top of page

Ukraine. March — may 2024. Part II


Ю. В. Латыш

Хроника исторической политики Украины (март – май 2024)[1]

Часть 2


















Фото: Пам'ятник Івану Кожедубу (Суми)/wikipedia/Користувач:IgorTurzh



Урбанонимы


В отличие от населенные пунктов, для переименования улиц, переулков и площадей достаточно решения органов местной власти. 27 апреля начался новый этап реализации закона о деколонизации. Теперь право переименования топонимов, связанных с Россией и СССР, перешло к назначаемым их Киева главам областных государственных администраций, если они не были переименованы местными советами или сельскими, поселковыми, городскими головами. Процесс должен завершиться до конца июля.


Накануне 27 апреля многие местные власти включили «турборежим», чтобы воспользоваться своим правом на переименование. Например, в последний вагон запрыгнули в Харькове, где 26 апреля мэр Игорь Терехов одним распоряжением переименовал 367 топонимов. Похожая ситуация сложилась в Павлограде Днепропетровской области и Одессе.


О масштабах деколонизации топонимии дают представления карты топонимов, подлежащих переименованию, которые регулярно публикует движение «Деколонизация. Украина» без учета Донецкой, Луганской областей, Крыма и Севастополя. На конец марта предлагалось переименовать 13 712 топонимов (больше всего в Харьковской – 1500, Винницкой – 1407, Запорожской – 1246, Днепропетровской – 1184, Херсонской – 1096; меньше всего – в Тернопольской – 36, Ивано-Франковской – 15, Львовской – 9 областях) (Деколонізація. Україна 31.03.2024). На конец мая осталось переименовать 7986 топонимов (больше всего в Запорожской – 1131, Винницкой – 921, Харьковской – 681 и Одесской – 604 областях) (Деколонізація. Україна 31.05.2024). Последние полгода по темпам деколонизации лидирует Днепропетровская область – за этот период здесь переименовано 2104 объекта. А всего с 2022 года на Днепропетровщине деколонизировали более 5,2 тысяч топонимов (Шостак 29.05.2024).


Исследование программы «Прозрачные города» показало, что с марта 2022 по 28 мая 2024 года в 83 городах Украины переименовано 7,8 тысяч топонимов (в 2022 году – 3284, 2023 – 3005, начале 2024 – 1512). Больше всего переименований произошло в Кривом Роге – 465, Харькове – 454, Днепре – 409, Киеве – 365, Запорожье – 303. В лидерах крупные города юга и востока Украины, так как в западной части большинство «советских» и «российских» топонимов были переименованы ранее. Некоторые города заявляют, что завершили дерусификацию – в частности, Винница, Дрогобыч, Дунаевцы, Мукачево, Тернополь и Хмельницкий (Онищенко 06.06.2024).


Среди имен, чьи топонимы переименовываются преимущественно советские и российские культурные и военные деятели. В первую очередь, Александр Пушкин и Юрий Гагарин. 23 апреля телеграм-канал «Деколонизация. Украина» подсчитал, что в Украине сохраняются 363 топонима, посвященные Ивану Мичурину, 280 – Валерию Чкалову, 279 – Максиму Горькому, 141 – Антону Чехову, 122 – Антону Макаренко, 106 – Петру Чайковскому, 91 – Льву Толстому, 79 – Михаилу Кутузову (Деколонізація. Україна 23.04.2024).


Очередной своей целью движение «Деколонизация. Украина» избрало Сидора Ковпака. Активисты подсчитали, что в Украине есть 104 топонима в 17 регионах, посвященные партизанскому командиру (больше всего в Сумской области – 25). Движение заявляет: «Ковпаковский культ тоже должен пойти на свалку истории» (Деколонізація. Україна 18.04.2024). В конце мая «деколонизаторы» получили ответ на свой запрос от УИНП, который сообщил, что памятники Ковпаку должны быть демонтированы, так как он принимал участие в установлении советской власти и занимал руководящие должности в КПСС и УССР (Деколонізація. Україна 29.05.2024). Памятник Ковпаку в парке Вечной Славы в Киеве и его могила на Байковом кладбище уже подвергались осквернению.


Несложно догадаться, что следующей целью станет Иван Кожедуб. Пробным камнем уже стали размещенные в Сумах «Почему Кожедуб не ок для украинских Сум?» Главным аргументом является, что летчик выступал против независимости Украины (Рашевська, Воронченко 08.02.2024).


Но права на публичную память лишаются и некоторые герои уже независимой Украины. Так, решением Мурованокуриловецкого поселкового головы в селе Перекоринцы Винницкой области переименовали улицу, носившую имя Надежды Савченко (Увага! 22.03.2024). Военнослужащая ВСУ Савченко принимала участие в боевых действиях на Донбассе в 2014 году. Во время нахождения в российском плену украинская пропаганда создала из нее образ героини. Ей было присвоено звания Героя Украины, она заочно была избрана в Верховную Раду Украины и стала делегатом Украины в ПАСЕ. В стране продавались статуэтки «отважной летчицы» в виде ангела. Однако после возвращения в Украину и резкой критики политики властей, Савченко в 2018 году была арестована якобы за попытку государственного переворота. Депутаты, которые ранее возили статуэтки ангела-Нади в Страсбург, проголосовали за лишение ее депутатской неприкосновенности и исключение из делегации в ПАСЕ. В 2019 году Савченко была отпущена на свободу. Любопытно, что это не единственный топоним в ее честь. В 2015 году в городе Ватутино Черкасской области площадь Ленина была переименована в площадь Надежды Савченко.


В апреле в селе Ижевка Донецкой области улицу Сергея Бубки переименовали в честь Василия Стуса. Олимпийский чемпион, 35-кратный мировой рекордсмен по прыжкам с шестом, экс-президент НОК Украины, которому в 1999 году был установлен прижизненный памятник в Донецке, лишился места в пантеоне героев современной Украины из-за тесных связей с экс-президентом Виктором Януковичем и членства в Партии регионов. Летом 2023 года украинские журналисты опубликовали информацию, что семейная фирма Бубки поставляет топливо российским войскам в «ДНР» (Жиренко 21.04.2024). Sic transit gloria mundi!


В апреле в Харькове было два раунда переименований – сначала 18, а затем 367 топонимов. В частности, переименована улица Ивана Бакулина, под руководством которого во время Второй мировой войны был проведен ряд крупных диверсий против нацистов. Бакулин умер в результате пыток в гестапо, не выдав никакой информации. После войны ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Улица теперь носит имя бывшего заместителя главы МВД Украины Евгения Енина, который погиб в авиакатастрофе в 2023 году. Улица Беломорская стала Финской, Байкальская – Снежной. Переулок Кронштадтский переименовали в Чумацкий, а улицу Кронштадтскую – в Литовскую, переулок Алтайский – в Ветреный, а въезд имени профессора-хирурга Тринклера – во въезд Глиссада Джуса (в честь украинского военного летчика Андрея Пильщикова с позывным «Джус») (Игорь Терехов 02.04.2024). Улица Менделеева теперь называется Учебной, а Крылова – Археологов. Улица Новгородская стала Европейской, Нижегородская – Писательской, переулок Новороссийский – Лановым, улицу Петрозаводскую переименовали в Эстонскую, а одноименный переулок теперь носит название Таллинский. Переулок Вологодский переименован в Английский, а улица Вологодская – в Британскую, переулок Дагестанский – в Бориславский, а переулок Желябова – в Милосердия (Розпорядження Харківського міського голови 26.04.2024). Также переименованы две станции метро: Пушкинская – в Ярослава Мудрого, а Южный вокзал – в Вокзальную.


В Одессе переименовали более 100 топонимов. В частности, изменили названия улица Екатерининская и одноименная площадь. Теперь они именуются Европейскими. Парк Горького переименовали в парк Марка Твена. Лидерсовский бульвар (названный в честь российского генерала и наместника в Царстве Польском Александра Лидерса) стал бульваром Гетмана Сагайдачного, сквер Пушкина – сквером Розы ветров. Также в Одессе появились улицы Бахмутская, Изюмская, Мариупольская, Героев Змеиного, контр-адмирала Остроградского, Кастуся Калиновского, Леся Курбаса, переулки Ивана Карпенко-Карого, Сергея Параджанова, Валерия Лобановского и т. п. (Коршак 24.04.2024). Активисты движения «Деколонизация. Украина» резко критикуют городские власти Одессы, обвиняя их в сохранении «маркеров русского мира» – памятников Пушкину, Воронцову, Бабелю, а также в нежелании называть улицы именами участников российско-украинской войны (Деколонізаця. Україна 26.04.2024).


Более 140 улиц переименовали в Запорожье. В частности, поменяли названия топонимы, посвященные Пушкину, Чайковскому, Зое Космодемьянской, Гастелло, Станиславскому, Немировичу-Данченко, Олегу Кошевому, Багратиону, Пестелю, Рылееву, Маяковскому, Ковпаку, Отто Шмидту, Александру Невскому, Менделееву, Мусоргскому, Чернышевскому, Кутузову, Зорге. Среди новых названий – Героев УПА, Запорожского Дуба, Владимира Мономаха, Леонида Каденюка, Дмитрия Коцюбайло, Архипа Куинджи, Левка Лукьяненко, Николая Михновского, Ивана Огиенко, гетмана Скоропадского, гетмана Сулимы, Павла Чубинского, митрополита Шептицкого и т. п. (Без Маяковського 20.05.2024). Нашлось место и для памяти жертв современной войны. Улицу Лассаля разделили на две части и переименовали их в честь подростков-партизан, погибших в 2023 году в Бердянске – Тиграна Оганнисяна и Никиты Ханганова (На честь вбитих 20.05.2024).


В Херсоне в апреле двумя волнами были переименованы 45 объектов. Проспект Кутузова получил имя Романа Шухевича, улица Грибоедова – Ивана Багряного, Державина – Павла Чубинского, Достоевского – Михаила Коцюбинского, Жуковского – Игоря Сикорского, Нестерова – Левка Лукьяненко, Тургенева – Олены Пчилки, переулок Станиславского – Ивана Сирко. Улицы советских военачальников Малиновского и Василевского теперь называются Скифская и Херсонских летчиков (Мрочко 02.04.2024). 26 апреля начальник Херсонской городской военной администрации Роман Мрочко заявил, что переименования топонимов завершены. В частности, были переименованы улицы, носящие имена Вахтангова, Гастелло, Латышских стрелков, Макаренко, Маяковского, Мичурина, академика Павлова, Тимирязева, Чайковского, Чехова. Новые названия посвящены авиатору Уточкину, кошевому атаману Костю Гордиенко, академику Виктору Глушкову, педагогу Софии Русовой, селекционеру Владимиру Симиренко, композитору Николаю Леонтовичу, меценату и общественному деятелю Евгению Чикаленко. Также появились улицы Атаманская, Сарматская, переулки Бахчисарайский, Конторский, Чигиринский и т. п. (Мрочко 26.04.2024).


При переименовании урбанонимов местные власти применяли две стратегии.

Первая – присвоение улицам в основном нейтральных названий типа Садовая, Цветочная и т. п. Такие названия вызывают недовольство активистов, зато помогают избежать конфликтов с местным населением. Яркой иллюстрацией подобной стратегией может быть 261 новый топоним в Славянской общине Донецкой области. В частности, улица 8 Марта стала Мартовской, а улица 9 Мая – Майской. Среди новых наименований улиц – Атаманская, Больничная, Вербовая, Гетманская, Добрая, Добровольская, Западная, Живописная, Изумрудная, Магистральная, Медовая, Мечты, Музыкальная, Научная, Ольховая, Общественная, Пасхальная, Режиссерская, Рождественская, Сарматская, Сержантская, Скифская, Соловьиная, Софиевская, Тополиная, Утренняя, Уютная, Цветущая, Шляхетная, Юбилейная, Янтарная и т. п. Из националистического пантеона здесь появилась только улица Дмитрия Донцова (Розпорядження начальника Слов’янської МВА 25.04.2024).


Вторая стратегия – это присвоение улицам имен исторических деятелей, связанных с борьбой за независимость Украины, имевших антироссийские взгляды. Первым в списке таких наименований стоит имя Степана Бандеры. По российским подсчетам, фамилия Бандеры фигурирует в 636 урбанонимах, а командующего УПА Шухевича – в 372 (Украинский нацизм 2024). Такие переименования активисты движения «Деколонизация. Украина» называют «мощными». Но в населенных пунктах юга и востока Украины они могут вызвать недовольство населения.


Этим путем пошли власти в Дергачевской общине на Харьковщине. Всего здесь было переименовано 206 топонимов. В Дергачах теперь есть улицы Защитников Украины, 93-й бригады, 92-й бригады, Виталия Степаненко, Сергея Балаклицкого, Романа Радивилова (погибшие воины ВСУ), Павла Грушки (местный кобзарь), Ивана Мазепы, Алчевских, Вячеслава Черновола. В поселке Казачья Лопань, где в результате обстрелов практически не осталось целых зданий, появились улицы Степана Бандеры, Романа Шухевича, Андрея Мельника, Евгения Коновальца, Ивана Мазепы, Олега Ольжича, Дмитрия Донцова. В поселке Слатино – улицы Василия Симоненко, Юрия Шевелева, Дмитрия Багалия, Князей Острожских, Ольги Кобылянской, Вячеслава Черновола, Левка Лукьяненко, Евгения Сверстюка, Леся Курбаса, Короля Данила, Александра Олеся (Солодовнік, Гребінник, Ємець 27.04.2024).


Переименования проводятся и на территориях, контролируемых ВС РФ, так как закон не предусматривает исключений на этот случай. Естественно, в данном случае ни о каком изучении мнения местных жителей не может быть и речи. Однако украинские власти не переименовывают топонимы на территориях, неподконтрольных до 22 февраля 2022 года. Вероятно, из-за отсутствия избранных там местных украинских властей.


В частности, распоряжениями начальника Генической городской военной администрации Херсонской области переименованы 125 улиц и переулков. Они получили в основном нейтральные названия (Розпорядження начальника Генічеської МВА 13.03.2024; Розпорядження начальника Генічеської МВА 22.04.2024). Этим же путем пошли украинские власти в Олешках, где появились улицы Калиновая, Патриотическая, Светлая, Солнечная, Тихая и т. п.


Начальник Скадовской городской военной администрации при переименовании 44 топонимов выбрал «мощные» наименования. В самом городе и других населенных пунктах Скадовской общины появились улицы Степана Бандеры, Симона Петлюры, Ивана Мазепы, Василия Стуса, Героев УПА, Героев Пограничников, Украинского казачества, Армии УНР, Защитников Украины и т. п. (Скадовська громада 25.04.2024) Среди 56 новых наименований топонимов в Каховке есть посвященные Небесной Сотне, Украинским повстанцам, Степану Бандере, Евгению Коновальцу, Гетману Мазепеи даже крымскому хану Менгли-Гераю. Часть улиц названа в честь известных земляков (У Каховській громаді 18.04.2024).


Геническ, Каховка, Олешки и Скадовск с февраля 2022 года контролируются войсками Российской Федерации. Целью переименований иногда служит троллинг – например, российские органы «власти» работают на улице Бандеры.


Однако есть случаи, когда переименования выглядят неуместными и нечувствительными. Речь идет о разрушенных населенных пунктах Донбасса – в первую очередь, о городах Бахмут и Соледар.

Заместитель начальника Бахмутской городской военной администрации Александр Марченко предпочел нейтральные названия. Среди новых названий – улицы Авангардная, Великая Покровская, Волонтеров, Героев Небесной Сотни, Днепровская, Добровольцев, Европейская, Майская, Мечты, Мостовая и т. п. (Семаковська 01.05.2024)


Также поступили и украинские власти соседнего Соледара. В городе и ближайших селах переименовали 73 улицы. В частности улица Горького получила название Клубная, Короленко – Лучистая, Красногвардейская – Покровская, Краснофлотская – Юношеская, Лермонтова – Новая, Ломоносова – Заводская, Льва Толстого – Трудовая, Маяковского – Возрождения, Мичурина – Симиренко, Молодогвардейцев – Свободная, Парижской Коммуны – Защитников Украины, Первомайская – Майская, Пушкина – Малая, Суворова – Добровольцев, Тельмана – Родниковая, Чайковского – Миротворческая, Чапаева – Казацкая, Черняховского – Западная, 8 марта – Мартовская (Журавель 19.05.2024).

Существуют ли эти улицы сегодня? Ведь Бахмут и Соледар практически стерты с лица земли.


При переименовании топонимов не обходилось без комичных ситуаций. Наверное, самым курьезным решением стал обнародованный в конце марта Министерством развития общин, территорий и инфраструктуры Украины проект постановления Кабинета Министров Украины «О переименовании некоторых географических объектов», куда вошли более 30 топонимов Днепропетровщины, которые не «деколонизировали» местные власти. В частности, Кабинет Министров Украины (sic!!!) должен решить вопрос о переименовании Дуба памяти Ленина – в Казацкий Дуб, балки Кацаповка – в Зеленую балку, а балки Московка – в Соколиную (Повідомлення 25.03.2024). Что можно сказать об исторической политике, когда во время войны правительство занимается переименованием дубов? Кстати, решение Кабмина по этому важнейшему вопросу пока не принято.


В селе Великие Копани Херсонской области улицу Гагарина переименовали в честь выдуманного персонажа «Призрака Киева», который якобы в первые часы после российского вторжения в боях за Киев сбил шесть российских самолётов (Пономарьов 28.05.2024).


С началом полномасштабной российско-украинской войны начались изменения названий торговых марок и брендов. Одной из первых «жертв» стала колбаса «Московская». Региональный представитель УИНП на Полтавщине Олег Пустовгар назвал среди примеров успешной смены названий убранные из общественного пространства названия «Суворовское» и «Пролетарское» в Кременчуге и «Тульский пряник» в Лубнах. В то же время он посетовал на свеклокомбинат имени «российского террориста» Степана Халтурина в Карловской общине и сельхозкооператив «Советский» в Кобеляцкой общине, хозяин которого категорически отказывается переименовываться (Ізотов, Бобошко 05.05.2024).


Если предприниматели не хотели проявлять патриотизм добровольно, на них оказывали давление активисты. В марте движение «Деколонизация. Украина» обратилось к производителям хлеба с требованием заменить название «Бородинский» (Деколонізація. Україна 18.03.2024). Также сообщалось, что производитель «Уманьпиво» переименовал «Жигулевское» в «Венское» (Деколонізація. Україна 18.03.2024).


Летом следует ожидать завершения деколонизации топонимии ударными темпами. Не избираемые населением государственные и военные администрации будут обращать меньше внимание на мнение жителей, а больше прислушиваться к мнению гуманитарной интеллигенции и особенно правых радикалов.


В мае в Харьковской областной военной администрации состоялось первое заседание Рабочей группы по деимпериализации и деколонизации топонимии. Было озвучено, что в области уже переименовали более 18 тысяч топонимов, но еще 479 объектов в области и 52 в Харькове нуждаются в переименовании (Малиновський 15.05.2024).


В Одесской области, по словам заместителя директора департамента культуры, национальностей, религий и охраны памятников областной военной администрации Ярославы Резниковой, необходимо переименовать три сотни улиц и переулков в более чем 60 общинах. В частности, в области осталось 43 топонима, связанных с 1 мая; 27 улиц Гагарина, 14 улиц Мичурина, 7 улиц Пушкина и даже одна улица Ленина. В Одессе надо переименовать 232 улицы, в том числе Ришельевскую и Пушкинскую. Дерибасовскую, скорее всего, не тронут, так как она названа не в честь российского полководца Осипа Дерибаса, а в честь его брата Феликса, который был не государственным деятелем, а бизнесменом и меценатом (Дерибасовскую не тронут 03.05.2024).

 

Страсти по Булгакову


27 марта Экспертная комиссия УИНП одобрила пять «профессиональных заключений». Наряду с уже упоминавшейся Аркой дружбы народов, символами российской имперской политики были признаны:

– объекты, посвященные Михаилу Булгакову (в Киеве есть памятник и музей писателя) (Фаховий висновок – Булгаков 27.03.2024);

– объекты, посвященные композитору Михаилу Глинке (Фаховий висновок – Глінка 27.03.2024);

– название города Синельниково Днепропетровской области (Фаховий висновок – Синельникове 27.03.2024);

– название сел Великая и Малая Костромка Днепропетровской области (Фаховий висновок – Велика Костромка, Мала Костромка 27.03.2024).


Все памятники указанным лицам должны быть демонтированы, а топонимы переименованы.


«Профессиональное заключение» относительно Михаила Булгакова спровоцировало скандал. Причем поразил не так смысл (писателя трудно назвать украинофилом), как форма «заключения», представлявшего из себя поток пропагандистской ругани. Девять кандидатов и докторов исторических и филологических наук во главе с профессором Виктором Брехуненко, чьи подписи стоят под документом, провозгласили, что из всех русских писателей того времени Булгаков «стоит ближе всего к нынешним идеологемам путинизма и кремлевского оправдания этноцида в Украине». Авторы заключения сравнили «антигуманный дискурс» писателя в рассказе «Я убил» с нарративами Александра Дугина, Владимира Соловьева, Ольги Скабеевой и даже отыскали там идеологию фашизма.


Заключение содержит откровенные домыслы, утверждая, что именно Булгаков – один из тех, кто основал «нынешние идеологические манипуляции» отрицанием существования украинского народа, украинской литературы и культуры. Хотя все эти манипуляции существовали в Российской империи и вкладывались в голову каждому гимназисту и студенту, так что Булгакову ничего основывать было не нужно.


Вызывает недоумение критика Булгакова за дезертирство (носившее массовый характер со времен Февральской революции) из армии УНР и негативные отзывы о руководителях украинских государств (вероятно, имеются в виду Павел Скоропадский и Симон Петлюра, которые друг о друге отзывались также весьма нелестно). Неужели критика властей и нежелание служить в армии лишают права на публичную память?


Авторы заключения решили вторгнуться в область генетики и евгеники, установив, что «навязчиво декларированное им презрение к Украине» проистекает из того, что семью Булгакова в Киев «прислали», а его отец был цензором: «Семейный импринтинг Булгакова через цензора, преданно служившего делу запрета украинского языка, обусловил тот факт, что писатель и его окружение не признавали существование украинского языка».


Многие определения заключения выглядят не как экспертные суждения, а как пейоративы – «имперец по мировоззрению», «ярый украинофоб», «презирал украинцев и их культуру», «с позиции российской мании величия» и т. п. (Фаховий висновок – Булгаков 27.03.2024) Конечно, положенная на бумагу испепеляющая ненависть к Булгакову настоящего автора (подобные тексты не пишут вдевятером) может быть интересной любителям литературного слова, но вряд ли этот документ можно считать «профессиональным заключением».


Публикация заключения вызвала взрыв негодования в соцсетях. Сторонники Булгакова, среди которых оказался даже экс-депутат и бывший пресс-секретарь «Правого сектора» Борислав Береза начали называть членов Экспертной комиссии «швондерами» и выискивать в их биографиях факты коллаборации с советской властью (не всегда справедливо). На защиту «деколонизации» ринулась посол Украины в США Оксана Маркарова, назвав Булгакова «украинофобом, немного плагиатором/компилятором и в конце концов довольно посредственным писателем (если почитать немного больше, чем советский список литературы)» и заявив, что как налогоплательщица протестует против расходования ее налогов на музеи Булгакова и издание школьных учебников с его произведениями (Маркарова 05.04.2024).


Дров в костер подбросили российские журналисты, разыскав видеообращение Владимира Зеленского 5 февраля 2021 года, в котором президент назвал Булгакова «нашим украинским писателем, которого, как и наши украинские территории, мы никому не собираемся отдавать или дарить» (Зеленский 05.02.2021). На этот раз президент решил промолчать. Озвучивать позицию государства было поручено Антону Дробовичу.


5 апреля глава УИНП, еще находясь на военной службе, признал, что «профессиональное заключение» «немного эмоционально», и «можно было бы его как-то сдержаннее написать». Но в то же время уверял, что эксперты исследовали творчество Булгакова, его письма и другие документы. Дробович также сделал резкий выпад в адрес «бесхребетной интеллигенции», которая считала Булгакова иконой антисоветского движения, не замечая его украинофобии и антисемитизма. А под конец пообещал, что никто не станет запрещать читать и исследовать творчество Булгакова, а его музей сменит название, но сохранится (Дробович 05.04.2024).


В этой публикации глава УИНП отправил обществу два ключевых месседжа: беспардонно атаковал «бесхребетную» советскую интеллигенцию, которая, по мнению властей, стала зачинщиком «бунта» в соцсетях, и одновременно попытался сбить общественное недовольство неправдивыми обещаниями, что никаких проблем с чтением и исследованием творчества Булгакова и даже его музеефикацией (пусть, под другой вывеской) не будет. Хотя очевидно, что вряд ли найдется украинский издатель, который станет печатать Булгакова, рискуя быть обвиненным в восхвалении «украинофоба» и получить проблемы с «активистами». Вряд ли найдется аспирант, который выберет темой диссертации творчество Булгакова, и вряд ли найдется профессор, который отважится выполнять функции научного руководителя, если только эта работа не будет написана в стиле «профессионального заключения».


6 апреля атаку на «бесхребетных» советских интеллигентов продолжил писатель Андрей Кокотюха. Он попытался найти ответ на вопрос, почему «депушкинизация» в украинском обществе прошла на ура, прощание с Толстым и Достоевским было сложнее, но «без травматизма», а «приговор Булгакову» причинил части сограждан острую боль. Кокотюха считает, что творчество Булгакова в СССР являлось символом «своеобразной оппозиционности к режиму и формой кислородного коктейля свободы», однако сегодня превратилось в ностальгию о прошлом, которое нужно отпустить (Кокотюха 06.04.2024).

8 апреля свою позицию обнародовал Литературно-мемориальный музей Михаила Булгакова. Коллектив музея отметил, что заключение нельзя считать полноценной экспертизой, так как большинство утверждений приведены без аргументов и эмоционально окрашены:


«Приведенные аргументы о фигуре, творчестве М. Булгакова явно преувеличены, тенденциозны, поверхностны, не базируются на источниках или искажают их. Метафорическая, эмоционально-категорическая подача тезисов говорит больше о личной неприязни и тенденциозности восприятия авторов, чем о научной, профессиональной экспертизе.


Подавляющее большинство подписантов Заключения, а именно – восемь из девяти, не имеют специальности, релевантной теме исследования, а значит, по нашему мнению, не имеют соответствующей компетенции. Это касается прежде всего содержания элементов литературоведческой экспертизы, которая приписывает Булгакову взгляды его персонажей без анализа задокументированных взглядов автора» (Позиція 08.04.2024).


Сотрудники музея считают текст заключения компиляцией и указывают на значительное число манипуляций и фактологических ошибок в нем. Они требуют обнародовать полный текст экспертного исследования с научно-справочным аппаратом.


В то же время их беспокоит судьба музея, который призывают сохранить, чтобы не позволить России монополизировать взгляд на Булгакова и иметь возможность представлять украинское видение:


«Важно понимать, что для большой части населения Украины, особенно ее востока, освобожденных от оккупантов территорий, Булгаков – один из знакомых и признанных авторов – может быть удобной точкой входа в понимание настоящей украинской истории, именно через развенчание российских имперских нарративов, через надлежащее раскрытие описанных там исторических событий…

Поэтому его имя в названии музея и памятник – в городе, где он родился и жил – признак не глорификации, а четкое определение собственного украинского (в отличие от присвоенного Москвой), права на бренд Булгакова, на критическое раскрытие его творчества, его биографии на фоне украинской истории» (Позиція 08.04.2024).


Фактически руководство музея, оказавшись между двумя группами фанатиков, попыталось найти компромисс с украинскими властями, чтобы сохраниться, как учреждение. Директор Людмила Губианури описала ситуацию, сложившуюся вокруг музея такими словами: «Мы находимся между двумя мирами: черный и белый. Почитатели Булгакова говорят, что ничего не нужно делать, ничего менять не нужно. Другие нам говорят: “Уходите вы и ваш Булгаков”. Мы не можем остаться такими, какими были до 24 февраля. И делать вид, что ничего не произошло» (Ромалійська, Жукова 10.04.2024).


Руководство музея изо всех сил старается демонстрировать лояльность украинским властям, группам активистов и господствующему историческому нарративу. Даже, когда в мае 2023 года барельеф Булгакова на входе в музей облили красной краской, сотрудники решили не отмывать его. Но в новых условиях лояльности может оказаться недостаточно, так как, по мнению, многих активистов, память о Булгакове в Украине должна исчезнуть полностью. После решения Экспертной комиссии на обернутом в черную пленку в начале войны памятнике Булгакову они прикрепили призыв к его демонтажу и антиукраинские цитаты из его произведений. На сайте Киевского городского совета была зарегистрирована петиция с требованием демонтировать памятник и закрыть музей, которая 24 апреля набрала необходимые 6000 подписей. Теперь городские власти должны будут рассмотреть ее и дать ответ (Борисенко 29.04.2024).


11 апреля, на следующий день после демобилизации Дробовича, УИНП обратился в Экспертную комиссию с просьбой дополнительно проанализировать и уточнить профессиональное заключение о принадлежности объектов, посвященных Булгакову, к символике российской имперской политики. Дробович провел встречу с председателем Экспертной комиссии Брехуненко и обратил внимание на обнародованные критические замечания к некоторым выводам комиссии. В частности, попросил комиссию рассмотреть позицию и замечания Литературно-мемориального музея Булгакова и при необходимости уточнить вывод.


В своем заявлении УИНП подчеркнул, что:

– Экспертная комиссия является независимым органом, и институт не влияет на ее решения (а следовательно, и не несет за них ответственности);

– комиссия не уполномочена определять новые названия или порядок устранения из публичного пространства объектов, признанных символами российской имперской политики;

– заключение комиссии не является директивой к закрытию музея или запрету Булгакова;

– процесс проработки колониального наследия не сводится к устранению символики российской имперской политики из публичного пространства (УІНП звернувся 12.04.2024).


Эти действия Дробовича представляют собой уже ставший фирменным стиль решения проблемы общественного недовольства при президенте Зеленском. В таких случаях власти пытаются «сбить» протестные настроения обещаниями «разобраться» и все «исправить», затем «перебивают» резонансные события другими информационными «бомбами», и, если удается переключить внимание общественности, – оставляют вызвавшее недовольство решение без изменений.


Однако на сей раз купировать скандал не удалось. Бывший глава УИНП Владимир Вятрович прокомментировал заявление института на своей Фейсбук-странице: «Что пересматривать? Что за позор?» В комментарии пришел Антон Дробович и в резкой форме обвинил Вятровича в ловле хайпа. «От ученого такое читать просто стыдно», – резюмировал глава УИНП. Вятрович ответил, что глава института должен действовать не как ученый, а как руководитель органа государственной власти. Дробович обвинил оппонента во лжи, на основе которой нельзя построить ничего прочного (В’ятрович 12.04.2024).


Очевидно, конфликт вызван не только разным отношением к Булгакову, но и конкуренцией за контроль над УИНП. Пока Дробович служил в армии, там всем заправляли люди его предшественника. Вятровичу трудно смириться, что он больше не глава УИНП и не главный актор исторической политики Украины. Тем более, что после полномасштабного российского вторжения команда Зеленского за неимением собственной начала, по сути, выполнять программу деколонизации Вятровича, а руководить институтом после мобилизации Дробовича стали люди из команды его предшественника. С этой точки зрения срочная демобилизация главы УИНП (по его словам, в связи с болезнью отца) и его медийная гиперактивность выглядят как попытка властей вернуть институт под свой полный контроль. Против такой интерпретации, однако, говорит тот факт, что после демобилизации Дробовича никто из «людей Вятровича» не был уволен.


Таким образом, в отношении Булгакова сформировались три позиции:

– запрет, демонтаж памятников, закрытие музея и полное забытье (Экспертная комиссия УИНП, Вятрович, посол Маркарова);

– апроприация – конструирование какого-то «украинского» Булгакова (Литературно-мемориальный музей Булгакова);

– не прославлять Булгакова в публичном пространстве, удалять из памяти постепенно, одновременно используя его творчество для антисоветской пропаганды, а также, возможно, на международной арене. Эту позицию публично озвучивает Антон Дробович. И это позиция украинских властей, которые постараются максимально отстраниться от решения вопроса, делегировав часть проблем Киевской городской администрации.

 

Музеи и выставки


Сегодня музеи и выставки в той или иной мере превращаются в экспозиции нынешней войны.

19 марта Национальный музей истории Украины во Второй мировой войне сообщил, что замена герба на скульптуре Родина-Мать была только первым этапом реновации мемориального комплекса. В планах – максимальное изменение архитектурного ландшафта: демонтаж всех памятников и элементов советской пропаганды, включая горельеф «Курская битва», изъятие из выставочного пространства советского нарратива, создание стационарной экспозиции, рассказывающей о многовековой вооруженной борьбе украинцев за свободу и независимость (НМІУДСВ 19.03.2024). В случае реализации этих планов музей перестанет быть музеем Второй мировой войны. Неофициально он уже давно именует себя просто: «Музей войны».


По словам Генерального директора музея Юрия Савчука, в условиях войны коллектив стремится «создать новую экспозицию, чтобы целостно представить вооруженную борьбу украинского народа за государственную независимость и само право существования украинской политической нации на протяжении века: от первой освободительной борьбы в начале XX века до настоящего времени». Цель – показать «столетнюю борьбу против РФ за украинскую государственность» (Савчук 15.04.2024).

В мае в Киеве открылась экспозиция «Европейское наследие Донбасса и Луганщины», посвященная историческим достопримечательностям Мариуполя, Дружковки, Лисичанска, поселка Нью-Йорк, построенных промышленниками из стран Европы, их судьбе во время войны. Цель выставки – показать не только украинскую, но и европейскую идентичность Донбасса (На Михайлівській площі 22.05.2024).


Большой резонанс имела выставка «Алла Горська. Боривітер», состоявшаяся в Украинском доме в Киеве, на которой было представлено более 100 произведений живописи, графики, эскизов монументальных работ из музейных и частных коллекций, а также архивных материалов, освещающих творческую и общественную деятельность художницы-шестидесятницы, диссидентки и правозащитницы, ее ближайшего круга. Мозаическое панно «Боривітер» (1967) с изображением птицы («боривітер» в переводе с украинского – «пустельга») в Мариуполе было повреждено в результате обстрелов города российскими войсками, а затем снесено российскими властями вместе с домом (Боривітер 2024).

 

Уголовное преследование носителей советско-ностальгической модели памяти


Весной 2024 года вынесено 25 приговоров по статье 436-1 Уголовного кодекса Украины «Изготовление, распространение коммунистической, нацистской символики и пропаганда коммунистического и националистического (нацистского) тоталитарных режимов». Больше всего в Ровенской области – 9, в Днепропетровской – 6, Харьковской – 2, Житомирской, Запорожской, Ивано-Франковской, Львовской, Николаевской, Одесской, Сумской и Тернопольской – по 1 (подсчитано по: ЄДРСР).


22 дела возбуждены за размещение, лайки и репосты коммунистической и советской символики в социальной сети «Одноклассники», два – за те же действия в «Фейсбуке» и «Вконтакте». Чаще всего подсудимые размещали поздравительные открытки с советскими праздниками, содержащие красную звезду, серп и молот, изображения фронтовиков с советскими медалями, пионерский значок с профилем Ленина, лозунги типа «Пионер дружит с детьми всех стран мира», цитаты и изображения руководителей СССР.


Еще одно дело касается нацистской символики. Электромонтер из Запорожья организовал «бизнес» – торговлю через интернет значками, флагами и кортиками с изображением свастики. Подсудимый объяснил, что таким образом подрабатывал на оплату обучения дочери, а также заявил, что подобные товары пользуются большим спросом.


Все подсудимые были признаны виновными и осуждены. В 22 случаях им был назначен испытательный (условный) срок, чаще всего 1 год. В одном случае дело ограничилось денежным штрафом. Часто подсудимые признавали себя виновными и заключали сделку со следствием. Однако, даже в случае непризнания вины, судьи ограничивались условным наказанием. Двое подсудимых, которым было предъявлено обвинение также по статье 436-2 Уголовного кодекса Украины «Оправдание, признание правомерным, отрицание вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины, глорификация ее участников», были осуждены на реальный срок 5 лет и 5 лет и 1 месяц. Среди осужденных – большинство пенсионеры, безработные, люди, занятые низкоквалифицированным трудом. Вряд ли кто-то из них будет обжаловать приговор в Европейском суде по правам человека.


Следует отметить, что участие в исторической политике становится все более опасным занятием даже для ее инициаторов. Весной МВД России объявило в розыск Владимира Вятровича, а СБУ – создателей российских учебников Владимира Мединского и Анатолия Торкунова. Хотя пока это выглядит не более, чем пустые угрозы.

 

Языковая политика


Языковой вопрос традиционно занимает одно из ключевых мест в украинской политике. По словам поэта, публициста и теоретика деколонизации Николая Рябчука, Украина принципиально отличается от стран Азии, Африки и Америки тем, что разница между подчиненной и господствующей группой имела здесь не расовый, а языково-культурный характер: «Черной кожей для украинцев всегда был их рабский, колхозный язык; изменив этот язык на “белый”, русский, украинцы могли сделать какую угодно карьеру в Российской, а впоследствии Советской империи» (Рябчук 2011).


До 2014 года украинский политикум делился на сторонников единого государственного языка и тех, кто обещал предоставить особый статус (государственного, официального, регионального) русскому языку. Конституция Украины признает украинский единственным государственным языком; русский же относит к языкам национальных меньшинств, но выделяет его среди остальных, гарантируя «свободное развитие, использование и защиту русского, других языков национальных меньшинств Украины» (статья 10).


23 февраля 2014 года, сразу после победы Евромайдана, Верховная Рада Украины отменила закон «Об основах государственной языковой политики», который действовал с 10 августа 2012 года. Документ предоставлял русскому языку и языкам нацменьшинств статус региональных в тех местностях, где они являются родными как минимум для 10% населения. Этот закон основывался на Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, но был дискредитирован, так как один из его авторов Вадим Колесниченко одобрил российскую аннексию Крыма и принял российское гражданство.


Хотя проголосованный 23 февраля закон не был подписан председателем Верховной Рады Украины (что было с его стороны явно незаконным действием) и был отменен только в 2018 году Конституционным судом Украины, российская пропаганда мгновенно использовала это решение для раздувания сепаратистских настроений в южных и восточных регионах Украины, а позже для вторжения с целью «спасения» русскоязычных. При этом российские власти допустили ошибку, отождествляя русскоязычных украинцев с русскими и рассчитывая на поддержку вторжения с их стороны. Лучшим примером здесь может послужить бывший батальон «Азов», сформированный русскоязычными украинскими националистами, в основном из Харькова.


Однако парадигма деколонизации исходит из того, что распространение русского языка в Украине явилось причиной, а не предлогом путинского вторжения. Потому украинские власти начали постепенно вытеснять русский язык из общественного пространства путем введения языковых квот на телевидении и радио, украинизации школьного образования. В 2019 году был принят закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», который сделал украинский язык обязательным как в государственных учреждениях, так и в сфере обслуживания клиентов. Был создан институт Уполномоченного по защите государственного языка – «языкового омбудсмена».


С началом полномасштабного вторжения в феврале 2022 года значение украинского языка резко возросло. Он стал восприниматься как символ единства, несгибаемости, борьбы за независимость. В то же время изменилось эмоциональное отношение к русскому языку. Он приобрел множество негативных коннотаций: «язык оккупанта», «язык агрессора», «язык врага» и т. п. (Yaremko, Levchuk 2023: 10) В интервью журналистам из Центральной Азии русскоязычный Владимир Зеленский сказал: «У нас в какой-то момент вообще очень сложно стало говорить по-русски» (Зеленский 25.05.2024).


Языковой вопрос отнесен государством к сфере национальной безопасности. По словам Уполномоченного по защите украинского языка Тараса Креминя, «языковая деоккупация освобожденных территорий Украины, последовательная борьба за утверждение государственного языка и национальной идентичности, предотвращение смешивания украинского языка с другими, усиленная защита прав каждого гражданина – среди основных составляющих национальной безопасности и обороны нашего государства» (Кремінь 16.05.2024).


Политолог Владимир Кулик считает, что в украинском обществе происходит «языковой сдвиг», когда значительная часть граждан не хочет или не может использовать употребляемый ранее язык (Кулик 2024). Социологи отмечали постоянную динамику роста числа тех, кто считает украинский язык родным: с 57% в 2012 году до 76% в 2022 году. Русский за 10 лет потерял с 42 до 20%.


Отказ от русского языка и переход на украинский является частью демонстрации национальной солидарности, потому проявляется прежде всего в публичном общении (часто делаются демонстративные заявления, в том числе и в соцсетях). Однако в быту многие люди, декларировавшие языковую конверсию, и дальше говорят на привычном русском. Тем не менее, значительная часть русскоязычных изменила или собирается изменить язык частного общения (Кулик 2024). В марте 2022 года в быту украинский использовали только 48%, русский – 18%, оба – 33% (Рейтинг 19.03.2022). В феврале 2024 года доля украинцев, которые в быту общаются на украинском языке выросла до 59% (Рейтинг 2024: 87). По другим данным, с апреля 2022 по декабрь 2023 года этот показатель увеличился с 53 до 61% (Gradus Research Company 2024). Только 3% граждан Украины поддерживают статус русского языка как второго официального (Нестеренко 25.04.2024).


Владимир Вятрович считает, что «уничтожение украинского языка было одним из элементов колонизации Украины. В нынешней войне России против Украины наличие русскоговорящего населения используется как аргумент, что эти территории должны принадлежать России. Для многих украинцев, которые до 24 февраля 2022 года говорили по-русски, переход на украинский язык стал вопросом безопасности: русский язык может привлечь и российские танки» (Ромалійська, Жукова 10.04.2024).

Конечно, среди причин «языкового сдвига» не только протест против российского вторжения, но и желание быть в тренде, поступать «как все», пользоваться более престижным языком. Процессу языковой конверсии способствует и распространение в России утверждений об «искусственном» характере украинского языка, доказательством чего пропагандисты считают наличие в нем синонимов, в частности одновременное использование слов «вертоліт», «гелікоптер» и «гвинтокрил». При этом любой толковый словарь русского языка содержит слова «геликоптер» и «винтокрыл».


Постоянно заявляя о защите русского языка в Украине, Россия своими действиями фактически уничтожила его в системе образования. По данным Института образовательной аналитики при Министерстве образования и науки Украины, в 2023–2024 учебном году в Украине существует только одна полностью русскоязычная школа на 44 ученика (4 класса) в Днепропетровской области. В смешанной школе на Харьковщине обучение ведется на украинском и русском, там всего 1140 учеников, из которых 403 учатся на русском (16 классов). Русский язык как предмет изучается в 3 школах (45 классов). В качестве самостоятельного предмета для изучения его выбрали 768 учеников и еще 79 учеников изучают его факультативно (Не на государственном 24.06.2024).


Наблюдается снижение объемов потребления российского контента. Ежегодное исследование «Индекс медиаграмотности украинской аудитории», проведенное в марте, показало, что доля отказавшихся от российского информационного продукта, колеблется от 69% до 79%. Это касается российских официальных и оппозиционных СМИ, а также популярной музыки (Українська аудиторія 22.04.2024).


Необходимо учитывать, что во время войны в социологических опросах увеличивается погрешность так называемой общественной желательности. Некоторые респонденты говорят не то, что они думают на самом деле, а то, что должно понравиться интервьюеру, чтобы не выглядеть непатриотичными, не быть заподозренными в распространении российских нарративов. После 24 февраля 2022 года стало неудобно декларировать личную позицию с критикой переименования советских / российских названий улиц или городов, украинизации, обязательного употребления украинского языка представителями сферы обслуживания и т. п. Такая позиция может создать человеку много проблем со стороны активистов (жалобы начальству, буллинг в социальных сетях, угрозы, пожелания убираться в Россию и т. п.).


Весной 2024 года критиковать историческую и языковую политику Украины из публичных персон отважился только Борис Шефир, один из основателей «Студии Квартал-95», соратник по бизнесу Владимира Зеленского и участник его избирательной кампании. Шефир сказал в интервью:


«Ну, вот, вы видите, я говорю по-русски. Я люблю русский язык, русскую культуру... Я не могу смотреть, как разрушают памятники Пушкину в стране.


Для меня это глупо. Будь я рядом (с Зеленским – авт.) я сказал бы: давай это дело сворачивать и давай дружить. Но там совсем другие установки.


Я знаю украинский язык, прекрасно на нем общаюсь. Но мой родной язык – русский, не по национальному признаку. Просто меня учили на русском языке всю жизнь. Родители говорили. Поэтому этот язык бросать не собираюсь. А то, что сейчас творится с русским, я считаю неправильным» (Хомич 04.04.2024).


Свое заявление он сделал, находясь в Германии. О степени общественной остроты поднятых вопросов свидетельствует тот факт, что о своем категорическом несогласии с позицией Шефира поспешил заявить его брат Сергей, недавно уволенный с должности первого помощника президента.


После появления в Уголовном кодексе статьи об оправдании российской агрессии многие могут опасаться высказывать телефонным интервьюерам свое мнение относительно мнемонической, языковой и церковной политики, отличное от нарративов телемарафона. Многие люди преувеличивают свое употребление украинского языка из соображений общественной желательности, потому реальный объем употребления русского может быть выше, чем показывают данные опросов.


Потому говорить о полном изгнании российского культурного продукта не приходится. Об этом свидетельствует популярность в Украине российского сериала «Слово пацана», периодические скандалы по поводу публичного исполнения российской музыки. Молодежь смотрит русскоязычный YouTube и слушает современных российских исполнителей (по данным Texty, в сентябре прошлого года на первой строчке по количеству прослушиваний среди украинцев была композиция «Холод» российского исполнителя shadowraze, а в декабре – «Пыяла» от AIGEL, саундтрек к сериалу «Слово пацана») (Абрамов, Урбанська 19.03.2024). Однако использование русского языка (иногда демонстративное, в пику властям и «языковым активистам») никак не связано с симпатиями к России. Примером может служить конфликт в Одессе в конце апреля, когда русскоязычный парень потребовал выключить русскую музыку и был послан на три буквы подростками, размахивающими флагом США.


Весной 2024 года продолжалась разработка нормативно-правового обеспечения развития украинского языка. 15 марта Кабинет Министров Украины одобрил разработанную МКИП Государственную целевую национально-культурную программу обеспечения всестороннего развития и функционирования украинского языка как государственного во всех сферах общественной жизни на период до 2030 года. Она должна способствовать постепенному формированию комфортного и функционального единого языково-информационного украиноязычного пространства на всей территории Украины, а также предусматривает спецпроекты: 1) «преодоление последствий лингвоцида государственного языка и меры по восстановлению функционирования украинского языка на деоккупированных территориях»; 2) информационные кампании и другие мероприятия по продвижению украинского языка в Украине и мире; 3) усовершенствование уровня владения и преподавания украинского языка педагогическими работниками. Реализация программы должна способствовать тому, чтобы до 2030 года 80% украинцев в семье и быту разговаривали по-украински. Доля украиноязычного культурного продукта должна увеличиться с 55 до 85% (Державна програма 15.03.2024).


С целью популяризации Украины и украинского языка за рубежом продолжаются инициативы Елены Зеленской по созданию аудиогидов на украинском языке в музеях мира и книжных полочек в библиотеках. В мае супруга Президента Украины открыла украинскую книжную полочку в библиотеке Белграда. По состоянию на начало мая создано 190 украинских полочек в 47 странах и штаб-квартире ЮНЕСКО (Українськомовні аудіогіди 07.05.2024).


Большую медийную активность весной проявлял Уполномоченный по защите государственного языка. 18 апреля Тарас Креминь напомнил, что через три месяца вступает в силу пункт Закона Украины «О медиа», который ужесточает требования по использованию государственного языка в эфирах украиноязычных программ. Использование негосударственного языка в эфирах будет допускаться только в постоянных выражениях, коротких фразах или отдельных словах. Если сейчас на украинских каналах можно услышать украинско-русское двуязычие, то после 17 июля все выступления, интервью, комментарии, вопросы и реплики на негосударственном языке должны быть переведены, дублированы или озвучены по-украински (Кремінь 17.04.2024).


В начале мая Креминь обвинил Россию в осуществлении лингвоцида, а также призвал к переходу от нежной (оборонительной) украинизации к наступательной (Кремінь 02.05.2024). Он также напоминал о необходимости использования государственного языка спортсменами во время Олимпийских игр (Кремінь 03.05.2024) и сотрудниками ТКЦ и СП (бывшими военкоматами) во время мобилизационных мероприятий (Уповноважений 20.03.2024), призывал местные власти избавиться от иноязычных названий заведений дошкольного образования и т. п.


Мониторингом и запретом распространения российских изданий занимается Государственный комитет телевидения и радиовещания Украины. В частности, он регулярно требует от интернет-магазинов прекратить распространение книг, изданных в России и Беларуси. Госкомтелерадио также осуществляет постоянный мониторинг издательской сферы России и составляет Перечень книжных изданий, содержание которых направлено на ликвидацию независимости Украины, пропаганду насилия, разжигание межэтнической, расовой, религиозной вражды, совершение террористических актов, посягательство на права и свободы человека. В марте перечень пополнили 14 изданий, в апреле – 6, в мае – 15. Всего украинский Index Librorum Prohibitorum содержит 448 наименований (Держава-агресор 28.05.2024).


Важной составляющей языковой политики является дерусификация библиотек. Так, в 2022 году было списано 12 миллионов 971 тысяч книг, в 2023 – 13 миллионов 165 тысяч. Из всех списанных изданий в 2022 и 2023 годах 8 млн 653 тысяч и 8 млн 795 тысяч соответственно были на русском языке. Как в 2022, так и в 2023 доля списанных русскоязычных изданий составляет 66%. Больше всего русскоязычных изданий списали в Винницкой области: 644 тысяч в 2022 и 543 тысяч в 2023 году (Бойко 20.05.2024).


В Украине проводятся демонстративные акции по уничтожению книг на русском языке. В середине апреля в Волынской областной библиотеке для юношества в Луцке в рамках акции «Скажи НЕТ русской литературе» (продолжается с сентября 2022 года) собрали очередную партию книг на макулатуру – 417 кг русскоязычной литературы. За нее удалось выручить тысячу гривен (24 евро), средства перечислили для одной из бригад ВСУ (Воскресенська 18.04.2024).


Более серьезные суммы собрали благотворительный фонд «Грохот» вместе с издательством «Vivat». В рамках акции «Поставь русскую книгу в угол» им удалось собрать 110 тонн книг на русском языке. На вырученные 460 тысяч гривен (11,5 тысяч евро) были приобретены два пикапа для ВСУ (Гуркіт 22.04.2024). Возможно, эта акция стала причиной жестокого ракетного удара России по Харькову, во время которого была разрушена одна из крупнейших типографий в Европе «Фактор-друк». 7 человек погибли, еще 22 человека ранены, уничтожено 45 тысяч книг, в том числе и издательства «Vivat» (Ракетний удар 2024). Другой причиной могло быть издание там до 30% украинских учебников.


Словарь войны предусматривает широкое использование пейоративов, что уже было показано на примере термина «рашизм». Расчеловечивание и осмеяние врага помогают избавиться от страха, в том числе от страха убивать врага – ведь убить человека гораздо труднее, чем «орка». Однако 14 мая Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания Украины рекомендовал не использовать пейоративы в отношении российской армии, потому что это не способствует объективному и открытому информированию общественности и может ухудшить восприятие медиа как надежного источника информации. Вероятно, по мнению авторов документа, представление российской армии в виде «чмонь» расхолаживает украинцев и мешает тотальной мобилизации. Однако позже «Предложения к критериям отнесения информации к разжигающей ненависть, рознь и жестокость» исчезли с сайта Нацсовета без комментариев (Нацсовет по ТВ 24.05.2024).

 

Церковная политика


«Приготовления к отправке людей на тот свет всегда производились именем бога или другого высшего существа, созданного человеческой фантазией», – эта цитата из «Похождений бравого солдата Швейка во время Мировой войны» известна всем.


Война требует от церквей и религиозных организаций полного подчинения интересам государства, их превращения в атрибут государственности, скрепу нации и опору независимости. Примером может служить Русская православная церковь (РПЦ). Принятый 27 марта «Наказ» XXV Всемирного русского народного собора (проходил под председательством патриарха Кирилла) «Настоящее и будущее Русского мира» назвал «специальную военную операцию» «новым этапом национально-освободительной борьбы русского народа против преступного киевского режима и стоящего за ним коллективного Запада, ведущейся на землях Юго-Западной Руси с 2014 года». После завершения войны, утверждается в «Наказе», вся территория Украины должна войти в «зону исключительного влияния России» (Наказ ВРНС 27.03.2024). Фактически документ отрицает право украинского народа на существование и свободное развитие (Шумило 05.04.2024).


Оправдание и сакрализация войны против Украины со стороны РПЦ дает украинскому государству основания для жестких действий против этой церкви. По словам главы Государственной службы по этнополитике и свободе слова (ГЭСС) Виктора Еленского, РПЦ «является не просто вдохновительницей войны России против Украины, но и ее полноправным участником. Она не только посылает капелланов с оружием на фронт, не только создает частные военные кампании – она является департаментом российского режима, участвующего в этой войне» (Еленский 22.04.2024).


В Украине сложилась иная религиозная ситуация. Длительное сосуществование разных православных церквей являлось положительным фактором в жизни страны, так как препятствовало этатизации религиозной жизни в стиле византийской симфонии, насаждению клерикально-консервативных «традиционных» ценностей, как это произошло в России. Церковь и религия были по-настоящему отделены от государства.


События на фронте 2022 года, когда Украина устояла против «второй армии в мире», многим могли показаться чудом и Божественным провидением. Они придали уверенность в справедливости войны и неизбежности победы как простым украинцам, так и представителям власти. Борьба «воинов света» для защиты священной Земли, священного Государства и «цивилизованного мира» от абсолютного зла – «орков», «Мордора» имеет эсхатологический характер. Это священная война, в которой Бог на стороне Украины. А значит, украинские власти уверены, что имеют право говорить от имени Бога. В своем Пасхальном обращении из Софийского собора Киева Владимир Зеленский сказал, что «Бог защищает нас руками наших воинов», «у Бога на плече – шеврон с украинским флагом», и Бог вернется на территории, «которые чертями временно оккупированы» (Привітання з Великоднем 05.05.2024).


И украинские власти уверены, что имеют право определять принадлежность к Церкви Христовой в мировом масштабе. В заявлении ГЭСС говорится, что РПЦ «потеряла право принадлежать к Церкви Христовой» (Заява ДЕСС 17.06.2024).


Сакральному Государству, которое действует по воле Бога во время войны, церковь нужна, в первую очередь, в роли департамента пропаганды. От нее ожидают поддержки, оправдания и сакрализации боевых действий, отстаивания господствующего нарратива об извечной тысячелетней войне с «Мордором» и героического пантеона, помощи в проведении мобилизации, капелланской службы в армии, снижения протестных настроений в тылу. Пример такого отношения к церкви продемонстрировал генеральный директор заповедника «Киево-Печерская Лавра» Максим Остапенко заявив: «Лавра является одним из ключевых элементов и основным бастионом духовной войны против так называемого русского мира и так называемого патриарха Кирилла. Лавра в этой войне играет ключевую роль как тысячелетняя украинская национальная святыня, которую Россия пыталась уничтожить или подчинить своим ужасным интересам» (1000-ліття 30.05.2024).


С начала российско-украинской войны проблемой для властей является принадлежность значительной части верующих к Украинской Православной Церкви (УПЦ), которая до мая 2022 года находилась в составе Московского патриархата, и до сих пор обладает самым большим количеством приходов, храмов и духовенства. В силу своего бэкграунда УПЦ не сможет быть держателем «духовного фронта» и проводником государственной политики Украины, в том числе мемориальной и исторической. Даже после формального разрыва отношений с РПЦ и объявления о самостоятельности УПЦ остается символом единства восточнославянского пространства и способна консолидировать вокруг себя людей с оппозиционными и пророссийскими настроениями.


В рамках политики деколонизации, предусматривающей разрыв любых связей с Россией, существование этой церкви не представляется допустимым. По словам главного редактора издания «LB.UA» Сони Кошкиной, после российского вторжения религия стала фактором национальной безопасности: «ты можешь быть атеистом, но должен определиться, какого патриархата» (Kyiv StratCom Forum 29.03.2024).

Существование УПЦ мешает властям демонстрировать единство и сплочение украинского народа во время войны. Подготовка запрета и ликвидации УПЦ включает: наработку законодательной базы (Комитет Верховной Рады Украины по вопросам гуманитарной и информационной политики), изгнание из храмов, в том числе и путем силового захвата, расторжения договоров о пользовании землей, на которой расположены культовые сооружения, перерегистрации общин в ПЦУ (МКИП, местные власти, суды), возбуждение уголовных дел, обвинение духовенства в работе на Россию, разоблачение агентов Кремля (СБУ, ГЭСС, СМИ).


Весной 2024 года украинские власти продолжали курс на достижение «духовной независимости Украины», заключающийся в давлении на УПЦ, ее дискредитации и подготовке общества к ее запрету. 5 марта Комитет Верховной Рады Украины по вопросам гуманитарной и информационной политики рассмотрел во втором чтении законопроект № 8371 «О внесении изменений в некоторые законы Украины о деятельности в Украине религиозных организаций». Согласно новой редакции законопроекта ко второму чтению, РПЦ должна быть запрещена законом, а деятельность всех религиозных организаций, аффилированных с ней, будет прекращаться по процедуре, включающей исследование, предписание о выполнении закона и судебный запрет (Комітет 05.03.2024). Это фактически открывает путь к запрету УПЦ, которая, по мнению властей, по-прежнему сохраняет единство с РПЦ (большая часть СМИ именуют ее «УПЦ МП» – Московского патриархата).


Власти делают вид, что УПЦ и ее прихожан уже не существует. Она как будто находится в «опале», отлучена от государства, а в СМИ упоминается только в негативном контексте, например, много пишут об обысках у ее иерархов и судах над ними. СМИ создают иллюзию, будто подавляющее большинство священников и весь епископат УПЦ – это «агенты ФСБ в рясах», предатели Украины, поклонники Москвы, путинисты и т. п. 25 марта глава СБУ Василий Малюк заявил, что у его ведомства возникают вопросы только к тем, кто работает против Украины, прикрывая рясой мундиры ФСБ РФ. По его данным, объявлено 37 подозрений и открыто более 80 уголовных производств против священнослужителей УПЦ, 23 человека были осуждены (Малюк 25.03.2024). При этом и власти, и СМИ умалчивают о захвате Московской патриархией епархий и благочиний УПЦ на оккупированных территориях, так как это не вписывается в нарратив о поголовном предательстве «агентов ФСБ в рясах». К тому же, уничтожая структуру УПЦ, российские власти объективно помогают планам украинских коллег по полной ликвидации этой церкви.


В течение весны Президент Зеленский встречался не только с представителями Православной Церкви Украины (ПЦУ) и УГКЦ, которых поблагодарил за поддержку украинцев на фронте и в тылу (Зеленський 10.05.2024), но и с иудеями, мусульманами, принимал участие в их обрядах, поздравлял с религиозными праздниками. На этом фоне демонстративное игнорирование УПЦ и молчание главы государства в религиозные праздники по юлианскому календарю выглядит очень знаковым.


Представители власти постоянно заявляют, что УПЦ сохраняет связи с Москвой и пытаются привить ее верующим чувство вины перед украинским государством за свои религиозные предпочтения. В частности, глава Комитета Верховной Рады Украины по вопросам гуманитарной и информационной политики Никита Потураев заявил, что «верующим УПЦ ничего не мешает разрывать связи с РПЦ и оставаться при своих храмах, но не быть при этом рупорами московской пропаганды, коллаборантами и государственными предателями, распространяющими подрывную информацию или сотрудничающими с врагом» (Потураєв 2024).


Глава ГЭСС Виктор Еленский утверждает, что государство не требует от УПЦ «ни изменить календарь, ни поменять литургический язык, ни стать частью другой церкви, ни провозгласить самовольную автокефалию, а требует от нее разорвать связи с Московским патриархатом, выйти из состава Русской Церкви» (Kyiv StratCom Forum 29.03.2024).


При этом власти прямо не заявляют, что именно должна сделать УПЦ, чтобы «искупить» свою «вину» перед государством. Вероятно, речь идет не только об уже озвученном отделении от РПЦ, но и о вхождении в состав ПЦУ, и создании единой огосударствленной национальной православной церкви. Однако реализовать эту идею на практике не удастся. Количество епископов и духовенства в УПЦ превышает их количество в ПЦУ, потому формальное объединение может привести к доминированию к объединенной церкви выходцев из УПЦ. Потому власти выдвигают заведомо невыполнимые требования, чтобы провести «объединение» без участия большинства епископата УПЦ, который необходимо изолировать от духовенства и прихожан, объявив промосковским. Используя украинское законодательство, власти стремятся перерегистрировать в ПЦУ общины и храмы УПЦ, часто путем голосования местных жителей или даже приезжих, которые этот храм даже не посещают.


Демонстрацией силы по отношению к УПЦ стал демонтаж Владимиро-Ольгинского храма Десятинного монастыря в Киеве. Это сооружение было незаконно возведено в 2006 году на территории Национального музея истории Украины, рядом с фундаментом Десятинной церкви Х века, построенной князем Владимиром. Оппоненты УПЦ часто называли его «храмом-МАФом» или «храмом-киоском», которые в Украине появляются без какого-либо разрешения, а затем демонтируются властями.


В феврале 2023 года Хозяйственный суд города Киева удовлетворил иск Национального музея истории Украины о демонтаже храма, однако более года решение суда не исполнялось. Музей даже объявил сбор средств, назвав демонтаж культового сооружения «уборкой мусора» (Нам потрібна 08.03.2024). Ночью 17 мая Владимиро-Ольгинский храм был снесен (У Києві знесли споруду 17.05.2024). Это уже третий случай демонтажа культового сооружения УПЦ. 14 февраля 2022 года был разрушен храм в честь Преображения Господня в Ивано-Франковске, а 6 апреля 2023 года – храм во Львове в честь святого Владимира (Заява Юридичного відділу УПЦ 17.05.2024). В апреле Верховный Суд Украины обязал УПЦ освободить храмы на территории заповедников в Каменце-Подольском и Переяславе (Верховний Суд зобов’язав 10.04.2024).


В свою защиту УПЦ предприняла ряд мер, которые весной позволили отсрочить принятие законопроекта № 8371. Церковь всячески опровергала свое единство с РПЦ. 10 апреля Священный Синод УПЦ призвал Верховную Раду не принимать законопроект № 8371. Члены Синода подчеркнули, что УПЦ является самостоятельной и независимой в управлении Церковью Христовой, которая пастырской ответственностью охватывает границы Украинского Государства. Также отмечалось, что, начиная с 1990 года, руководящий центр УПЦ находится в Киеве.


Также УПЦ обвиняла украинские власти в гонениях. В заявлении синода было отмечено, что под предлогом защиты национальной безопасности нормы закона направлены на ликвидацию УПЦ, потому нарушают право на свободу вероисповедания (Підсумки Священного Синоду 10.04.2024).

Эффективной стратегией защиты стала апелляция к мировому сообществу. Для этого с помощью одного из спонсоров УПЦ экс-депутата и олигарха Вадима Новинского удалось привлечь известную международную адвокатскую компанию во главе с Робертом Амстердамом, который распространяет на Западе факты гонений на УПЦ и даже угрожает сторонникам запрета УПЦ санкциями США.


В ответ украинские власти на международной арене стараются перенести акценты на многочисленные факты нарушения религиозной свободы со стороны России на оккупированных территориях. В состав делегаций для встреч с иностранцами привлекают членов Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций – ПЦУ, УГКЦ, протестантов, иудеев, которые заверяют, что во время военного положения в Украине сохраняется свобода вероисповедания (В Україні є свобода віросповідання 11.04.2024).


Одновременно власти оказывают давление на тех представителей духовенства УПЦ, которые критикуют церковную политику Украины на международной арене. Через день после того, как протоиерей Николай Данилевич высказал обеспокоенность возможностью принятия Верховной Радой Украины законопроекта № 8371 на встрече с делегацией Конференции европейских церквей (Представник УПЦ 11.04.2024), СБУ провела обыск и вручила ему подозрение в оправдании агрессии РФ против Украины и разжигании религиозной ненависти (СБУ 12.05.2024).


Вскоре был арестован наместник Святогорской Лавры митрополит Арсений, который якобы во время литургии делал «подсказки» о расположении позиций ВСУ. Уголовное дело было возбуждено против запорожского митрополита Луки. Продолжается суд над черкасским митрополитом Феодосием. Под стражей остается осужденный на 5 лет за оправдание и отрицание агрессии России тульчинский митрополит Ионафан*. 12 марта сотрудники СБУ провели обыски в рабочих и жилых помещениях сотрудников интернет-изданий «Союз Православных Журналистов» и «Первый Казацкий», Общественного союза «Миряне» и правозащитной инициативы «Центр Правовой Защиты». Четверо сотрудников этих организаций (один протоиерей и три мирянина) были арестованы.


Большим успехом украинских властей стало включение в резолюцию ПАСЕ «Смерть Алексея Навального и необходимость противодействия тоталитарному режиму Владимира Путина и его войне против демократии» пункта, призывающего государства Европы признать, что РПЦ «фактически используется кремлевским режимом в качестве инструмента российского влияния и пропаганды и не имеет ничего общего со свободой религии и свободой выражения мнений, гарантированной статьей 18 Международного пакта о гражданских и политических правах» (PACE 2024). Этот пункт может быть использован как санкция на запрет УПЦ.


В начале мая Потураев говорил, что республиканцы США, особенно т. н. «трампистское крыло», считают, что «мы боремся с церковью и ее паствой, а не с кремлевской агентурой». Он также признавал, что и часть депутатов от партии «Слуга народа» не готовы поддержать запрет УПЦ (Вуєць 01.05.2024).


Депутаты от оппозиционных партий «Европейская солидарность» и «Голос» сразу же выдвинули обвинения парламентскому монобольшинству. Николай Княжицкий, автор альтернативного, более жесткого законопроекта, заявил, что власти не хотят бороться с российским влиянием, поскольку с февраля 2022 года только 685 парафий перешли из УПЦ в ПЦУ. Он назвал каждый храм УПЦ «официальным представительством РПЦ в Украине, РПЦ, которая официально провозглашает священную войну против Украины и ежедневно агитирует за убийства украинцев» (Княжицький 03.05.2024). В конце мая ряд общественных организаций, ориентированных на экс-президента Петра Порошенко, потребовали принять законопроект № 8371 и постановление о переименовании населенных пунктов (Простір свободи 28.05.2024).


Власти твердо намерены довести запрет УПЦ до конца. Им удалось создать негативное отношение к ней в обществе. Проведенное в апреле социологическое исследование показало, что запрет этой церкви поддерживают 63% опрошенных. Но в опросе фигурировала ее принадлежность к Московскому патриархату, что могло существенно повлиять на мнение граждан (КМІС 07.05.2024).


Весеннее промедление с принятием законопроекта № 8371 произошло из-за сомнений некоторых членов правящей партии (точное количество которых установить трудно, так как они не выражают свою позицию публично) и международной ситуации. Украинские власти хотели избежать обвинений в притеснении верующих накануне голосования в Конгрессе США о выделении помощи Украине и Саммита мира в Швейцарии.


Следует ожидать, что депутаты вернутся к рассмотрению законопроекта № 8371, который приведет к постепенному запрету УПЦ. Первым сигналом стало решение Комитета Верховной Рады Украины по вопросам евроинтеграции от 30 мая, что этот документ не противоречит международно-правовым обязательствам Украины в сфере европейской интеграции и в рамках членства в Совете Европы (Комітет 30.05.2024).


Председатель Верховной Рады Руслан Стефанчук проинформировал, что в парламенте проходит сбор подписей за законопроект № 8371. Как только удастся собрать 240 подписей, он будет вынесен на рассмотрение. «Еще раз подчеркиваю: у нас нет шанса на то, чтобы не проголосовать или чтобы не хватило голосов. Именно поэтому согласительный совет вышел из того, что мы должны видеть подписанные 240 голосов – и тогда этот законопроект будет рассмотрен в Верховной Раде», – заявил Стефанчук (Стефанчук розповів 20.06.2024).


Украинские власти создают преференции для ПЦУ, которая готова взять на себя функцию государственной и национальной церкви. На встрече с президентом ее предстоятель митрополит Епифаний старался польстить главе государства:


«Мы победим агрессора, но только в единстве, потому что в единстве наша сила. Каждый на своем месте работает и трудится, и поэтому вы для нас являетесь образцом для подражания, потому что вы проявили мужество, и я всегда ставлю вас в пример другим. Тем, кто жалуются, говорят: “Мне тяжело”, всегда говорю: “Посмотрите на Президента! Ему не легче, потому что у него каждый день встречи, международные встречи, телефонные звонки, мы не успеваем следить за этим в соцсетях”» (Думенко – Зеленскому 10.05.2024).


И. о. министра культуры и информационной политики Ростислав Карандеев заявил, что государство и ПЦУ являются единым целым:


«Сегодня мы стремимся к духовному очищению и возрождению Украины. И в этом аспекте украинское государство и Православная церковь Украины являются одним целым, которое выполняет одну общую общественную задачу, а именно: возрождение подлинной украинской духовности, очищение от враждебных пророссийских нарративов и формирование той высокой духовной культуры, которая зарождалась много веков назад на территории Киево-Печерской лавры» (Лавра Небесна 04.06.2024).


Епископат ПЦУ готов поддерживать все инициативы украинских властей внутри страны и продвигать их на международной арене. 7 марта Священный синод этой церкви обратился к народным депутатам с призывом «как можно скорее» проголосовать во втором чтении и в целом за законопроект № 8371, а Президента Украины – подписать его. «Этот правительственный законопроект не ограничивает право на свободу вероисповедания и не препятствует деятельности религиозных общин, но защищает религиозную свободу в Украине от российского враждебного государственного влияния и от использования религиозных структур страны-агрессора как инструментов такого влияния. Такая позиция также неоднократно публично поддержана религиозным сообществом Украины – христианскими, мусульманскими и иудейскими религиозными объединениями», – говорится в заявлении (Заява Священного Синоду ПЦУ 07.03.2024).


11 мая архиерейский собор ПЦУ подготовил письмо к патриарху Варфоломею с просьбой обратиться к патриарху Кириллу с требованием публично отречься от лжеучения «русского мира», основанного на еретических принципах этнофилетизма, манихейства и гностицизма (Лист Архієрейського Собору 11.05.2024). Также было заявлено, что Владимир Путин «своими преступлениями и упорным и сознательным нераскаянием в публичных грехах» сам отлучил себя от Церкви (Відбувся Архієрейський Собор 11.05.2024).

 

Деколонизация России. «Порабощенные народы»


Выполняя программу-максимум деколонизации по развалу России на национальные государства, Украина продолжает продвигать идею деколонизации России на международной арене и тесно сотрудничать с организациями «порабощенных народов». Однако сложно судить, имеют ли эти организации какое-то влияние на территории России.


Наибольшим успехом украинской дипломатии стала резолюция ПАСЕ «Смерть Алексея Навального и необходимость противодействия тоталитарному режиму Владимира Путина и его войне против демократии», которая помимо осуждения РПЦ, содержит отдельный пункт 17 в отношении коренных народов РФ, очевидно написанный украинскими депутатами. В нем говорится, что «коренные народы, национальные и этнические меньшинства в Российской Федерации насильственно русифицируются, подвергаются репрессиям и дискриминации в нарушение обязательств Российской Федерации по Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. В частности, Ассамблея отмечает непропорционально высокие потери, понесенные воинскими частями, состоящими из военнослужащих, призванных из числа национальных, этнических и коренных народов. Ассамблея считает, что это целенаправленная кампания, направленная на ликвидацию национального и этнического разнообразия внутри Российской Федерации».


Ассамблея также считает, что «деколонизация Российской Федерации является необходимым условием установления демократии в Российской Федерации» (РАСЕ 2024).


17 мая в Киеве состоялась международная конференция по правам «колониальных народов РФ». В дискуссии приняли участие представители временной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам взаимодействия с национальными движениями малых и коренных народов России, а также представители международной организации «Лига Свободных Наций» (представители башкирского, бурятского, эрзянского, татарского, черкесского движений), общественных правозащитных организаций, эксперты, дипломаты. Был подписан Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве временной комиссии и «Лиги Свободных Народов». От украинской стороны его подписали депутаты Мария Мезенцева и Владимир Вятрович (Відбулася міжнародна конференція 20.05.2024).


Через «Университет свободных народов» при Антиимперском блоке народов (создан в 2024 году под руководством лидера бандеровской ОУН Олега Медуницы по образцу Антибольшевистского блока народов времен Холодной войны) ведется подготовка «управленческих, политических элит будущих национальных государств» на территории России (Університет Вільних Народів 13.05.2024).


В Национальном музее Голодомора-геноцида состоялся публичный диалог «Геноцид черкесов: величайшее преступление российского империализма XIX века». Присутствовавший на мероприятии народный депутат Ярослав Юрчишин подчеркнул необходимость признать и осудить геноцид черкесов. Он сообщил, что украинские парламентарии ведут консультации с коллегами из США и стран Балтии, чтобы решение о признании было принято несколькими государствами (У Музеї Голодомору 22.05.2024).

 

Выводы


Прошлое является важным интеллектуальным фронтом российско-украинской войны. Украина использует историческую политику как средство защиты от угрозы уничтожения украинской идентичности. Это ведет к секьюритизации и милитаризации (вепонизации) истории и исторической памяти, их подчинению интересам государства и мобилизации на его защиту.


Ключевым концептом исторической политики Украины является деколонизация, которая охватывает всю гуманитарную сферу: от названий городов и улиц до наименований пива и колбасы, от активного государственного вмешательства в церковную жизнь до вынесения уголовных приговоров за посты и лайки в социальных сетях. Политика деколонизации предусматривает полный разрыв связей с Россией, избавление от всего, что формирует единое культурное пространство и дает поводы говорить, что украинцы и русские – «один народ» или «братские народы». Такой разрыв якобы сможет уберечь украинский народ от ассимиляции и лишит агрессора исторических аргументов.


Такая политика отражает глубокую коллективную травму вследствие «братских» ударов в спину в 2014, а затем в феврале 2022 года. Но, по сути, она напоминает попытки изоляции, к которым прибегали дальневосточные государства нового времени, чтобы спастись от колонизации. Деколонизация замыкается в культурной сфере, ничего не предлагая для развития экономики, совершенствования социальных отношений, да, к тому же вступает в противоречие с европейским выбором Украины.

Не может не вызывать опасений стремительная этатизация гуманитарной сферы. Парадокс заключается в том, что чем больше государство занимается обеспечением безопасности этой сферы, тем более хрупкой и уязвимой она провозглашается, что ведет к новому витку секьюритизации.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Будет во 2 номере журнала "Историческая экспертиза" за 2024 год


[1]Предыдущий обзор см.:  Латыш Ю.В. Хроника исторической политики Украины (декабрь 2023 — февраль 2024) // Историческая экспертиза. 2024. №1. С. 339–362.


* В июне был передан в Россию.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.



63 просмотра

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page