top of page

21.01.2024. Petr Druzhinin


О фальсификатах рукописей Ленина новейшего времени









Петр Александрович Дружинин

 

Институт русского языка им. В. В. Виноградова

Российской академии наук

Москва, Россия

 

 

В статье рассматриваются примеры фальсификации рукописей Ленина в контексте актуальной научной проблемы подлинности автографов исторических деятелей. Автор полагает, что несмотря на развитие исторической науки и источниковедения, а также на наличие экспертных инстанций, число фальсификатов рукописей Ленина в мире лишь увеличивается. Приводятся примеры фальсификатов новейшего времени и наряду с незамысловатыми имитациями показаны сложные для распознавания случаи фальсификации выдающихся исторических документов.

 

Title

On the Falsification of Lenin’s Manuscripts in Modern Time

 

Annotation

This article examines examples of the falsification of Lenin's manuscripts in the context of the pressing scholarly problem of authenticating historical figures' autographs. The author contends that despite the advancements in historical research and source criticism, as well as the presence of expert authorities, the number of falsified Lenin manuscripts in the world continues to increase. The article presents examples of modern falsifications, showcasing not only straightforward imitations but also complex cases of counterfeiting prominent historical documents that are challenging to identify.

 

 

Ключевые слова

Рукописи, автографы, экспертиза, фальсификаты, экспертиза, Ленин

 

Keywords

Textual criticism, Lenin, manuscript, signature, fake, counterfeit, forgery, falsifier

 

Автографы выдающихся деятелей российской истории и литературы с завидной регулярностью появляются на мировом антикварном рынке. Зачастую это неизвестные тексты, иногда – известные, но рукопись их была после публикации затеряна и теперь появилась возможность сравнить транскрипцию и верно прочесть некоторые слова; какие-то рукописи были ранее похищены из отечественных государственных хранилищ и появлялась возможность вернуть их законным владельцам. Однако значительная доля рукописей и автографов, которые появляются на мировом антикварном рынке под видом подлинных, представляют собой фальсификаты.


Вряд ли нужно объяснять, почему возникают фальсификаты. Подлинники великих давно уже подобрались и заняли свои места среди драгоценностей крупнейших музеев, архивов, частных коллекций; и каждое появление новой подлинной рукописи – большое событие, привлекающее как прессу, так и состоятельных покупателей. Именно для утоления платежеспособного спроса неведомые труженики производят на свет то, что будет вскоре продано под видом подлинников, станет историческим источником, послужит для научных построений и выводов.

         

Первый вопрос, который в данном случае возникает: а что же экспертиза? Действительно, многие рукописи имеют при продаже экспертные заключения, будь то эксперт отечественного музея или крупной антикварной фирмы. Но сегодня любая бумага с печатью и подтверждением подлинности остается суждением одного человека, который высказывает своё личное мнение о подлинности конкретного документа. А поскольку эксперт – это человек, то он может ошибаться.


То есть сегодня экспертиза подлинности в действительности представляет собой крайне субъективную процедуру. Кроме того, на один и тот же автограф специалисты могут смотреть по-разному: кто-то сочтет его подлинником, а кто-то – фальсификатом. Но когда владелец выбирает, какое экспертное заключение получить на бумаге, то выбор делается в пользу тех экспертных мнений, которые говорят в пользу подлинности. Далее, если фальсификат получил экспертное подтверждение в качестве подлинника, то далее предстоит его публичная продажа, то есть аукцион. Если речь о больших аукционных домах России и мира, то в их штате обычно имеются серьезные эксперты. Однако экспертиза рукописей требует не просто квалификации, а высокой квалификации; причем специалист по рукописям Пушкина может оказаться бессилен при экспертизе рукописей Достоевского, то есть трудно найти мастера на все руки, и нигде, ни на каком аукционе мира нет универсального эксперта по всем вопросам.


Нередко возникает вопрос о почерковедческой экспертизе. На наш взгляд, если она в данном случае и применима, то в строго определенных рамках: поскольку эксперт-криминалист в своей повседневной практике не занимается старинными рукописями, то применение криминалистических методов актуально при распознавании подделок, а не для подтверждения оригинальности. Как может криминалист, не имея для сравнения корпуса оригинальных рукописей или их качественных сканированных копий в высоком разрешении, установить, скажем, подлинность рукописи Пушкина? Не раз и не два криминалисты писали многостраничные заключения об очередном «автографе Пушкина», вследствие чего у пушкиноведов даже появилась присказка, что «если автограф имеет подтверждение криминалиста, то это точно не Пушкин». Курьезы с такими экспертизами памятны текстологам (Краснобородько 1987).


Не менее показательны случаи, когда за подлинную рукопись принимается факсимиле, выполненное литографией или цинкографией. Может показаться, что такие случаи легко распознаются специалистами, но это далеко не так. Например, в 1957 году Публичная библиотека в Ленинграде на основании решения комиссии Отдела рукописей приобрела знаменитое письмо императора Александра I московскому губернатору Н. В. Обрескову от 24 мая 1812 года (Новые поступления 1968: 96); оно до сих пор сохраняется в фондах РНБ[[1]]. Увидев это письмо в описи и зная, что в 1877 году оно было факсимильно воспроизведено на вкладке журнала «Русская старина», мы решили проверить, что же хранится в архивной папке. Оказалось, что в 1957 году было куплено именно факсимиле из журнала 1877 года, хотя целая комиссия из сотрудников Отдела рукописей рассматривала его перед приобретением.


То есть теоретически для суждений о подлинности рукописей выдающегося значения требуется скорее консилиум из специалистов в конкретной области, или же мнение главного и непререкаемого авторитета по определенному историческому деятелю или писателю. Однако на практике и здесь бывают досадные оплошности. Кроме того, специалисты-текстологи или историки традиционно загружены своей научной работой и их привлечение если не невозможно, то крайне затруднительно.


Есть и невидимая причина неучастия квалифицированных специалистов в экспертизе рукописей из частных собраний: нет опаснее человека, чем коллекционер, который купил фальшивку и впоследствии это осознал. Он будет осаждать экспертов и научные инстанции и пытаться получить подтверждение тому, что владеет именно оригиналом. Чем более влиятелен такой владелец, тем он более честолюбив и тем более агрессивен.


То есть во всем мире на рынок под видом подлинников выходит масса фальсификатов разного происхождения; они продаются, после чего оседают в государственных и частных коллекциях, становятся формально подлинными источниками и будут всячески засорять историческую науку. Возможности нашего века, когда мы не просто листаем каталог с описанием, но можем увидеть воспроизведение рукописи, дают возможность распознавать фальсификаты, стараться воспрепятствовать их проникновению в науку под видом подлинников.

 

В этой связи мы хотим рассказать и показать, как фальсифицируются рукописи не просто известных личностей истории России, но очевидно наиболее известного деятеля – Владимира Ильича Ленина. Примечательно, что рукописи Ленина всегда были предметом коллекционирования: их собирало советское государство, расходуя на них валютные средства, и все годы советской власти все рукописи Ленина выкупались за любые деньги по всему миру. Еще при жизни Ленина, в 1923 году, были приняты партийные решения о едином хранении всего его рукописного наследия; предписывалось передавать в созданный Институт Ленина его письма и записки из всех учреждений и от частных лиц. По этой причине в ХХ веке у коллекционеров не было никакой возможности приобретать и хранить его рукописи, а музеи имели только муляжи. И со временем ленинские рукописи настолько подобрались, что в послевоенные годы обретение единичной записки или письма становилось событием, о подобном писали газеты как о великой находке.


В наше время подлинники руки Ленина тоже могут объявляться. В 2013 году в Лондоне на аукционе Christie’s продавался мандат, который Ленин выписал в 1920 году своему товарищу, французскому публицисту Анри Гильбо.

Илл.1



В его книге о Ленине, напечатанной в 1924 году, эта рукопись воспроизведена (Гильбо 1924: 145); отчасти по этой причине – безусловной подлинности – она была продана за больше чем за 120 тысяч фунтов. Второй случай – продажа в 2020 году на аукционе «Литфонд» записки Ленина 1921 года из архива старого большевика Степана Данилову за 2,8 млн рублей.


Но много чаще мы отмечали появление менее безупречных рукописей.


Первая – машинописное удостоверение, выданное 6 апреля 1920 года А. В. Луначарскому от имени Совнаркома РСФСР об утверждении решением IX Съезда РКП(б) членом Центральной Контрольной комиссии.

Илл.2


Подписан он Лениным и секретарем Л. А. Фотиевой. Подлинность подтверждается сертификатом «Сервиса по сертификации автографов “RUS COA”».


Машинопись с автографом – достаточно частый прием фальсификации, потому что для анализа почерка в результате предоставляется не так много сравнительного материала. Нас же первоначально привлек бланк документа – «Совет Народных Комиссаров», тогда как подлинные Ленинские документы обычно написаны им на бланках «Председатель Совета Народных Комиссаров», поэтому мы рассмотрели и содержание документа.


Именно содержание этого документа разоблачительно: там написано, что IX Съезд РКП(б) 29 марта 1920 года утвердил Луначарского членом Центральной контрольной комиссии. Это абсолютно невозможно: само название «Центральная контрольная комиссия» (ЦКК) возникло только в 1921 году: ее состав был избран на Х Съезде партии 15 марта 1921 года, первоначально она называлась просто Контрольной комиссией, и выбрана она была на IX партконференции в сентябре 1920 года, но без протокольного решения, почему впоследствии было сказано, что «она была создана в промежутке между IX и Х съездами» (Протоколы 1933: 59–61), к тому же А. В. Луначарский не входил в ее состав ни в 1920 году, ни в 1921. В действительности, нарком Просвещения Луначарский входил в другую комиссию – Центральную ревизионную комиссию; он был избран одним из троих членов ЦРК 23 марта 1919 года на VIII Съезде партии и оставался в ней до следующих выборов ЦРК в марте 1921 года.


То есть у фальсификаторов возникла путаница, и они, используя вероятно какие-то аналоги, создали такой документ, которого не может быть в природе. Экспертиза почерка тут совершенно лишняя, потому что фактология документа серьезно конфликтует с исторической действительностью.


Однако нельзя не учитывать, что свою квалификацию повышают не только историки, но и фальсификаторы. Чтобы не было такой вот «отсебятины», возник очень остроумный способ фабрикации рукописей. Текст для таких произведений не выдумывался, а брался «из первоисточника», то есть из Полного собрания сочинений Ленина. Тем самым фальсификаторы получают надежную страховку от ошибки, а эксперты – лишнее подтверждение тому, что такой документ действительно существовал. Но и здесь квалифицированный источниковед или ученый-текстолог должны уметь отличить подлинник от фальсификата.


Перед нами еще один автограф вождя мирового пролетариата – машинописное письмо от 20 июля 1919 года наркому продовольствия Крыма, с печатью Совета Труда и Обороны РСФСР и подписью Наркомпрода РСФСР А. Д. Цюрупы.

Илл.3


Эта рукопись была выставлена крупнейшим в Европе аукционом автографов «International Autograph Auctions Europe» и продана за 20 тысяч евро.



Сперва обратимся к Полному собранию сочинений. Действительно, мы находим там этот документ, который «печатается по машинописному тексту, подписанному В. И. Лениным» (Ленин 1970, 50: 388), причем тексты совпадают полностью, также здесь указан адресат – накомпрод Крыма С. Д. Вульфсон. Наличие «автографа» и публикации в собрании сочинений должно было, по замыслу фальсификаторов, подать экспертам повод думать, что в архиве Ленина хранится второй экземпляр, а первый – который был отправлен – как раз и представлен на торгах.


Однако многое в этом документе настораживает: не только угловой каучуковый штамп Совета Рабоче-Крестьянской Обороны, который заменял типографский бланк. Важнее другое: гербовая печать «Совет Труда и Обороны» никак не могла быть поставлена на этом документе. Дело в том, что Совет Рабоче-Крестьянской Обороны был преобразован в Совет Труда и Обороны только в апреле 1920 года. То есть такой печати, если бы документ был подлинным, там не могло быть поставлено.

Но и это не главное. Впервые этот документ был опубликован в 1942 году по оригиналу, хранящемся в архиве Ленина; поэтому мы решили обратиться к подлиннику[[2]].

Илл.4




Именно здесь мы уже еще раз убедились в верности выводов. Во-первых, это изначально не письмо, а телеграмма: на рукописи даже имеется помета «По прямому проводу», то есть никакого «белового экземпляра» документа существовать не могло в принципе. Во-вторых, текст подлинника именно телеграфный, то есть без знаков препинания; но для первой публикации 1942 года текст был заметно отредактирован, и уже в этом виде попал в Полное собрание сочинений.


То есть и это тоже фальсификат. Причем наличие у фальсификаторов арсенала штампов и печатей может свидетельствовать о том, что продукция их не ограничивалась только этим документом.

 

Еще одна рукопись – предписание Ленина А. Б. Халатову от 19 декабря 1919 года, машинопись на бланке с угловым штампом и гербовой печатью Совнаркома, подписанная Лениным.

Илл.5


Подлинность на этот раз подтверждена сертификатом американской фирмы «University Archives» (эксперт – основатель компании и эксперт John Reznikoff). Цена продажи –19 тысяч евро.


Мы также обращаемся к Полному собранию сочинений Ленина и находим нам этот документ, с указанием «Печатается по рукописи» (Ленин 1970, 51: 96). Трудно объяснить, почему не по машинописному отпуску – в этом случае можно было бы объяснить существование «оригинала», то есть белового экземпляра. При этом сама продаваемая рукопись привлекла нас тем же, на что обращалось внимание выше, – угловой штамп Совнаркома не только не типографский, но и не соответствует документу: Ленин имел свой бланк как «Председатель Совета Народных Комиссаров».


И далее мы обращаемся опять в архив Ленина, чтобы установить по какому именно источнику текст был напечатан в Полном собрании сочинений. И видим, что это действительно рукопись, причем это и есть оригинал документа: предписание изначально было написано Лениным на собственном типографском бланке, передано адресату, затем хранилось у него (о чем свидетельствуют следы сгибов), а после ареста и расстрела Халатова в 1938 году его архив был изъят и автограф Ленина поступил на государственное хранение

Илл.6


, где ныне и находится [[3]].


Как и предыдущем случае, можно констатировать не только очередной фальсификат, но и наличие у изготовителей углового штампа и гербовой печати Совнаркома: безусловно, они еще будут когда-нибудь использованы.

 

Перечисленные примеры показательны, но все-таки источниковед или профессиональный текстолог при рассмотрении этих рукописей в силах разобраться где подлинник, а где фальсификат. Однако бывают и более сложные случаи, один из которых мы рассмотрим ниже.


В 2022 году венская фирма с более чем двухвековой историей «Antiquariat Inlibris» представила публике рукопись Ленина. Не записку, не машинопись с подписью, а большое письмо 1911 года на немецком языке, адресованное видному деятелю рабочего движения, чешскому социал-демократу Антонину Немецу.

Илл.7















Оценено оно было сообразно исторической ценности – 280 тысяч евро. Как и многие автографы Ленина, оно было известно давно: впервые было напечатано в 1930 году, а впоследствии вошло в Полное собрание сочинений, где имеется помета «Печатается по рукописи», однако в действительности – по фотокопии с рукописи, потому что оригинал хранился в Чехословакии и впоследствии был утрачен.


Наличие цивилизованного антикварного рынка помогает проследить судьбу этого предмета уже после его нового обретения: появился он вновь в 1992 году в Лондоне на аукционе Christie’s, где его за 8,8 тыс. фунтов купил американский телепродюсер Уильям Белл, который собирал артефакты вершителей мира. У него были автографы Наполеона и Черчилля, куртка президента Кеннеди, вот наконец и рукопись Ленина. В 2020 году наследники магната продали письмо с молотка за 32 тысячи долларов. Теперь оно появилось в Вене, и стоит более четверти миллиона евро.


К письму прилагается конверт от другого письма А. Немеца – 1912 года, на имя Крупской. В сущности, этот конверт чужой, однако в случае рассуждений о подлинности – он становится серьезным аргументом «за». Нельзя не оговорить эту особенность: нередко при фальсификатах имеется некоторое приложение, которое формально не имеет никакого отношения к рукописи, но является подлинным. Аналогичный случай имеется в текстологии Анны Ахматовой: в начале 1990-х годов фальсификаты ее творческих рукописей вкладывались в конверты писем 1940-х годов ленинградской писательницы Н. Л. Дилакторской и затем продавались как подлинники Ахматовой «из архива Дилакторской», причем некоторые из этих написанных за Ахматову стихов даже попали в ее собрание сочинений (Дружинин 2023).


Однако история этого ленинского письма оказалась еще более увлекательной.

В 1948 году состоялось объединение Социал-демократической и Коммунистической партий Чехословакии, после чего историческое здание, в котором в 1912 году состоялась Пражская конференции РСДРП, было превращено в Музей Ленина. Экспозиция музея была открыта в 1953 году Клементом Готвальдом. В 1979 году музей принял миллионного посетителя, и по этому поводу сотрудники музея много выступали в прессе, по радио и телевидению. Одним из важных пунктов их выступлений было то, что по-видимому погибло важнейшее письмо Ленина к Немецу, которое представлялось им является едва ли главным мемориальным предметом ленинианы Чехословакии.


О том, что было дальше, поведал директор музея Александр Ежек, рассказывая «о поисках документа, длившихся на протяжении целого поколения»: «Как-то морозным январским утром в кабинет директора Музея В. И. Ленина в Праге вошла, тепло улыбаясь, приятная на вид и еще бодрая старая женщина, назвавшаяся внучкой покойного Антонина Немеца... Она достала из сумочки небольшой конверт с иностранными почтовыми марками и три странички мелко написанного по-немецки текста. Не скрывая своего изумления, смотрели мы на оригинал ленинского письма, который так долго и с такими невероятными усилиями пытались отыскать. Мы боялись поверить своим глазам...» (Ежек, Котик 1980: 70).

5 февраля 1979 года в Праге в торжественной обстановке внучка революционера вручила это сокровище Президенту ЧССР Густаву Гусаку, по ленте ТАСС новость дошла до Москвы и была напечатана на первой полосе «Правды» (Передача 1979).


То есть, казалось бы, вот документ, который «в свое время стали уже причислять к безвозвратно утерянным для современников и для грядущих поколений», обретен вновь, а после распада Чехословакии он попал в Лондон, далее в США, и сейчас нашел свое временно пристанище в Вене.

Здесь нужно отметить, что судьба документа оказалась для нас столь увлекательной, что мы решили посмотреть материалы и фотокопии в архиве Ленина, для чего отправились в РГАСПИ. Без опытных архивистов этого учреждения мы бы вообще не смогли написать эту работу, и уж точно бы не разобрались в том, что нас ожидало далее. И вот здесь выяснилось, что знаменитое письмо Ленина Антонину Немецу – тоже находится в ленинском фонде, причем не только давно там имевшаяся фотокопия, но и сам подлинник [[4]].

Илл.8

















































Как такое возможно? Оказывается, ЦК Компартии Чехословакии тогда же принял «совершенно справедливое решение передать подлинник исторического документа Центральному Комитету КПСС» (Ежек, Котик 1980: 71), и уже 13 февраля 1979 года Густав Гусак обратился с письмом к Леониду Брежневу с письмом, в котором говорилось также: «Центральный Комитет КПЧ решил передать этот уникальный документ, касающийся знаменательного исторического периода в жизни Коммунистической партии Советского Союза, Центральному Комитету вашей партии. Мы поступаем так, будучи убежденными, что оригинал письма В. И. Ленина по праву принадлежит партии, которую он основал и которая верно и последовательно выполняет ее заветы» (Советско-чехословацкие отношения 1984: 157).






14 февраля Густав Гусак «в торжественной обстановке передал подлинник письма В. И. Ленина» послу СССР в Праге В. В. Мацкевичу. В репортаже, напечатанном на первой полосе «Известий»,

Илл.10


приводились и слова посла СССР, который счет этот дар «убедительным свидетельством братских отношений между двумя коммунистическими партиями и заботы чехословацких коммунистов о сохранении общего наследия» (Передача подлинника 1979). С тех пор письмо хранится в архиве Ленина в Москве.


Возникает вопрос: что же тогда продавалось в Англии и США и ныне представлено в Вене по цене 280 тысяч фунтов? Ответим цитатой из статьи чешских историков. Оригинал «находится в Ленинском фонде Центрального партийного архива в Москве – там, где он по праву должен находиться. Посетители же московского и пражского музеев В. И. Ленина смогут ознакомиться с оригиналом по искусно выполненному факсимиле» (Ежек, Котик 1980: 71).


То есть в действительности оригинал письма Ленина – хранится в РГАСПИ, а под видом подлинника по свету путешествует «искусно выполненное факсимиле».


Исследование оригинала и факсимиле это подтверждает: оригинал написан обычными орешковыми чернилами, а факсимиле – зелеными, потому что это в действительности перерисовка, хотя бы и крайне тщательная. И в очередной раз следует особенно сделать акцент на том, что для аргументированных выводов о подлинности рукописи какого-либо исторического деятеля следует производить сопоставление с подлинными рукописями конкретного автора, ну а в нашем случае – даже с подлинником того самого письма.


Кроме того, при оригинале сохраняется и подлинный конверт – не конверт от чужого письма, а именно от того самого[[5]].

Илл.9


При факсимиле же – конверт от письма Немеца к Крупской, который подтверждает чешское происхождение факсимиле из семьи потомков адресата.


То есть «искусно выполненное факсимиле» в определенный момент превратилось в подлинник ленинского письма и успешно продавалось, переходя от владельца к владельцу. Мы уже стали забывать о своем печальном открытии, как в 2022 году судьба позволила нам поставить опыт. Приехав для работы в Отдел рукописей Британской Библиотеки, мы также посетили ежегодную ярмарку London’s Rare Books Fair, в которой участвовала и венская фирма; так что как раз появился шанс обсудить судьбу «ленинской рукописи» с ее новыми собственниками. Однако они ответили: «Не знаем что у вас там еще есть в Москве в архиве, но у нас подлинность письма доказывается подлинным конвертом». Вероятно, так бы ответил любой владелец фальсификата.

 

Представленные примеры показывают, что историк должен в высшей степени внимательно и даже придирчиво относиться ко вновь обретаемым рукописям выдающийся исторических личностей. Безусловно, фальсификация рукописей Ленина не носит массового характера как, скажем, автографов И. Сталина, однако вряд ли будет преувеличением утверждение, что фальсификация рукописей русских исторических деятелей представляет собой не эпизод из учебника по источниковедению, а актуальную и серьезную проблему исторической науки сегодняшнего дня.

 

 Иллюстрации:

 

(01)

Подлинник рукописи Ленина – Мандата Анри Гильбо, 1920.

 

(02)

Фальсификат рукописи Ленина – Удостоверение А. В. Луначарского.

 

(03)

Фальсификат рукописи Ленина – Письмо наркомпроду Крыма С. Д. Вульфсону.

 

(04)

Оригинал подлинной телеграммы С. Д. Вульфсону в архиве Ленина.

 

(05)

Фальсификат рукописи Ленина – Предписание А. Б. Халатову.

 

(06)

Подлинное предписание А. Б. Халатову в архиве Ленина.

 

(07)

Фальсификат рукописи Ленина – музейный муляж письма А. Немецу.

 

(08)

Подлинник письма Ленина А. Немецу 1911 года в архиве Ленина

 

(09)

Подлинный конверт письма А. Немецу в архиве Ленина.

 

(10)

Сообщение о подарке Густавом Гусаком письма А. Немеца в газете «Известия», 15 февраля 1979 года.

  

Библиографический список

 

ОР РНБ. Ф. 1000. Д. 1957–69. Л. 1–1об.

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 2773. Л. 1–3.

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 10246. Л. 1.

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 12115. Л. 1.

 

Гильбо 1924 – Гильбо А. Владимир Ильич Ленин: Описание его жизни. Л., «Прибой», [1924].

 

Дружинин 2023 – Дружинин П. А. Фальсификация рукописей Анны Ахматовой как актуальная проблема текстологии // Сюжетология и сюжетография. 2023, № 1. С. 26–68.

 

Ежек, Котик 1980 – Ежек А., Котик О. По следам утерянного письма В. И. Ленина // Коммунист. М., 1980. № 2. С. 65–71.

 

Краснобородько 1987 – Краснобородько Т. И. Несостоявшееся открытие // Литературная газета. М., 1987. № 11, 11 марта. С. 6.

 

Ленин 1970 – Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. М., 1970. Т. 50, 51.

 

Новые поступления 1968 – Новые поступления в отдел рукописей (1952–1966): Краткий отчет / Гос. публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. М., Книга, 1968.

 

Передача 1979 – Передача ценного исторического документа // Правда. М., 1979. № 38, 7 февраля. С. 1.

 

Передача подлинника 1979 – Передача подлинника письма В. И. Ленина // Известия. М., 1979. № 40, 15 февраля, вечерний выпуск. С. 1.

 

Протоколы 1933 – Протоколы Х Съезда РКП(б). М., Партиздат, 1933.

 

Советско-чехословацкие отношения 1984 – Советско-чехословацкие отношения, 1977–1982: Документы и материалы. М., Политиздат, 1984.

 

 

Refrences

 

Druzhinin P. A. Falsifikatsiya rukopisey Anny Akhmatovoy kak aktualnaya problema tekstologii. In: Studies in Theory of Literary Plot and Narratology, 2023. № 1. P. 26–68.

 

Ezhek A.. Kotik O. Po sledam uteryannogo pisma V. I. Lenina. In: Kommunist. 1980. № 2. P. 65–71.

 

Gilbo A. Vladimir Ilich Lenin: Opisaniye ego zhizni. Leningrad, «Priboi», [1924].

 

Krasnoborodko T. I. Nesostoyavsheyesya otkrytiye. In: Literaturnaya gazeta. Moscow, 1987. № 11. 11 March. P. 6.

 

Lenin V. I. Polnoye sobraniye sochineniy. 5 ed. Moscow, Politizdat, 1970. T. 50. 51.

 

Novyye postupleniya v otdel rukopisey (1952–1966): Kratkiy otchet / Gos. publichnaya biblioteka im. M. E. Saltykova-Shchedrina. Moscow, Kniga. 1968.

 

Peredacha podlinnika pisma V. I. Lenina. In : Izvestiya. Moscow, 1979. № 40. 15 Febr. P. 1.

 

Peredacha tsennogo istoricheskogo dokumenta. In: Pravda. Moscow, 1979. № 38. 7 Febr. P. 1.

 

Protokoly 10-go S’ezda RKP(b). Moscow, Partizdat, 1933.

 

Sovetsko-chekhoslovatskiye otnosheniya, 1977–1982: Dokumenty i materialy. Moscow, Politizdat, 1984.

 


[1] ОР РНБ. Ф. 1000. Д. 1957–69. Л. 1–1об.

[2] РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 10246. Л. 1.

[3] РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 12115. Л. 1.

[4] РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 2773. Л. 1–2; выражаем искреннюю признательность сотрудникам РГАСПИ – М. С. Астаховой, Ю. С. Беляковой, Н. М. Волхонской.

[5]  РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 2773. Л. 3.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.



384 просмотра

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page