top of page

Б.Л. Хавкин Советская разведка в Курской битве. Рудольф Рёсслер






Б.Л. Хавкин Советская разведка в Курской битве. Рудольф Рёсслер


















11.06.2023



Статьей профессора Б.Л. Хавкина «Историческая экспертиза» открывает задуманную серию публикаций «Курская битва в исторической памяти», приуроченную к 80-летию одного из наиболее значительных сражений в истории Второй мировой войны. В статье раскрыты некоторые недостаточно известные страницы разведывательной деятельности СССР в месяцы, предшествовавшие Курской битве.

Ключевые слова: Вторая мировая война, Курская битва, нацистская Германия, советская разведка, Рудольф Рёсслер, «Красная капелла», Шандор Радо.

Сведения об авторе: Хавкин Борис Львович, доктор исторических наук, профессор ИАИ РГГУ.

Контактная информация: novistor@mail.ru.


Boris L. Khavkin

Soviet Intelligence in the Battle of Kursk. Rudolf Rößler


Abstract. The “Historical Expertise” opens with the article by Professor Boris Khavkin the planned series of publications “The Battle of Kursk in Historical Memory”, celebrating the 80th anniversary of one of the most significant battles in the History of World War II. The article reveals some unclear pages of the intelligence activities of the USSR in the months preceding the Battle of Kursk.

Keywords: World War II, Battle of Kursk, Nazi Germany, Soviet intelligence, Rudolf Rößler, Rote Kapelle, Radó Sándor.

About the author: Khavkin Boris L., doctor of historical sciences, Professor of IAI RSUH.

Contact information: novistor@mail.ru.




В ходе Курского сражения Третий рейх рассчитывал взять реванш за поражение вермахта под Сталинградом и вернуть себе стратегическую инициативу. План германского летнего наступления на Восточном фронте под кодовым названием «Цитадель» готовился в обстановке строгой секретности. К проведению операции германское командование привлекло группу армий «Центр» под командованием Г. фон Клюге (9-я и 2-я армии) и группу армий «Юг», которой командовал Э. фон Манштейн (4-я танковая армия и оперативная группа «Кемпф»). На Курском направлении противник сосредоточил 50 дивизий (в том числе 16 танковых и моторизованных), 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, авиацию 6-го воздушного флота (свыше 1000 самолетов, базировавшихся на аэродромах орловского выступа) и 4-го воздушного флота (более 1000 самолетов, находившихся в районах Харькова и Полтавы)[1]. 15 апреля 1943 г. Гитлер подписал оперативный приказ, утверждавший план наступательной операции «Цитадель» в районе Орел – Курск – Белгород – Харьков.

Информация о готовящемся наступлении немцев была добыта советской разведкой менее чем через месяц[2]. Бывший начальник штаба оперативного руководства вермахта генерал-полковник Альфред Йодль на Нюрнбергском процессе в 1946 г. признал, что сведения о германских операциях появлялись в Москве раньше, чем у него на письменном столе.

Йодлю вторит бывший нацистский пропагандист оберштурмбанфюрер СС П.К. Шмидт, известный также как историк Пауль Карелл, по его мнению, даже поверхностный анализ данных радиоперехвата показывал, что часть переданной информации могла быть получена только из высших немецких военных кругов, создавалось такое впечатление, что советским агентам в Швейцарии диктовали на ключ прямо из Ставки фюрера[3].

Сведения о планах германского командования поступали в Москву из резидентур внешней разведки в Лондоне, Женеве, Стокгольме, Нью-Йорке, Анкаре и Берлине. Материалы о передислокации частей и соединений германской армии на линию Орел – Курск – Белгород, активизации деятельности германских разведывательных служб в районе Курского выступа приходили из оперативных групп НКГБ СССР, действовавших на оккупированных территориях.

В книге «Записки командующего фронтом 1943–1945» И.С. Конев писал: «Уже весной 1943 г. советское Верховное Главнокомандование располагало данными о готовящемся летнем наступлении немецко-фашистских войск в районе Курской дуги. Данные разведки поступали с исключительной быстротой и точностью. Было точно определено и направление главного удара противника»[4].

Ценную политическую и военную информацию советская разведка получала из Великобритании. Это было связано с тем, что британские спецслужбы еще в 1938 г. смогли расшифровать немецкие коды, чем обеспечили доступ к секретной переписке по радиоканалам германского Верховного командования со штабами групп войск, армий и других соединений и частей. В этой переписке содержались планы боевых операций германских войск в Африке и на Восточном фронте. Агенты советской внешней разведки, входившие в «Кембриджскую пятерку» (К. Филби, Дж. Кернкросс, Д. Маклин, Э. Блант, Г. Бёрджесс)[5], сумели получить доступ ко многим ценным материалам британского внешнеполитического ведомства и разведки (еженедельным сводкам, оперативным приказам германского командования, содержанию радиограмм, в которых раскрывалась осведомленность германского командования о состоянии войск Красной Армии). Офицер британской разведки Кернкросс, хорошо знавший немецкий язык и обладавший аналитическими способностями, с помощью аналога немецкой шифровальной машины «Энигма» расшифровывал немецкие секретные радиограммы. От Кернкросса и Филби в резидентуру НКГБ в Лондоне поступали сведения о планировании немецкого наступления под Курском[6].

Данные о подготовке операции «Цитадель» шли из Швейцарии от резидента советской военной разведки Ш. Радо, который передавал в «Центр» информацию, добытую Р. Рёсслером[7].

А. Даллес, руководитель действовавшей во время Второй мировой войны в Швейцарии резидентуры Управления стратегических служб США, писал: «Советские люди использовали фантастический источник, находящийся в Швейцарии, по имени Рудольф Рёсслер, который имел псевдоним „Люци“. С помощью источников, которые до сих пор не удалось раскрыть, Рёсслеру удавалось получить в Швейцарии сведения, которыми располагало высшее немецкое командование в Берлине, с непрерывной регулярностью, часто менее чем через 24 часа после того, как принимались ежедневные решения по вопросам Восточного фронта». Бывший британский разведчик Л. Фараго утверждал, что Рёсслер был лучшим советским агентом в Европе[8].

Что мы знаем об этом человеке?

Рудольф Рёсслер родился 22 ноября 1897 г. в городе Кауфбойрен, Германская империя, в семье чиновника лесного ведомства. Окончил народную школу и в 1916 г. гимназию в Аугсбурге, Бавария. Солдатом-добровольцем ушел на Первую мировую войну.

После войны Рёсслер активно занимался журналистикой и издательской деятельностью. Среди его друзей были известные литераторы, в частности, писатель Томас Манн. В отличие от многих разочарованных и озлобленных поражением в Первой мировой войне ветеранов, Рёсслер никогда не разделял реваншистских взглядов и активно выступал против нацизма. Он печатался в газетах, основал Аугсбургское литературное общество, редактировал журнал «Форма и содержание», руководил Народным театральным союзом в Берлине и издавал журнал «Национальный театр».

После прихода Гитлера к власти профессиональная деятельность для Рёсслера в Германии стала невозможна. В 1934 г. Рёсслер, человек христианско-консервативных взглядов, немецкий националист и в то же время идейный противник нацизма, покинул родину и вместе с женой Ольгой Хофман поселился в нейтральной Швейцарии.

В Люцерне Рёсслер основал и возглавил литературное издательство «Вита Нова». Он издавал произведения писателей, которые были запрещены в нацистской Германии: Рауля Клауделя, Стенли Болдуина, Николая Бердяева, Федора Степуна, Вальтера Шубарта, Вальдемара Гуриана[9].

В 1937 г. Рёсслер лишился гражданства Германии. Его деятельность как разведчика, вероятно, началась в 1938/39 гг. в связи с обострением ситуации вокруг Чехословакии и последовавшей нацистской оккупацией этой страны.

Британский политик Уинстон Черчилль в воспоминаниях отмечает, что уже в 1938 г., перед нападением на Чехословакию, был заговор против Гитлера, в котором участвовали генералы Гальдер, Бек, Штюльпнагель, Вицлебен (командующий берлинским гарнизоном), Томас (заведующий вооружением), Брокдорф (командующий потсдамским гарнизоном) и граф Гельдорф, стоявший во главе берлинской полиции. Главнокомандующий генерал фон Браухич был осведомлен о заговоре и одобрил. Напомним, что летом 1938 г. Бек покинул свой пост начальника Генштаба сухопутных сил в знак протеста против агрессивных планов Гитлера в отношении Чехословакии, а Гальдер стал преемником Бека на этом посту; генерал Штюльпнагель был оберквартирмейстером (заместителем начальника) Генштаба.

Заговорщики, рассчитывая на поддержку Лондона, собирались свергнуть Гитлера 14 сентября 1938 г. Однако британский премьер-министр Невилл Чемберлен трижды летал в Германию на переговоры с Гитлером, что нарушало планы заговорщиков. Поэтому реализация «Берлинского путча» была сначала отложена, а потом, когда стало известно, что Чемберлен вылетает в Мюнхен для подписания соглашения с Гитлером, и вовсе отменена. 29 сентября 1938 г. состоялся так называемый «Мюнхенский сговор». Таким образом, Англия и Франция в 1938 г. не только отдали Гитлеру часть Чехословакии, но и спасли его самого. Однако о подготовке свержения Гитлера никто из генералов не проговорился: Гитлер о заговоре не узнал, а генералы стали искать другого случая «устранения» своего фюрера и Верховного главнокомандующего.

Для швейцарской разведки Рёсслер был счастливой находкой: он имел в Германии и Швейцарии надежных информаторов, готовых вести тайную борьбу против Третьего рейха. Летом 1942 г. Рёсслер по собственной инициативе через посредников — Кристиана Шнайдера («Тейлор») и Рашель Дюбендорфер («Сиси») — начал передавать свои материалы нелегальной резидентуре советской военной разведки под руководством Шандора Радо («Дора»), а с осени 1942 г. тесно сотрудничал с ней.

«Люци» поставил перед Радо единственное условие: не пытаться узнать, откуда и от кого он получает информацию. В литературе встречается утверждение, что «Люци» через Радо отправлял в Москву результаты британского радиоперехвата, полученного путем расшифровки немецких радиограмм. Об этом писал генерал-лейтенант П.А. Судоплатов, занимавший во время Великой Отечественной войны должность начальника IV (разведывательно-диверсионного) управления НКВД-НКГБ. Анализ сообщений Радо и материалов, поступавших из Лондона[10], свидетельствует об их «разительном совпадении». Однако, как отмечал Судоплатов, «информация из Лондона от кембриджской группы была более полной, а от группы „Люци“ явно отредактированной. Ясно было, что информация „Люци“ дозировалась и редактировалась британскими спецслужбами»[11]. А Сталин, как известно, не очень доверял своему «злейшему союзнику» Черчиллю.

Тем не менее, информация «Люци» способствовала победе Красной Армии под Сталинградом. 22.01.1943 г. Центр радировал Радо: «Выразите Люци нашу благодарность за хорошую работу. Сведения вашей группы о Центральном участке фронта весьма существенны»[12]. За ценные сведения «Директор» щедро платил «Люци»: «12 марта 1943 г. Директор – Доре. Согласен. План Восточного вала[13] покупаем за 3000 франков. Что известно Люци о подлинности и достоверности этих документов? Срочно узнайте, какие еще документы может достать Люци»[14].

Информация, полученная от «Люци», сыграла важную роль в разгроме вермахта под Курском в 1943 г. В Москву были переданы дополнительные данные о планах противника, о новых танках «Тигр» и «Пантера», о другом вооружении и боевой технике[15].

Предоставленные сведения касались также, как отмечал Радо, «политических и дипломатических маневров правителей гитлеровской Германии и ее сателлитов», а также заговора немецких военных против Гитлера. В радиограмме в Центр от 20 апреля 1943 г. говорилось, что «группа генералов, которая еще в январе хотела устранить Гитлера, теперь исполнена решимости ликвидировать не только Гитлера, но и поддерживающие его круги»[16].

Информация советской разведки оперативно доходила до Верховного Главнокомандующего и членов Государственного комитета обороны (ГКО). По воспоминаниям члена ГКО А.И. Микояна, ещё 27 марта 1943 г. Сталин сообщил ему «в общих деталях» о немецких планах[17].

Накануне, 26 марта 1943 г. в Москву пришло сообщение Радо, содержавшее основные сведения о предстоящем немецком наступлении. 8 апреля тот же источник сообщил, что операция перенесена на начало мая. 20 апреля наступление было отсрочено до 12 июня, а затем – чуть ли не отменено вообще[18]. В итоге немцы начали «Цитадель» лишь 5 июля. Но их уже ждали: на изготовившиеся к наступлению войска противника обрушился все сокрушающий огонь советской артиллерии.

В мае 1944 г. Рёсслер был арестован швейцарской контрразведкой в связи с делом «Доры». Это было сделано, чтобы в тюрьме спасти его от гестаповцев. Спустя четыре месяца Рёсслер был освобожден[19].

В 1947-1953 гг. Рёсслер сотрудничал с чехословацкой разведкой, вновь был арестован 9 марта 1953 г., предстал перед судом 2 ноября 1953 г. и был приговорен к одному году тюремного заключения. После освобождения из-за финансовых трудностей он вынужден был расстаться со своим издательством. Умер он 11 декабря 1958 г. в городе Криенс, Швейцария[20]. На надгробном памятнике надпись: "Рудольф Рёсслер 1897-1958".

Как и откуда Рёсслер узнавал военные секреты Третьего рейха?

Главные информаторы «Люци» были в Германии. Звали их Вертер, Ольга, Тедди, Штефан, Фанни, Фердинанд и Билл. Они фигурировали как источники в сообщениях «Доры». Эти псевдонимы были шифрами для обозначения Главнокомандования вермахта (Вертер), Главнокомандования люфтваффе (Ольга), Главнокомандования сухопутных войск (Тедди), группы атташе в имперском министерстве авиации (Штефан), Министерства иностранных дел (Фанни), командующего резервной армии (Фердинанд) и управления вооружений сухопутных войск (Билл).

У «Люци» был и швейцарский канал – секретный филиал швейцарской разведки «Бюро Ха» майора Хауземанна, по которому поступали сообщения, исходившие из штаба резервной армии рейха, которой командовал генерал-полковник Фридрих Фромм. Информация, вероятно, исходила от офицера штаба Фромма капитана Германа Кайзера, который был связным между лидером «штатского сектора» германского консервативного Сопротивления Карлом Гёрделером и военными участниками заговора против Гитлера[21].

Рёсслер, обладая острым аналитическим умом, умел добывать информацию из открытых источников – прежде всего, из прессы. У него дома был газетный архив с тысячами заметок.

Однако главный поток информации «Люци» шел из Германии. Друзья Рёсслера передавали секретные сведения прямо из центра связи Верховного командования вермахта (ОКВ), расположенного в военном лагере Майбах в Цоссене, под Берлином. Никакой радиопеленгатор не смог бы выявить подозрительные телеграммы в огромной массе радиошифровок, которая непрерывно извергалась в эфир из главного узла связи ОКВ. Таким образом, между ОКВ и Рёсслером будто бы существовал неуязвимый радиомост.

Бернд Руланд – немецкий офицер, в годы Второй мировой войны служивший в центре связи ОКВ, в книге «Глаза Москвы» рассказал о том, каким образом секретнейшие документы высшего гитлеровского командования попадали к «Люци»: две вольнонаемные связистки из центра связи ОКВ, рискуя жизнью, снимали копии со строго секретных документов. Всего они скопировали 7 050 секретных директив ОКВ. Снятые копии женщины передавали Руланду, а он – офицеру общего управления вермахта капитану фон Кемперу. Для доставки информации в Швейцарию Кемпер использовал дипломатических курьеров министерства иностранных дел. Причем Кемпер был не только передаточным звеном данных из центра связи ОКВ, но и сам собирал разведданные через своих многочисленных друзей в разных кругах Германии[22].

В литературе встречается также утверждение, что источником информации для Рёсслера был один из руководителей берлинской группы «Красной капеллы» обер-лейтенант люфтваффе Харро Шульце-Бойзен, служивший в министерстве авиации и пользовавшийся покровительством рейхсмаршала Германа Геринга[23].

Весной 1941 г. в издательстве Рёсслера была издана 84-х страничная брошюра «Театры военных действий и условия ведения войны». Автор, подписавшийся псевдонимом Роберт Александр Гермес, анализировал геополитическую ситуацию в 1941 г., приводил обширную информацию стратегического характера. Гермес приходил к выводу, что Германия готовится к развязыванию мировой войны, которая кончится для нее поражением и революционной катастрофой[24].

Кто скрывался за псевдонимом Гермес? Это вымышленное имя могло принадлежать сразу двум лицам: Шульце-Бойзену и Рёсслеру[25]. 15 карт, которыми была иллюстрирована брошюра Гермеса, были выполнены Радо в его агентстве «Геопресс». Однако прямых доказательств, что обер-лейтенант снабжал разведывательной информацией «Люци», нет. К тому же Шульце-Бойзен был арестован 31 августа 1942 г. и казнен 22 декабря того же года, в то время как именно во второй половине 1942 г. разведывательная деятельность «Люци» приобретала широкий размах. С берлинской группой Шульце-Бойзена – Харнака Рёсслер, очевидно, не контактировал, однако это не значит, что он не сотрудничал с «Красной капеллой».

Термином «Красная капелла» («Красный оркестр») принято обозначать все радиостанции, во время Второй мировой войны выходившие в эфир с территории Германии, Италии, Франции, Бельгии, Голландии, Швейцарии и работавшие на советскую разведку. Рёсслер был непосредственно связан со швейцарской резидентурой Радо, которую нацистские спецслужбы рассматривали как часть «Красного оркестра».

В декабре 1942 г. шеф гестапо группенфюрер СС Генрих Мюллер подписал секретный отчет о «Красной капелле», текст которого сохранился в архивах ФРГ[26].

В 1979 г. был опубликован пространный доклад ЦРУ США «Красная капелла. История советской разведывательно-шпионской сети в Западной Европе. 1936-1945». В этом документе к материалам Главного управления имперской безопасности (РСХА) по «Красной капелле» прибавились донесения американской и британской разведок[27].

В 1991 г. историк из ФРГ Юрген Даниель обнаружил в Национальном архиве США в Вашингтоне копию 90-страничного доклада гестаповской зондеркоманды «Красная капелла» под названием «Большевистские организации изменников Родины, действовавшие в Рейхе и в Западной Европе (Красная капелла)», рассекреченного в 1950 г., но лишь в 1989 г. ставшего доступным исследователям[28].

В 1994 г. Хансом Коппи, Юрием Зорей и мной были опубликованы российские источники по «Красной капелле»[29]. Анализ документов позволяет сделать вывод, что «Люци» был скорее связан не с «Красной», а с «Черной капеллой» – группой германского консервативного Сопротивления, во главе которой стоял бывший обер-бургомистр Лейпцига и рейхскомиссар по ценам Карл Гёрделер. Рёсслер, по-видимому, ставил Гёрделера на первое место среди своих источников, поскольку знал его лично. Гёрделер считался основным кандидатом на пост рейхсканцлера в послегитлеровском правительстве Германии. Источники Рёсслера следует искать в окружении Гёрделера – среди участников заговора против Гитлера. Кроме Гёрделера, основными информаторами Рёсслера были Ханс Остер, Йозеф Вирт и Ханс-Бернд Гизевиус.

Полковник (с 1941 г. – генерал-майор) Остер был начальником штаба германской военной разведки и контрразведки (абвера) и заместителем шефа абвера адмирала Вильгельма Канариса.

В силу своего положения Остер был очень хорошо информирован. Ему были известны многие государственные тайны рейха, даже те, которые охранялись конкурентами абвера из Главного управления имперской безопасности – гестапо и СД (службой безопасности). Остер играл важную роль среди офицеров, которые намеревались отстранить Гитлера от власти. Зимой 1939-1940 гг. он информировал голландское и норвежское правительства о том, что Гитлер планирует совершить агрессию против этих стран. После того, как вермахт летом 1940 г. нанес поражение западным державам, объектом пристального внимания Остера стала Швейцария. Опасная игра Остера была прервана в апреле 1943 г.: он был отстранен от должности, а год спустя уволен из армии. После провала заговора 20 июля 1944 г. Остер был арестован и казнен вместе с адмиралом Канарисом в концлагере Флоссенбург 9 апреля 1945 г.

Историк Герхард Риттер (ФРГ) считает одним из источников Рёсслера бывшего канцлера Веймарской республики Йозефа Вирта, жившего в эмиграции в Швейцарии. Вирт получил от англичан предложение выступить посредником между ними и участниками немецкой оппозиции. В середине февраля 1940 г. два представителя британского «Форин Оффиса», Йозеф Вирт и третье лицо, хорошо известное в Лондоне, жившее в Люцерне и поддерживавшее связи со своими английскими друзьями, встретились в замке Уши. Этим господином из Люцерна и мог быть «Люци», лично знавший Вирта[30].

Имя Вирта упоминается в шифровках, которыми обменивались «Директор» и «Дора». 14 января 1943 г. «Директор» направил «Доре» радиограмму: «Просим сообщить о точном содержании переговоров между Лонгом (Жоржем Блэном, французским журналистом и важным информатором «Доры» - Б.Х.) и Виртом. Прежде всего, нас интересует содержание переговоров между Виртом и англосаксами и их отношение к переговорам с СССР. Какие практические меры он намерен принять, чтобы наладить контакт с нами?»[31].

Чиновник гестапо, а с 1939 г. офицер абвера Ханс-Бернд Гизевиус был одним из руководителей антигитлеровского заговора. В 1940-1944 гг. он под именем зондерфюрера д-ра Шлиха занимал должность вице-консула в Генеральном консульстве Германии в Цюрихе. В Швейцарии Гизевиус по заданию Остера занимался контрразведкой для абвера и поиском контактов со странами антигитлеровской коалиции (в частности, с США), а также с лицами, представлявшими интерес для германского консервативного Сопротивления. Среди них был и Рёсслер, которого также интересовал Гизевиус. В оставшихся после смерти Рёсслера бумагах сохранилось досье Гизевиуса.

Информация «Люци», проходившая по каналу Гизевиуса, исходила от Ханса Остера, поддерживавшего тесную связь с другими противниками гитлеровского режима: генералом Георгом Томасом (управление вооружения и экономики в Верховном командовании вермахта) и генералом Фридрихом Ольбрихтом (начальником Общего управления сухопутных войск и заместителем командующего резервной армии). В книге воспоминаний «До трагического конца» Гизевиус отмечает: «У нас были информаторы повсюду — в военном ведомстве, на полицейских участках, в МВД и, прежде всего, в МИД. Все нити шли к Остеру» [32].

20 апреля 1943 г. Дора (Радо) отправил в Центр следующее донесение: «От Рота. Через генерального директора… бургомистра Герделера. С Бендлерштрассе (ОКВ)… Генеральный штаб считает, что наступление может начаться, самое раннее, в конце апреля и должно произвести эффект снежного кома. Так называемый второй комплект генералов, которые уже в январе намеревались выступить против Гитлера, решил ликвидировать Гитлера и всех, кто его поддерживает. Более ранняя попытка не удалась, т. к. Гитлер был предупрежден о ней Манштейном»[33].

На основании этой радиограммы и данных о деятельности Гизевиуса в Швейцарии можно предположить, что именно он скрывался под условным именем «Рот» («Красный»). Гизевиус был знаком с Рёсслером, знал Вирта, чья связь с участниками заговора 20 июля 1944 г. была подтверждена генералами Беком и Остером.

Если Гёрделер и большинство его сторонников ориентировались на США и Великобританию, то некоторые участники заговора, в частности, Гизевиус, Клаус граф фон Штауффенберг, Адам фон Тротт цу Зольц, Фридрих Вернер граф фон Шуленбург рассчитывали на послевоенное сотрудничество Германии с Советским Союзом[34].

Чтобы разведывательные сообщения из нейтральной Швейцарии уходили в Советский Союз, с которым у Швейцарской Конфедерации тогда не было дипломатических отношений, швейцарским спецслужбам, как и немецким друзьям «Люци», нужен был «посредник не швейцарец»: Эту роль играл Рудольф Рёсслер. Через него поддерживалась связь не только между немецкой консервативной оппозицией и Лондоном, но и между немецким Сопротивлением, Лондоном и Москвой.


[1] История Второй мировой войны, в 12-ти т. Т. 7. Завершение коренного перелома в войне. М., 1976, с. 143. [2] Христофоров В.С. Органы госбезопасности СССР в 1941–1945 гг., с. 212. [3] Карелл П. Восточный фронт. Книга 2. Выжженная земля. 1943-1944. М., 2005. [4] Конев И.С. Записки командующего фронтом 1943–1945. М., 1989, с. 8. [5] Модин Ю.И. Судьбы разведчиков. Мои кембриджские друзья. М., 1997. [6] Очерки истории российской внешней разведки, т. 4, с. 246-247. [7] Радо Ш. Под псевдонимом Дора. М., 1988, с. 201, 227-238, 253-265. [8] Цит. по: Дамаскин И.А. 100 великих разведчиков. М., 2007, с. 238. [9] Документы о Рудольфе Рёсслере и его издательстве сохранились в швейцарских архивах: Archiv für Zeitgeschichteder Eidgenössischen TechnischenHochschule Zürich (Nachlass: Strafprozesse, Dok.); Staatsarchiv Luzern (PA 215: Zeitung Artikel in der „Freien Innerschweiz“; PA Nachlass Xaver Schnieper; A 1044/12269: Handelsregisterbelege Vita Nova Verlag). [10] Очерки истории российской внешней разведки, в 6 т. Т. 4, М., 1999, с. 246-253. [11] Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. М., 1996, с. 169-170. [12] Алексеев М.А., Колпакиди А.И., Кочик В.Я. Энциклопедия военной разведки. 1918-1945 гг. М., 2012, с. 650-651. [13] Восточный вал – стратегический оборонительный рубеж немецких войск на советско-германском фронте, построенный к осени 1943 г. [14] Rote Kapelle. Finale in Luzern // Der Spiegel, 1953, №16. [15] Радо Ш. Указ. соч., с. 201, 227-229, 235-239. [16] Там же, с. 188. [17] Микоян. А.И. Так было. М., 1999. Глава 37. Создание Резервного (Степного) фронта в 1943 г. [18] Безыменский Л.А. Курский сигнал // Новое время, 2003, №18/19, с. 37-39. [19] Лурье В.М., Кочик В.Я. ГРУ: дела и люди. М., 2002, с. 523. [20] Алексеев М.А., Колпакиди А.И., Кочик В.Я. Энциклопедия военной разведки. 1918-1945 гг. М., 2012, с. 650-651. [21] Bundesarchiv, Freiburg. Nachlass: Kaiser, Hermann. [22] Ruland B. Die Augen Moskaus. Fernschreibzentrale der Wehrmacht in Berlin. Zwei Mädchen gegen Hitler. Zürich, 1974. [23] Schramm W. Verrat im Zweiten Weltkrieg. Vom Kampf der Geheimdienste in Europa. Düsseldorf, 1967; Huber P. Sowjetische und parteikommunistische Nachrichtenkanäle in der Schweiz (1937-1944). – Krieg im Äther. Widerstand und Spionage im Zweiten Weltkrieg. Wien, 2004, S. 91. [24] Hermes R.A. Die Kriegsschauplatze und die Bedingungen der Kriegfuhrung. Luzern, 1941. [25] Бояджи Э. История шпионажа. В 2-х т. Т. 2, М., 2003, с. 104. [26] Niedersächsisches Hauptstaatsarchiv Hannover, Nds, 721, Lüneburg, Acc.69/67. Bd.6, Bl.816 ff; Фотокопия: Bundesarchiv, R 58/1131, fol.37 ff. [27] U.S. Central Intelligence Agency. The Rote Kapelle: The CIA’s History of Soviet Intelligence and Espionage Networks in Western Europe. 1936–1945. Washington DC, 1979. [28] Tuchel J. Die Gestapo-Sonderkommision „Rote Kapelle“ // Die Rote Kapelle im Widerstand gegen den Nationalsozialismus. Berlin, 1994, S. 152. [29] Chawkin B., Coppi H., Zorja J. Russische Quellen zur Roten Kapelle // Ibid., S. 104-144. [30] Ritter G. Carl Goerdeler und die deutsche Widerstandsbewegung. Stuttgart, 1956. [31] Цит. по: Кузнецов В.В. НКВД против гестапо. М., 2008, с. 151-152. [32] Gisevius Н.B. To the Bitter End. New York, 1947, p. 142. Русск. перев.: Гизевиус Г. До горького конца. Записки заговорщика. Смоленск, 2002. [33] Кузнецов В.В. Указ. соч., с. 152-153. [34] Хавкин Б.Л. Граф Шуленбург: «Сообщите господину Молотову, что я умер… за советско-германское сотрудничество». – Родина, 2011, №1; его же. Германское консервативное Сопротивление и Россия. – Копелевские чтения 2012. Россия и Германия: диалог культур. Липецк, 2012; его же. Сопротивление в рядах вермахта на Восточном фронте и генерал Х. фон Тресков. – Новая и новейшая история, 2013, №1.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.






















153 просмотра
bottom of page