Константин Морозов Бюрократическая централизованная модель управления исторической наукой...





Константин Морозов Бюрократическая централизованная модель управления исторической наукой полностью себя исчерпала…








Поводом для появления статьи стала стенограмма встречи В.В. Путина с "историками и представителями традиционных религий России" 4 ноября - в «День национального единства». В статье поднимается вопрос о пагубности всей сложившейся системы государственно-бюрократического устройства науки. Показано, что дискредитирована сама модель раболепного служения государству, которую до сих пор оправдывают многие учёные и преподаватели. То, что мы увидели и услышали 4 ноября, складывалось десятилетиями и отнюдь не только в годы путинского правления. Бюрократическая централизованная модель управления исторической наукой (как, впрочем, и другими) полностью себя исчерпала. Проводится мысль о том, что без свободы слова и права на свободу мнения не добиться процветающей науки, особенно гуманитарной.


Ключевые слова: Россия, Путин, историки, историческая наука, репутация ученого, репутация университетов, система государственно-бюрократического устройства науки, РИО и РВИО

Сведения об авторе: Константин Николаевич Морозов - д.и.н., сотрудник ликвидированного Международного Мемориала, исследователь в Ecole des hautes etudes en sciences sociales (Paris), профессор МВШСЭН (Шанинка) и Свободного Университета/Brīvā universitāte

Контактная информация: morozov.socialist.memo@gmail.com


Заставил себя прочитать стенограмму т.н. встречи В.В. Путина с "историками и представителями традиционных религий России" 4 ноября - в «День национального единства». Историки в заголовке стенограммы, опубликованной на kremlin.ru, еще не причислены к представителям религии, но уже перечисляются в одном ряду с ними… Не менее любопытно, как Путин поздоровался с присутствующими - «Добрый день, уважаемые коллеги, Ваше Святейшество, уважаемые представители религиозных организаций России!» Историки названы бывшим подполковником КГБ, а ныне президентом РФ (в легитимности нахождения которого у власти сомневаются весьма многие и в России и за ее пределами) - «уважаемыми коллегами»...

Вроде бы пустяк, обычный оборот речи и дань вежливости, но мог бы он и историков назвать по профессиональной принадлежности, как и представителей религий…

На первый взгляд, все то, что происходило в зале, и перечисление историков в одном ряду с представителями традиционных религий - для истории как науки и ученых-историков выглядело как приговор. Но почему только на первый взгляд? Потому что истории как науки в зале не было... То, что академик А.О. Чубарьян присвоил себе право говорить и благодарить "вождя" от имени всех историков, не должно вводить в заблуждение.

Читать славословие и словоблудие ряда «коллег» было стыдно и неприятно. Впрочем, окончательное уничтожение репутаций многих из них было давно ожидаемо.

Но, увы, дело не сводится лишь к их самокомпрометации. После февральского письма, подписанного несколькими сотнями ректоров, совершивших ради сохранения своего кресла фактическое предательство в отношении своих университетов и коллективов, это, пусть и значительно меньшее по значению, событие, которое заставило историков задуматься, а действительно ли они делегировали право начальникам «исторического ведомства» говорить от своего имени, ставя под удар и свой авторитет, и авторитет истории как науки. Наверное, не стоит и упрощать мотивы части руководителей, которые считают, что они спасают свои университеты и академические институты от разгона и безденежья. С одной стороны, путем компромиссов и уступок власти – спасают, но с другой стороны, когда вдруг оказывается перейдена красная черта, репутация многих университетов уничтожается в глазах их зарубежных и отечественных коллег, хотя их сотрудники и продолжают ходить на работу и получать зарплату. Диалектика, в общем, печальная и даже трагическая… Да и как люди многие из этих руководителей довольно сильно отличаются друг от друга. Некоторые из них, такие, как, например, Ю.А. Петров, хороший историк, к которому я всегда относился с уважением, конечно, стал заложником выбранного пути… Но я и камень в него не буду бросать и в один ряд с А.Безбородовым не поставлю.

Меньше всего хотелось бы свести серьезные проблемы лишь к критике отдельных начальников, игнорируя пагубность всей системы государственно-бюрократического устройства науки и не замечая массы морально-этических проблем и парадоксов.

Сначала сотни ректоров, подписавших обращение Союза ректоров России, бесславно завершили свою эволюцию и погубили не только свою репутацию – впрочем, плевать на неё и на то, что от неё осталось. Что, например, оставалось к февралю 2022 г. от репутации того же ректора РГГУ А. Безбородова, который ещё в июле-августе 2019 г. «побежал впереди паровоза», заявляя о необходимости отчислений задержанных в ходе протестов студентов? Эти ректоры погубили и репутации своих вузов, в том числе тех, в которых сотни и тысячи студентов, преподавателей и выпускников протестовали против «военной спецоперации». И это настоящая подлость с их стороны и предательство своих (уже не своих) университетов и коллег (тоже бывших). Репутации десятков и сотен университетов, среди которых МГУ, РГГУ, Бауманка, Вышка и другие, убиты безвозвратно, научное сообщество Европы будет их теперь бойкотировать.

Впрочем, получилось по старой русской поговорке: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». С одной стороны, сегодня сотни ректоров, академиков и член-корров, докторов и кандидатов наук явили всему миру свою истинную сущность, предав и науку, и свои университеты и факультеты, и своих студентов и коллег, и настолько испортили свою репутацию, что их уход с позором уже предрешен и является только вопросом времени. Но дело даже не в уходе, ведь вполне возможно, что агония режима займет годы и многие из них уйдут в мир иной. Важнее, что они поступили с собой так, как сказал историк А.А. Кизеветтер век тому назад об А.В.Пешехонове: «Испортил человек себе некролог...». Эти тысячи людей, сохраняя свои места, комфорт и высокие доходы, «плюнули в вечность» и навсегда «испортили себе некрологи». Будем надеяться, что скоро этот «плевок в вечность» станет очевидным для многих.

И напротив, те, кто подвергается сегодня гонениям и вынужден покинуть свои университеты, письменные столы или страну, как и те, кто остается в России и пытается противостоять или, по крайней мере, не участвовать в творящейся вакханалии, имеют шанс сохранить свои репутации учёных и преподавателей. В то же время нельзя от людей, которым пообещали, что их проглотят, как мошку и выплюнут на панель, требовать, чтобы они «бросались на амбразуру».

Те из инакомыслящих, кто решил остаться в России и не молчат, вызывают у меня чувство большого уважения.

Ещё важнее, что дискредитированы не только и не столько конкретные люди. Дискредитирована сама модель раболепного служения государству, которую до сих пор оправдывают многие учёные и преподаватели. То, что мы увидели и услышали 4 ноября, складывалось десятилетиями и отнюдь не только в годы путинского правления. Позволю себе использовать те свои мысли о том, что бюрократическая централизованная модель управления исторической наукой (как, впрочем, и другими) полностью себя исчерпала, которые я сформулировал в мае этого года для электронного портала «Рефорум».

Сегодня уже очень многим стало ясно, как опасно, когда недобросовестная и неадекватная власть использует историю как «служанку политики» (если не сказать резче), как инструмент для оправдания реакции, для скатывания к архаике, для усиления имперскости и национализма, для оправдания агрессии вовне и внутри (прямо по слогану царских ещё времен – искоренять «врага внешнего и внутреннего»). Пора бы уже всем нам осознать, что слишком дорого и народам России, и её соседям обходятся завышенные самооценки её случайно дорвавшихся до власти правителей, то мнящих себя великими марксистами и специалистами в вопросах языкознания, то использующих историю для оправдания архаичной имперско-советской политики доминирования, грозящей большими бедами и самой России, и её народам и всему миру.

Перефразируя Ш.-М.Талейрана, писавшего «Война – слишком серьёзное дело, чтобы доверять её военным», можно сказать, что не только история, не только наука, но вся наша жизнь слишком серьёзное дело, чтобы доверять его бюрократам и правителям. Конечно, это тема отдельного и большого разговора, но всё же отмечу, что без свободы как системы защиты прав человека и без демократии и соответствующих выборных и самоуправляющихся институтов процветающего общества не достичь. Как без свободы слова и права на свободу мнения не добиться процветающей науки, особенно гуманитарной. Не случайно авторитарная и тоталитарная власть – царская, советская, постсоветская – трижды вступала в конфликт с интеллигенцией, для значительной части которой профессиональная и творческая самореализация невозможна без свободы слова и свободы мнения. И не случайно инструментарий у этой авторитарной бюрократии одинаков: цензура, репрессии и натравливание «простого/глубинного народа» на чуждую и «непатриотичную» интеллигенцию да «инородцев». Хотя есть и некоторая надежда, что и часть элит, и часть общества трансформируют свое понимание грозящей катастрофы в верные решения , чтобы никогда больше авторитарная «российская историческая колея» не воспроизвела себя вновь, всем нам на окончательную погибель. Нам остаётся надеяться на это и изо всех сил приближать (и максимально использовать) реальный шанс повлиять на неизбежную в более или менее отдалённой перспективе серьёзную перестройку скомпрометировавшей себя отстроенной за последние десятилетия государственной системы.

В России будущего должны быть созданы политические условия и общественная атмосфера, делающие немыслимой ситуацию, когда политик или государственный чиновник, вдруг возомнивший себя новым «отцом народов» или «лидером нации», вдруг занялся бы или продвижением некого подобия «Краткого курса Истории ВКП(б)», увлёкся «вопросами языкознания» или псевдонаучными экскурсами в историю СССР.

Однажды я спросил у немецкой коллеги, пытаются ли власти в её стране высказываться об истории и навязывать историкам свою позицию. Она ответила, что они, может быть, и хотели бы этого, но это невозможно. Именно так и должно быть. Чтобы президент, премьер-министр или лидер парламентской фракции не мог себе позволить роскоши навязывать стране и учёным свои псевдоисторические измышления. Чтобы подобные действия любого чиновника или политика наносили серьёзный урон его репутации и за них (как и за многое другое) он рисковал бы импичментом, провалом на выборах или увольнением. И конечно, над историками не должен висеть дамоклов меч угроз и уголовных статей, мешающих им дать свои экспертные оценки подобным «откровениям» политиков и чиновников – зачастую далеко не безобидным и представляющим серьёзную угрозу самому обществу. Никто не должен нарушать Конституцию и попирать ногами свободу слова. И те, кто инициировал и поддерживал «исторический» «закон Яровой» (и не только его), бог даст, ещё будут отвечать по закону за нарушение Конституции. И, конечно, все любители угрожать и сажать должны будут ответить за это. Этот зримый пример того, что авторитарные и антиконституционные деяния не остаются безнаказанными, станет хорошим уроком истории для всех будущих руководителей страны, депутатов, чиновников, сотрудников правоохранительных органов.

Кроме того, уже остро встаёт вопрос и о том, что же это такое Российское историческое общество, гордящееся тем, что ведёт свою родословную с 1862 года от Российского императорского исторического общества (во главе которого стояли великие князья). И случайно ли то, что во главе его стоит силовик, руководитель Службы внешней разведки, не имеющий исторического образования, но зато возглавлявший в свое время администрацию президента, председательствовавший в Госдуме и т.п.

Особенно симптоматично выглядит тот факт, что он пересел в кресло патрона Российского исторического общества в 2012 г. сразу из кресла председателя комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России (которую возглавлял все три года её бесславного существования). И это отнюдь не случайность: значительно более благопристойное по своему внешнему виду РИО, по мнению стратегов по исторической политике из администрации президента, должно было заменить весьма одиозную межведомственную комиссию.

Впрочем, покойная комиссия была оживлена девять лет спустя и под руководством доктора исторических наук, спасённого властями от лишения этой степени решением экспертной комиссии ВАКа, продолжила с новой силой параллельно с РИО свою одиозную деятельность.

И конечно, дело не в том, что у председателя РИО нет исторического образования, и он хоть и доктор, но экономических наук. Власти есть из кого выбирать и с докторскими степенями историков, которые и похуже нынешнего окажутся. Впрочем, при желании власти вполне могут подобрать и кандидатуры из лояльных и гибких историков-академиков, но только это вовсе не закроет главный вопрос — о сущности и функциях РИО.

Ещё острее стоит вопрос о подлинной сущности и о вреде, наносимом исторической памяти общества и репутации исторической науки, деятельности конкурирующего с РИО Российского военно-исторического общества. Нужны ли историкам, исторической науке и самому российскому обществу такие «исторические общества»? Являются ли они обществами историков, учёных-экспертов, или симулякрами, придающими с помощью историков-руководителей и некоторых других историков «приличный вид» современной «исторической политике» власти, её репрессивным действиям, «историческим законам» и угрозам в адрес историков?

Иногда даже приходится слышать, что благодаря присутствующим в составе РИО историкам удаётся смягчить решения властей. Наверное, так и есть, но это опять знаменитая логика выбора «меньшего зла». Опять же с похвалой говорят, что РИО финансирует исторические исследования и издания. Но вообще-то это обязанность государства – финансировать историческую науку. И нам ещё предстоят общественные дискуссии, не полезнее ли было бы для общества и исторической науки, если бы эти средства выигрывались историками в честной конкурентной борьбе за исследовательские гранты (в том числе и практически уже недоступные для большинства исследователей индивидуальные).

Как представляется, в будущем альтернативой таким «историческим обществам», как РИО и РВИО, станут добровольные объединения историков-учёных, которые станут играть важную экспертную, научную и историко-просветительскую роль. На мой взгляд, в будущем встанет необходимость отказа от государственно-бюрократической организации высшего образования и науки. Полагаю, что-то новое будет строиться на новых частных или коллективных инициативах и личных/коллективных репутациях сначала ученых, а потом и структур.

Что должна сделать интеллигенция? Удастся ли интеллигенции повлиять на старо-новые элиты и бюрократии и на «глубинный народ», задурманенный, развращённый преступной пропагандой? Увы, совсем не факт.

Но и упускать этот хоть и не очень большой шанс (возможно, последний) никак нельзя. По крайней мере мы должны продолжать делать то, что делали многие представители российской интеллигенции: с одной стороны, искать пути осуществления более справедливого и лучшего будущего для общества и народа; с другой – заниматься образованием и научным просвещением, в том числе и историко-просветительской направленности.

Ведь очевидна их важность для формирования у людей критического мышления, которое просто необходимо для выживания народов России. Привычному методу пропагандистского оболванивания народа нужно противопоставить рост его общей и политической культуры. Без него будет крайне затруднительно и выстроить разрушенные или не сложившиеся институты гражданского общества, и взять под контроль потерявшие всякий стыд «элиты» и бюрократию на короткий поводок. Без всего этого страна так и будет идти в «российской исторической колее», явно ведущей к гибели. Без всего этого так и не претворится в жизнь необходимость извлечения уроков из истории, чтобы не наступать на старые грабли.

А сегодня всем настоящим историкам, многих из которых я знаю, уважаю и ценю как профессионалов своего дела и порядочных людей от всей души желаю - держитесь, друзья! Сил вам! Надеюсь, мы доживём до рассвета и до разгребания этих авгиевых конюшен.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.





143 просмотра