В качестве защитной реакции возникло понятие «уязвимой нации», включающее в себя язык, историю и память, которые постоянно находятся под угрозой запрета и уничтожения. Соответственно, историческая политика рассматривается как важное средство легитимации существования нации и государства, консолидации общества, предотвращения повторения прошлых трагедий, а с 2014 года и противодействия российскому вторжению (Яблонський 2019: 5, 7). Во время войны 85 % жителей Украины одобряют необходимость государственной политики в сфере исторической памяти (КМІС 2023: 38).


Единство и героизм. Господствует мнение, что коллективная память и мемориальные практики должны объединять общество, воспитывать чувство гордости и служить примером для новых поколений, готовя их к будущим жертвам во имя Родины. Этот тезис приобретает особое значение во время войны. В Украине регулярно проводятся церемонии торжественного захоронения павших солдат, на которых выступают официальные лица и представители общественности, совершаются религиозные обряды, зачастую люди встают на колени в знак благодарности погибшим. Периодически ведутся дискуссии о создании национального Пантеона героев и Национального военного мемориального кладбища [3].


Виктимность. Алейда Ассман отмечала, что «государства, получившие независимость после крушения Восточного блока, основывали свою идентичность… преимущественно на роли жертвы, сделав травматическую историю сталинских репрессий и советской оккупации коллективной опорой отношения к прошлому» (Ассман 2016: 158). В настоящее время украинская политика памяти на международной арене сосредоточена на признании геноцидом Голодомора 1932–1933 годов [4] и действий российской армии в ходе продолжающейся войны (Верховна Рада України 2023).


Секьюритизация – провозглашение исторической памяти неотъемлемой частью государственной безопасности (см.: Mälksoo 2015). Секьюритизация исторической памяти, начавшаяся после российского вторжения в 2014 году, служит средством обеспечения безопасности национального исторического нарратива путем делегитимации вплоть до криминализации советских и российских нарративов, рассматриваемых в качестве угрозы государству и обществу. В частности, законы о декоммунизации 2015 года были представлены правительством как необходимость, поскольку советское прошлое провозглашалось угрозой независимости Украины. Стоит отметить, что восточноевропейская модель памяти довольно конфликтогенна и часто приводит к «войнам памяти» между соседними народами и государствами по поводу интерпретации прошлого. В международных отношениях секьюритизация интерпретации истории может привести к дилемме мнемонической безопасности. Эта дилемма возникает, когда одно государство оспаривает исторический нарратив, служащий «основополагающим мифом» для другого (Севастьянова, Ефременко 2020: 77). Исторический нарратив, использовавшийся для легитимации украинского государства и объединения народа, систематически оспаривался Россией. Со времен президентства Виктора Ющенко (2005–2010 гг.) между Россией и Украиной ведутся «войны памяти» разной интенсивности, которые с 2014 года разворачиваются на фоне гибридной, а с 24 февраля 2022 года – полномасштабной войны (Латиш 2022: 181).


Вепонизация – провозглашение исторической науки и памяти «полем битвы» («историческим фронтом») в ходе войны или военного конфликта. Министерство обороны Украины стало влиятельным актором политики памяти. В 2022 году был создан Центр военной истории Вооруженных сил Украины, который организует конференции, издает книги, статьи и ежемесячник «Военно-историческое описание российско-украинской войны». Среди сотрудников центра не только офицеры, но и историки, мобилизованные во время военного положения. По словам Георгия Касьянова, «война обострила еще одну известную тенденцию: стирание грани между академическими исследованиями и пропагандой» (Kasianov 2022б: 1296).

 

Деколонизация памяти


Во время войны главным компонентом украинской политики памяти стала деколонизация, как продолжение декоммунизации, стартовавшей в 2015 году, и дерусификации, начатой отдельными местными властями и правыми активистами после полномасштабного российского вторжения. Деколонизация памяти предполагает удаление из публичного пространства символов, в том числе имен и памятных знаков, которые рассматриваются как маркеры российской имперской политики. Украина декларирует намерение дистанцироваться от влияния российской историографии, сформировать свой собственный национальный исторический нарратив и развивать политику памяти, связанную с европейской традицией (Baluk, Doroshko 2022: 133, 169). Ожидаемый результат деколонизации – разрыв культурных и исторических связей между Украиной и Россией, что не позволит никому рассматривать украинцев и русских как «одну нацию» или «братские народы».


Смысл политики деколонизации наиболее емко сформулировал погибший на войне общественный активист Роман Ратушный: «Выжигайте в себе всю русскую субкультуру. Выжгите все воспоминания из своего детства, связанные с российско-советскими временами. Сожгите мосты в отношениях с родственниками или друзьями, которые поддерживают другую сторону, со всеми, кто является носителем русской субкультуры. Иначе все это сожжет вас» (Ратушний 2022).


Имплементация политики мнемонической деколонизации включает в себя такие основные компоненты:


Законодательное регулирование исторической памяти. В декабре 2022 года вступил в силу закон «Об основных принципах государственной политики в сфере формирования украинской национальной и гражданской идентичности». Этот закон обязывает государство популяризировать историю Украины, в частности, борьбу украинского народа за самоопределение и создание собственного государства, а также лиц, боровшихся за независимость и территориальную целостность Украины (Закон України 13.12.2022).


В марте 2023 года был принят закон «Об осуждении и запрете пропаганды российской имперской политики в Украине и деколонизации топонимии», который вступил в силу в июле 2023 года. Закон запрещает пропаганду российской имперской политики и ее символики. В течение шести месяцев местные власти должны были убрать символы «русского мира» из общественного пространства, что включало демонтаж памятников и памятных знаков, а также переименование улиц и других объектов (Закон України 21.03.2023).


В июне 2023 года вступил в силу закон, получивший неофициальное название «Анти-Пушкин», который упрощает процедуру исключения из Государственного реестра памятников, считающихся символами российской имперской и советской тоталитарной политики и идеологии (Закон України 3.05.2023) [5].


Демонтаж памятников, переименование топонимов, связанных с Россией и СССР. После полномасштабного вторжения они стали восприниматься как маркеры захватчика, с помощью которых империя «клеймила» свою территорию. Считается, что, избавившись от этих меток, жертва может разорвать исторические связи с агрессором (Betlii 2022: 149).


Весной 2022 года по инициативе местных властей и ультраправых активистов началось переименование топонимов и демонтаж памятников, в основном в западных областях Украины. Иногда памятники становились жертвами вандалов. Позже для регулирования этого стихийного процесса, названного дерусификацией, МКИП создало Экспертный совет по преодолению последствий русификации и тоталитаризма. Экспертный совет подготовил рекомендации, в которых подчеркивалось, что вопросы сохранения в публичном пространстве или замены (в случае с топонимами), демонтажа и переноса (в случае с памятниками) должны решаться в соответствии с действующим законодательством (МКІП 2022а).


Впоследствии Экспертный совет составил список из десяти наиболее распространенных российских урбанонимов, рекомендованных к переименованию. В их число вошли имена космонавтов Юрия Гагарина и Владимира Комарова, поэтов и писателей Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Максима Горького и Владимира Маяковского, советского летчика Валерия Чкалова, селекционера Ивана Мичурина, полководца Александра Суворова и Героя Советского Союза Александра Матросова (МКІП 2022б).


В 2022 году в Украине было переименовано 9859 топонимов и демонтировано 145 памятников, в том числе 34 памятника Пушкину (МКІП 2023). «Жертвами» деколонизации стали также памятники и топонимы, связанные с русскими, не поддерживавшими имперскую политику (декабристы, Александр Герцен, Владимир Маяковский, Андрей Сахаров), а также памятники и могилы участников Великой Отечественной войны [6].


Уникальные советские памятники не демонтируются, а декоммунизируются. В августе 2023 года на щите знаменитого монумента «Родина-мать» в Киеве советский серп и молот был заменен украинским тризубом. Решение о замене герба поддержали 85 % (662 тысячи человек) участников голосования в электронном сервисе государственных услуг «Дія».


Установление памятников жертвам российско-украинской войны. Весной и летом 2023 года было установлено несколько таких памятников. Среди них – памятник в Харькове, посвященный детям, погибшим во время войны, мемориальная стена в честь жертв в Буче Киевской области, мемориальный фонтан во Львове в память о Герое Украины Дмитрии «Да Винчи» Коцюбайло (1995–2023) и всех добровольцев российско-украинской войны.


Переосмысление праздников. Изменения включают установление Дня памяти и победы над нацизмом во Второй мировой войне 8 мая вместо Дня Победы 9 мая, Дня украинской государственности (Дня крещения Киевской Руси) 15 июля, а также перевод большинства религиозных праздников с юлианского на новоюлианский календарь, включая перенос Рождества с 7 января на 25 декабря.


Изменения в школьной программе по истории. Центральным нарративом становится колониальный статус Украины в составе Российской империи и СССР.


Изъятие русской и советской литературы из библиотек. С этой целью в апреле 2022 года МКИП создало Совет по развитию библиотечной сферы [7].

 

Выводы


Россия ведет против Украины не только конвенциональную войну, но и войну в сфере исторической памяти. Российская историческая политика ставит под угрозу существование украинского народа, отрицает жизнеспособность его государства и утверждает, что история Украины неотделима от общероссийкой.


Украина вынуждена защищать свою историческую память, которая была поставлена под жесткий государственный контроль, включающий законодательное регулирование истории, пропаганду героизма, использование трагедий и травм прошлого, а также усилия по уничтожению всего, что связано с памятью противника, например, памятников, топонимов и литературы. Хотя государство является основным актором в сфере исторической памяти, контроль над политикой памяти не полностью монополизирован властями в лице президента Украины, MКИП и УИНП. Частичное влияние сохраняют местные органы власти и гражданское общество.


Политику памяти Украины можно охарактеризовать лозунгом «Прочь от Москвы!», который приписывают писателю Николаю Хвылевому (1893–1933). Целью такой политики является установление единого видения прошлого; разрушение всех исторических и культурных связей с Россией, отрицание и запрет (вплоть до уголовной ответственности) российских и советских исторических нарративов; ментальная мобилизация всех украинцев вокруг антиколониального, антикоммунистического, консервативного, националистического исторического нарратива, связанного с дискурсом «тысячелетней» национально-освободительной борьбы против «извечного» врага – России.


Официальное использование в Украине пейоратива «рашизм» в понимании «российский фашизм» маркирует Россию как абсолютное зло, с которым нельзя заключать никаких договоров и невозможно сосуществовать в будущем. Ее нужно только победить. По меткому замечанию Ильи Кононова, исчезает платформа для послевоенного мирного сосуществования (Кононов 2022). Политика памяти Украины исходит из того, что выживет только одно из воюющих государств, или же война будет длиться бесконечно, подобно арабо-израильскому конфликту.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


Ассман 2016 – Ассман А. Новое недовольство мемориальной культурой. М.: НЛО, 2016. 232 с.

Верховна Рада України 2023 – Постанова Верховної Ради України від 14 квітня 2022 р. № 2188-IX «Про Заяву Верховної Ради України “Про вчинення Російською Федерацією геноциду в Україні”» // Верховна Рада України. 2022. 14 апреля. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/2188-20#Text 

В’ятрович 2023 – Володимир В’ятрович: Теперішня війна найкраще демонструє, що українці усвідомлюють цінність своєї держави і готові її захищати // УНІАН. 2017. 10 июля. URL: https://www.unian.ua/society/2021196-volodimir-vyatrovich-teperishnya-viyna-naykrasche-demonstrue-scho-ukrajintsi-usvidomlyuyut-tsinnist-svoeji-derjavi-i-gotovi-jiji-zahischati.html

Закон України 13.12.2022 – Закон України від 13 грудня 2022 р. № 2834-IX «Про основні засади державної політики у сфері утвердження української національної та громадянської ідентичності» // Верховна Рада України. 2022. 13 декабря. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/2834-20#Text

Закон України 21.03.2023 – Закон України від 21 березня 2023 р. № 3005-IX «Про засудження та заборону пропаганди російської імперської політики в Україні і деколонізацію топонімії» // Верховна Рада України. 2023. 21 марта. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/3005-20#Text

Закон України 3.05.2023 – Закон України «Про внесення змін до деяких законів України щодо особливостей формування Державного реєстру нерухомих пам’яток України» // Верховна Рада України. 2023. 3 мая. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/3097-20#Text

КМІС 2023 – Київський міжнародний інститут соціології, Історична пам’ять: результати соціологічного опитування дорослих жителів України. Аналітичний звіт. [Київ] 2023. 76 с. URL: https://www.kiis.com.ua/materials/news/20230320_d2/UCBI_History2023_rpt_UA_fin.pdf

Кононов 2022 – Кононов І. Політика пам’яті воюючих сторін в ході російсько-української війни 2022 р.: схожість у взаємному виключенні // Островок. 2022. 8 декабря. URL: http://www.ostrovok.lg.ua/statti/kultura/illya-kononov-politika-pamyati-voyuyuchih-storin-v-hodi-rosiysko-ukrayinskoyi-viyni-2022-r-shozhist-u

Латиш 2022 – Латиш Ю. Сек’юритизація історичної пам’яті під час російсько-української війни // Наукові праці Кам’янець-Подільського національного університету імені Івана Огієнка. Історичні науки. 2022. Т. 38. С. 178–188.

МКІП 2022а – Рекомендації Експертної ради МКІП щодо окремих категорій пам’ятників і монументів, пов’язаних із російською та радянською імперською історією // Міністерство культури та інформаційної політики України. 2022. 28 октября. URL: https://mcip.gov.ua/news/rekomendatsii-ekspertnoi-rady-mkip-shchodo-okremykh-katehoriy-pam-iatnykiv-i-monumentiv-pov-iazanykh-iz-rosiyskoiu-ta-radianskoiu-imperskoiu-istoriieiu/

МКІП 2022б – ТОП-10 найбільш вживаних в Україні «російських» урбанонімів, рекомендованих до перейменування Експертною радою МКІП // Міністерство культури та інформаційної політики України. 2022. 2 августа. URL: https://mcip.gov.ua/news/top-10-naybilsh-vzhyvanykh-v-ukraini-rosiyskykh-urbanonimiv-rekomendovanykh-do-pereymenuvannia-ekspertnoiu-radoiu-mkip/

МКІП 2023 – У 2022 році в Україні перейменували майже 10 тисяч топонімів // Міністерство культури та інформаційної політики України. 2023. 10 апреля. URL: https://mcip.gov.ua/news/u-2022-rotsi-v-ukraini-pereymenuvaly-mayzhe-10-tysiach-toponimiv/

Ратушний 2022 – Роман Ратушний // Український інститут. Українські громадські діячі на війні. URL: https://ui.org.ua/artists/roman-ratushnyi/

Севастьянова, Ефременко 2020 – Севастьянова Я. В., Ефременко Д. В. Секьюритизация памяти и дилемма мнемонической безопасности // Политическая наука. 2020. № 2. С. 66–86.

Яблонський 2019 – Політика історичної пам’яті в контексті національної безпеки України: аналітична доповідь, за заг. ред. В. М. Яблонського. Київ: НІСД, 2019. 144 с.

Baluk, Doroshko 2022 – Baluk W., Doroshko M. Historia – pіaszczyzna wpіywu w relacjach rosyjsko-ukraiсskich w latach 2014–2022 // Rocznik Instytutu Europy Środkowo-Wschodniej. 2022. 20, zesz. 4. S. 133–176.

Betlii 2022 – Betlii O. The Identity Politics of Heritage: Decommunization, Decolonization, and Derussification of Kyiv Monuments after Russia’s Full-Scale Invasion of Ukraine // Journal of Applied History. 2022. Vol. 4, issue 1–2. P. 149–169.

Kasianov 2022б – Kasianov G. Challenges of antagonistic memory: Scholars versus politics and war // Memory Studies. 2022. Vol. 15, issue 6. Р. 1295–1298.

Kyrydon 2022 – Kyrydon A. The Politics of Memory in Independent Ukraine: Main Trends // Constructing Memory: Central and Eastern Europe in the New Geopolitical Reality, ed. Н. Bazhenova. Lublin: Instytut Europy Środkowej, 2022. Р. 129–162.

Mälksoo 2015 – Mälksoo M. “Memory Must Be Defended”: Beyond the Politics of Mnemonical Security // Security Dialogue. 2015. Vol. 46, issue 3. P. 221–237.

Törnquist-Plewa 2020 – Törnquist-Plewa B. Eastern and Central Europe as a Region of Memory. Some Common Traits // Constructions and Instrumentalization of the Past. A Comparative Study on Memory Management in the Region, ed. N. Mörner. Stockholm: Södertörn University, 2020. Р. 15–22.

 

REFERENCES

Assmann A. Novoe nedovolstvo memorialnoy kulturoy. Moscow: NLO, 2016. 232 р.

Baluk W., Doroshko M. Historia – pіaszczyzna wpіywu w relacjach rosyjsko-ukraiсskich w latach 2014–2022 // Rocznik Instytutu Europy Środkowo-Wschodniej. 2022. 20, zesz. 4. S. 133–176.

Betlii O. The Identity Politics of Heritage: Decommunization, Decolonization, and Derussification of Kyiv Monuments after Russia’s Full-Scale Invasion of Ukraine // Journal of Applied History. 2022. Vol. 4, issue 1–2. P. 149–169.

Istorychna pamiat: rezultaty sotsiolohichnoho opytuvannia doroslykh zhyteliv Ukrainy. Analitychnyi zvit. [Kyiv]: Kyivskyi mizhnarodnyi instytut sotsiolohii, 2023. 76 p. URL: https://www.kiis.com.ua/materials/news/20230320_d2/UCBI_History2023_rpt_UA_fin.pdf

Kasianov G. Challenges of antagonistic memory: Scholars versus politics and war // Memory Studies. 2022. Vol. 15, issue 6. Р. 1295–1298.

Kononov I. Polityka pamiati voiuiuchykh storin v khodi rosiisko-ukrainskoi viiny 2022 r.: skhozhist u vzaiemnomu vykliuchenni // Ostrovok. 2022. 8 December. URL: http://www.ostrovok.lg.ua/statti/kultura/illya-kononov-politika-pamyati-voyuyuchih-storin-v-hodi-rosiysko-ukrayinskoyi-viyni-2022-r-shozhist-u

Kyrydon A. The Politics of Memory in Independent Ukraine: Main Trends // Constructing Memory: Central and Eastern Europe in the New Geopolitical Reality, ed. Н. Bazhenova. Lublin: Instytut Europy Środkowej, 2022. Р. 129–162.

Latysh Yu. Sekiurytyzatsiia istorychnoi pamiati pid chas rosiisko-ukrainskoi viiny // Naukovi pratsi Kamianets-Podilskoho natsionalnoho universytetu imeni Ivana Ohiienka. Istorychni nauky. 2022. Vol. 38. P. 178–188.

Mälksoo M. “Memory Must Be Defended”: Beyond the Politics of Mnemonical Security // Security Dialogue. 2015. Vol. 46, issue 3. P. 221–237.

Polityka istorychnoi pamiati v konteksti natsionalnoi bezpeky Ukrainy: analitychna dopovid, za zah. red. V. M. Yablonskoho. Kyiv: NISD, 2019. 144 p.

Postanova Verkhovnoi Rady Ukrainy vid 14 kvitnia 2022 r. № 2188-IX “Pro Zaiavu Verkhovnoi Rady Ukrainy «Pro vchynennia Rosiiskoiu Federatsiieiu henotsydu v Ukraini»”. 2022. 14 April. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/2188-20#Text

Roman Ratushnyi // Ukrainskyi instytut. Ukrainski hromadski diiachi na viini. URL: https://ui.org.ua/artists/roman-ratushnyi/

Rekomendatsii Ekspertnoi rady MKIP shchodo okremykh katehorii pamiatnykiv i monumentiv, poviazanykh iz rosiiskoiu ta radianskoiu imperskoiu istoriieiu // Ministerstvo kultury ta informatsiinoi polityky Ukrainy. 2022. 28 October. URL: https://mcip.gov.ua/news/rekomendatsii-ekspertnoi-rady-mkip-shchodo-okremykh-katehoriy-pam-iatnykiv-i-monumentiv-pov-iazanykh-iz-rosiyskoiu-ta-radianskoiu-imperskoiu-istoriieiu/

Sevastyanova Ya. V., Efremenko D. V. Sekyuritizatsiya pamyati i dilemma mnemonicheskoy bezopasnosti // Politicheskaya nauka. 2020. № 2. P. 66–86.

TOP-10 naibilsh vzhyvanykh v Ukraini “rosiiskykh” urbanonimiv, rekomendovanykh do pereimenuvannia Ekspertnoiu radoiu MKIP // Ministerstvo kultury ta informatsiinoi polityky Ukrainy. 2022. 2 August. URL: https://mcip.gov.ua/news/top-10-naybilsh-vzhyvanykh-v-ukraini-rosiyskykh-urbanonimiv-rekomendovanykh-do-pereymenuvannia-ekspertnoiu-radoiu-mkip/

Törnquist-Plewa B. Eastern and Central Europe as a Region of Memory. Some Common Traits // Constructions and Instrumentalization of the Past. A Comparative Study on Memory Management in the Region, ed. N. Mörner. Stockholm: Södertörn University, 2020. Р. 15–22.

U 2022 rotsi v Ukraini pereimenuvaly maizhe 10 tysiach toponimiv // Ministerstvo kultury ta informatsiinoi polityky Ukrainy. 2023. 10 April. URL: https://mcip.gov.ua/news/u-2022-rotsi-v-ukraini-pereymenuvaly-mayzhe-10-tysiach-toponimiv/

Volodymyr Viatrovych: Teperishnia viina naikrashche demonstruie, shcho ukraintsi usvidomliuiut tsinnist svoiei derzhavy i hotovi yii zakhyshchaty // UNIAN. 2017. 10 July. URL: https://www.unian.ua/society/2021196-volodimir-vyatrovich-teperishnya-viyna-naykrasche-demonstrue-scho-ukrajintsi-usvidomlyuyut-tsinnist-svoeji-derjavi-i-gotovi-jiji-zahischati.html

Zakon Ukrainy vid 13 hrudnia 2022 r. № 2834-IX “Pro osnovni zasady derzhavnoi polityky u sferi utverdzhennia ukrainskoi natsionalnoi ta hromadianskoi identychnosti” // Verkhovna Rada Ukrainy. 2022. 13 December. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/2834-20#Text 

Zakon Ukrainy vid 21 bereznia 2023 r. № 3005-IX “Pro zasudzhennia ta zaboronu propahandy rosiiskoi imperskoi polityky v Ukraini i dekolonizatsiiu toponimii” // Verkhovna Rada Ukrainy. 2023. 21 March. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/3005-20#Text

Zakon Ukrainy “Pro vnesennia zmin do deiakykh zakoniv Ukrainy shchodo osoblyvostei formuvannia Derzhavnoho reiestru nerukhomykh pamiatok Ukrainy” // Verkhovna Rada Ukrainy. 2023. 3 May. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/3097-20#Text

 

Примечания к русскому переводу

[1] Эти мысли Президент России высказывал также в телевизионных обращениях 21 и 24 февраля 2022 года, в которых обосновал идеологические предпосылки «специальной военной операции», выступлении на пленарном заседании Всемирного русского народного собора 28 ноября 2023 года, во время «прямой линии» 14 декабря 2023 года, в интервью американскому журналисту Такеру Карлсону 9 февраля 2024 года и других выступлениях и интервью.

[2] О декоммунизации в Украине подробнее см.: Zhurzhenko T. A Divided Nation? Reconsidering the Role of Identity Politics in the Ukraine Crisis // Die Friedens-Warte. 2014. Vol. 89 (1/2). P. 249–267; Marples D. Decommunization, Memory Laws, and “Builders of Ukraine in the twentieth Century” // Acta Slavica Iaponica. 2018. Vol. 39. P. 1–22; Касьянов Г. В. «Декоммунизация» в Украине, 2014–2021: процесс, акторы, результаты // Историческая экспертиза. 2021. № 4. С. 174–200.

[3] 15 марта 2024 года Кабинет Министров Украины официально определил расположение Национального военного мемориального кладбища – два участка в Гатном Фастовского района Киевской области. Здесь планируется захоронение участников российско-украинской войны (см.: Латыш Ю. Хроника исторической политики Украины (март 2024 года) // Историческая экспертиза. URL: https://www.istorex.org/post/02-04-2024-yurii-latysh).

[4] Признание Голодомора геноцидом на международном уровне существенно ускорилось после 24 февраля 2022 года. Если до 2022 года его признавали только 15 стран-членов ООН и Ватикан, то после российского вторжения к ним присоединились еще 17 государств, в том числе Германия, Франция и Великобритания, а также Европейский парламент и Парламентская ассамблея Совета Европы.

[5] Этот закон позволил Кабинету Министров Украины 10 ноября 2023 года снять охранный статус с монументов Александру Пушкину в Киеве, Житомире, Харькове и Одессе, Николаю Щорсу в Киеве, «Украина – освободителям» в Ужгороде, могилы генерала Николая Ватутина в Мариинском парке Киева и ряда других.

[6] Не существует единого списка лиц и названий, которые подпадают под деколонизацию, что дает органам местного самоуправления больше свободы в действиях. Западные области Украины, в первую очередь, Львовская и Ивано-Франковская, осуществляют демонтаж всех монументов, установленных в советское время, включая памятники советским воинам на территории сел и кладбищ, солдатским матерям, колхозницам и т. п., которые прямо не подпадают ни под действие законов о декоммунизации, ни под действие закона о деколонизации топонимии. Несмотря на протесты в некоторых территориальных общинах, 30 января 2024 председатель Львовской областной военной администрации М. Козицкий отчитался, что в области демонтированы все 312 советских монументов. Однако вскоре активисты обнаружили уцелевший «символ тоталитарного режима» в селе Островок. Это памятник воинам погранзаставы Рава-Русского погранотряда, которые, как гласит надпись, «22 июня 1941 г. в 4:00 утра вступили в смертельную схватку с германским фашизмом» (У громаді на Львівщині “сховали” радянський пам’ятник // Бомок. 2024. 8 апреля. URL: https://bomok.com.ua/novyny/u-gromadi-na-lvivshhyni-shovaly-radyanskyj-pam-yatnyk/).

[7] К деколонизации памяти также имеют непосредственное отношение изменения в языковой политике, направленные на расширение сферы использования украинского языка и сокращение сферы использования русского языка; вмешательство государства в религиозную жизнь для ограничения влияния и возможного запрета Украинской Православной Церкви, до мая 2022 года декларировавшей единство с РПЦ; ограничение и запрет российского культурного продукта: телевидения, музыки, книг и т.д. Рассмотреть все эти аспекты в рамках данной статьи не представляется возможным.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.



102 просмотра

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page