top of page

Ю.В. Дунаева Историческая биография: от персональной истории до философии истории








Ю.В. Дунаева Историческая биография: от персональной истории до философии истории











08.02.2023




Статья посвящена взаимоотношениям исторической биографии, персональной истории и философии истории. Рассматриваются разные виды и типы биографии и вспомогательных дисциплин, таких, как новая биографическая история, персональная история. На современное состояние биографии повлияло несколько факторов. Самые значимые из них – это исторические повороты, особенно антропологический, который вызвал интерес к роли человека в истории, как великого, так и простого. Повлияло и развитие микроистории с её интересом к человеку и к так называемым эгодокументам: мемуарам, письмам, заметкам и т.п. Появляются принципиально новые виды биографии – биомифография и альтернативная биография. Для написания биомифографии в качестве основных источников берутся мифы, мнения и суждения о человеке, уже высказанные в предыдущих работах. Цель подобной работы рассмотреть, какие оценки уже сложились о человеке, в чём они верны, а в чём нет. Иными словами, прослеживается формирование «посмертной жизни» человека в исторической литературе. Альтернативная биография основывается на уже опубликованных работах и имеет целью показать разницу мнений, сформировавшихся об индивиде в биографической литературе. Здесь на первое место выходит разноголосица существующих биографических образов индивида. В качестве примера новых теорий биографии отобраны работы Л.П. Репиной, как ведущего историка и теоретика биографии, сторонницы классической биографии, представлены её взгляды на персональную историю и отношение к эгодокументам, их роль и значимость. Также анализируется концепция историка и биографа Д.М. Володихина. Уделено внимание двум основным положениям его концепции: экзистенциализму и христианскому персонализму. И в завершение представлена уникальная книга Б.С. Илизарова «Народный архив. Голоса эпохи», в которой собран массив эгодокументов за разные периоды истории страны, разных социальных слоев и групп. Показано, как, по мнению автора, биография может стать основой для осмысления истории, а точнее – философией истории. Ключевые слова: биография; персональная история; философия истории, биомифография, новая биографическая история, микроистория Сведения об авторе: Юлия Вячеславовна Дунаева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Отдела истории Института научной информации по общественным наукам РАН (ИНИОН РАН). Контактная информация: jvd@inbox.ru Yu. V.Dunaeva HISTORICAL BIOGRAPHY: FROM PERSONAL HISTORY TO PHILOSOPHY OF HISTORY The theme of the article is the relationship of historical biography, personal history and philosophy of history. Different types and types of biography and auxiliary disciplines are examined, such as biography or a new biographical history, personal history. Several factors have influenced the current state of biography. The most significant among them are the historical turns, especially the anthropological one, which raised interest in the role of person in history, both great and simple. The development of microhistory with its interest in a person is also based on the so-called ego-documents: memoirs, letters, notes, etc. Fundamentally new types of biography, biomythography and alternative biography are described. To write a biomythography, myths, opinions and judgments about a person already expressed in previous works are taken as the main sources and already existing opinions are analyzed. The purpose of such work is to consider what assessments have already been formed about a person, in what connections they are correct, and in what they are not. In other words, the formation of the “posthumous life” of a person in historical literature is traced. The alternative biography is based on already published works and aims to show the difference of opinions formed about the individual in the biographical literature. As an example of new approaches to biography, the works of L.P. Repina are viewed, as a leading historian and theorist of biography, a supporter of classical biography, we present her views on personal history and attitude to ego-documents, their role and significance. The concept of the historian and biographer D.M. Volodikhin is also taken into consideration. Attention is paid to two main provisions of his concept - existentialism and Christian personalism. And at the end, a unique book by B.S. Ilizarov "People's Archive. Voices of the Epoch” is viewed which contains an array of ego-documents for different periods of the country's history, various representatives of social classes and groups. It is shown how, in the author's opinion, biography can become the basis for understanding history, or rather, the philosophy of history. Keywords: biography; personal history; philosophy of history, biomiphography, new biographical history, microhistory Yu. V.Dunaeva - Institute for Scientific Information on Social Sciences of the Russian Academy of Sciences (INION RAS). Russia. Contact information jvd@inbox.ru Вступление

Цель статьи – анализ изменений в биографии на рубеже XX – XXI вв. Основное внимание уделяется теоретическим работам по биографии и персональной истории. Другими словами, будут рассмотрены сами основы, каркас биографии: новые методы, подходы, варианты биографий и, конечно, новые объекты. Будет показано, как историческая биография соотносится с философией истории, какие задачи это ставит, какие перспективы открывает. Вопрос о возникновении первой биографии, по всей видимости, навсегда останется без ответа. Обращаясь к прошлому, можно представить, как складывались элементы биографии в рассказах старейшин о традициях и обрядах, о подвигах героев и нападениях врагов. Так история входила в повседневную жизнь, а жизнь становилась частицей истории. Сохранившиеся до нас мифы, эпосы и легенды передают не только опыт жизни и истории, но и подлинную, а иногда и приукрашенную информацию о далеких событиях. Так сохранялись и передавались поколениями память о прошлом и истории о жизнях. Но даже если говорить о дошедших до нас источниках, то и здесь учёные расходятся во мнении, а что считать протобиографией? Сохранившиеся до нас мифы, эпосы и легенды? Древнейшие произведения мировой литературы, как, например, шумерский «Эпос о Гильгамеше», или древнеегипетские эпитафии? По мнению исследователя А.И. Рейтблата, биография «возникает одновременно с историей (историографией) в момент разлома родового мифологического сознания и выделения индивидуума из некоторой цельности (рода, племени, полиса и т.д.). Причем если история служит возникновению новой общественной идентификации, обретению смысла существования социальной общностью, то для личности аналогичную функцию выполняет биография» (Рейтблат 2013: 415 –416). Как пишет известный теоретик биографии И.Л. Беленький, первая специальная энциклопедическая статья о биографии относится к 1891 г. Согласно словарю «Брокгауза и Ефрона»: «биографией называется изображение жизни данной личности, удовлетворяющей требованиям исторической науки. Как произведение научное, биография не ограничивается изложением внешних фактов из жизни избранного лица, а стремится проследить ход духовно–нравственного развития этого лица; как произведение художественное, она должна уловить сущность его характера и представить его в ярком образе» (Беленький 2010: 39) И.Л. Беленький подчёркивает двуединство биографии, как научного исследования, так и художественного, литературного произведения.

Основная часть Такая разная биография: современное состояние

В исторической науке, в зависимости от основных исследовательских трендов, иногда биографию отводили на второй план. Под многолетним влиянием «Школы Анналов» нацеленной на изучение крупномасштабных социальных структур общества, существовавших в течение долгого времени, биография казалось, утратила свои позиции. В 1990–е годы ещё царило некоторое предубеждение против биографии как самостоятельной работы и как исторического исследования. Некоторые зарубежные историки вспоминают, что им не рекомендовалось выбирать биографию для темы диссертации. Но со временем ситуация коренным образом изменилась. Показательно, что один из мэтров «Анналов» Жак Ле Гофф написал оригинальную историческую биографию о Людовике Святом (Ж. Ле Гофф 2001). Оставаясь верным основным принципам «Анналов», историк проанализировал жизнь короля на широком историческом фоне. Эта книга стала вехой в историографии. В ней автору удалось соединить историю жизни и важнейшие, доминирующие социальные, политические и культурные процессы того времени. Но это, скорее, исключение из общей тенденции, развиваемой «Школой Анналов». В настоящее время биография занимает достойное место в среде исторической науки и ее роль как одного из способов познания прошлого никем не оспаривается. Вдобавок к этому следует добавить возросшую популярность биографических книг, например, из серии «Жизнь замечательных людей», научно–популярной и художественной биографии. Появляется новый жанр – гламурная биография – представленная в таких журналах, как «Биография», «Караван истории» и т.п. И подобный расцвет биографии ставит перед исследователями новые вопросы и побуждает к новым поискам. Если мы обратимся к определению биографии, то она выступает, как жанр, метод исследования, дисциплина. По форме биография может быть научной, интеллектуальной, романом–реконструкцией (термин, использовавшийся Ю.М. Лотманом), художественным произведением. Обсуждаются объекты биографии, традиционно это индивид или группа индивидов (просопрография). Но современная биография расширила свое исследовательское поле и теперь героями биографии могут быть мифологические персонажи[1] или неодушевленные предметы[2]. Конечно, приведённые примеры относятся не к строго научным, а скорее к научно–популярным или к беллетристическим произведениям. Но они наглядно показывают нам то, что среди учёных и читающей публики биография по–прежнему востребована. Теории биографии и смежные дисциплины по–разному определяются учёными. Речь идёт о биографике, новой биографике, новой биографической истории, персональной истории и др. Эти подходы и методы находятся в стадии роста, становления и, как я предполагаю, будут уточняться и развиваться дальше. Поиски определений, взаимовлияния, взаимодействий этих направлений требуют отдельного исследования. В связи с терминологическим и методологическим многообразием приведу те определения, которые будут использоваться в статье. Биография – «это исследование, объектом которого является история жизни отдельного человека» (Словарь историка 2011: 23). Биографика – «это вспомогательная историческая дисциплина, разрабатывающая теоретические, методические, историографические, источниковедческие проблемы биографий; тесно связана с литературоведением, словарно-энциклопедической традицией, вспомогательными историческими дисциплинами. Одна из основных задач биографики - изучение типов биографического письма и биографического сознания» (Некрасова 2014: 33). Новая биографика - это «предметное поле современного исторического знания. Наряду с историей ментальностей, историей повседневности, гендерной историей, интеллектуальной историей, новой локальной историей новая биографика сформировалась в конце XX – начале XXI в. при переходе от неклассической к постнеклассической модели науки. Возникновение данного предметного поля историки связывают с антропологическим поворотом в исторической науке, с тенденцией к персонализации предмета истории… Новая биография – реконструкция личной жизни и неповторимой судьбы отдельных исторических индивидов, изучение формирования и развития их внутреннего мира. Основной исследовательский объект - персональные тексты, “эгодокументы”» (там же). Что касается биографии, то существует несколько её классификаций в зависимости от области применения. Традиционной, классической моделью является хронологическая биография, которая охватывает период от рождения до смерти индивида, иногда включает в себя историю рода. Функциональная биография имеет дело с основными этапами профессиональной деятельности человека. Психологическая биография, как видно из названия, нацелена на изучение сложного и многомерного внутреннего мира человеческой личности. В такой биографии автор пытается воссоздать переживания, эмоции, самопознание и самореализацию индивида. В психоаналитической биографии на первое место выдвигаются проблемы, комплексы личности, внутренние метания, аномалии. Но всё это рассматривается не с целью принизить личность, а наоборот углубиться в творческий процесс, выяснить, как травмы и комплексы становятся источником творчества. Социологическая модель биографии имеет дело с типическими обстоятельствами жизни человека, с тем, как в личной судьбе человека отражаются социальные процессы (Иконникова 2005: 92–94). Ещё одна типология биографических исследований представлена Е.П. Александровым. Он перечисляет несколько вариантов биографических исследований: летопись жизни и деятельности, энциклопедия жизни и творчества (хронология), книги с обозначением «Материалы для биографии», монографии типа «жизнь и творчество», научная биография, критико–биографический очерк, научно–популярная биография, краткая биографическая справка (Александров 2008: 224). Можно привести ещё много вариантов в зависимости от отрасли науки, в которой применяется биография или биографический метод. Ясно одно, что нет единого общепринятого определения биографии, а есть зонтичный термин, объединяющий и строго документированные научные биографии и романы–биографии, где есть место авторской интуиции и вымыслу. Жанр биографии по природе своей многолик и ускользает от жёстких определений, преодолевает границы, разветвляется на разные виды и типы. В общем, соглашусь с мнением исследовательницы Е.А. Ивановой: «на данный момент не существует общепризнанного чёткого определения биографии» (Иванова 2012: 43). Одной из разновидностей новой современной биографии является так называемая биомифография. Здесь в центре внимания биографа не жизнь и деятельность индивида, а его «посмертное бытие»: мифы и мнения, сложившиеся оценки в имеющейся литературе и т.п. К этому следует добавить новое прочтение и новую интерпретацию уже изученных документов, материалов и источников. Иными словами, речь идет о критическом рассмотрении уже сформировавшегося в литературе образа. Иногда подобные работы называют «биография без архивов», поскольку они написаны на основе уже опубликованных материалов. В таких работах на первое место выходит изучение и деконструкция мифа об индивиде. В этом отношении примером может служить книга С. Черчвелл о Мэрилин Монро[3]. Автор проанализировала литературу об актрисе, собрала разные точки зрения и показала, как миф о ней развивался одновременно с историей жизни. Основная цель этой и подобной ей книг – демифологизация, то есть выявление сконструированного характера жизненных историй и роли в этом биографов. Также можно добавить так называемую «альтернативную биографию», которая, как пишет М.П. Березань, на передний план выдвигает неточности, разные точки зрения на происходящее, неясные моменты жизни. Цель современной биографии не обойти сложные и противоречивые моменты, а, напротив, указать на них, показать возможности разных интерпретаций событий (Березань 2010: 28). Примером таких новых биографий можно назвать работу голландского историка науки А. Н. Рупке, посвящённую Александру фон Гумбольдту[4]. Автор рассмотрел и проанализировал несколько биографий, другие тексты о нём и «столкнул» между собой разные нарративы. Таким образом, ему удалось создать «серию биографических портретов», отражающих «различные образы ученого» (Цит. по: Saunders 2015: 324 – 327). В последней трети XX в. в гуманитаристике произошёл ряд методологических поворотов, одним из важнейших результатов которых стало появление новых исторических направлений: истории снизу, гендерной истории, истории мускулинности, феминологии, интеллектуальной истории и т.п. Особое значение для истории имел антропологический поворот, который возродил интерес к жизни человека как действующего лица истории. При этом речь могла идти о выдающемся, знаменитом человеке или о простом, так называемом человеке второго плана. В результате историки, а вместе с ними и биографы открыли для себя новые поля исследований и новые объекты изучения. Для биографии стало чрезвычайно важным сотрудничество с микроисторией, под её благотворным влиянием «заговорили» те действующие лица истории, которых традиционная наука прежде не замечала. Начало этому положили теперь уже ставшие каноническими исследования Э. Ле Руа Ладюри «Монтайю: Окситанская деревня (1294 – 1314)», К. Гинзбурга «Сыр и черви: картина мира одного мельника, жившего в XVI в.» и Н. Земон Дэвис «Дамы на обочине. Три женских портрета XVII века»[5]. Эти книги – образцы микроистории с ярко выраженной биографической компонентой. О значимости и роли биографии стали говорить не только историки, но и социологи, и даже психологи, что дало повод заявить о биографическом повороте в гуманитарных и социальных науках. На новом этапе развития биография снова обращается к индивиду, как значимому действующему лицу истории, а личная жизнь предстает в качестве своего рода линзы для изучения политических, экономических, исторических и культурных процессов. Через личность историческая наука обрела новые исследовательские поля и заиграла новыми красками. Как пишет историк, автор содержательной работы о взаимоотношениях истории и биографии Б. Кейн: «всё большее количество историков стали настаивать на том, что изучение индивидуальной жизни способно помочь в освещении исторических событий и масштабных исторических процессов. Историки стали изучать отдельную человеческую жизнь, помещая её в широкий исторический контекст, демонстрируя, таким образом, влияние правовых и социальных институтов и широкомасштабных социальных, экономических и политических событий на жизнь отдельных людей и групп. Вслед за микроисториками историки–биографы утверждали, что они гораздо лучше понимают исторический контекст, анализируя, как события и процессы понимались и обсуждались конкретными людьми» (Сaine 2010: 23). На современном этапе история вновь обращается к индивиду как творцу истории. Но теперь героями биографий становятся не только выдающиеся и знаменитые, но и простые люди. Хотя они и не сыграли существенной роли в науке, культуре, развитии истории, но оставили после себя определённый след. И это дает более полное и глубокое понимание истории. Таким образом от биографии можно перейти к персональной истории. Понятию сложному и неоднородному, но открывающему новые перспективы исследований.

История персоны или персональная история

Обращаясь к новой биографической истории и персональной истории, мы снова сталкиваемся с разнообразием мнений. Ситуация усугубляется ещё и тем, что в отечественной исторической науке и биографистике исторически сложилось свого рода разделение на тех, кто пишет биографии, и тех, кто пишет о биографии, биографистике. Иными словами, на «теоретиков» и «практиков». Это создает определённые трудности при изучении предмета. Обновления в истории и биографике привели к появлению междисциплинарной отрасли – персональной истории. С одной стороны, она находится в предметном поле истории. С другой стороны, она охватывает биографию человека великого или простого. Характерной чертой персональной истории является особое внимание, уделяемое эгодокументам: личным документам, дневникам, воспоминаниям, письмам, фотографиям и т.п. Ко всему спектру источников, имеющих прямое или косвенное отношение к изучаемой личности. Приведу один пример использования оригинального источника. В работе А.Ф. Литвиной и Ф.Б. Успенского, посвященной биографическим разысканиям о Борисе Годунове и его родне, в качестве источников использованы иконы, принадлежавшие ему и его родственникам. С их помощью авторы уточнили, какие святые считались покровителями представителей рода Годуновых. Также это помогло пусть приблизительно, но установить возможную дату рождения сестры Бориса Годунова – Ирины (Литвина А.Ф., Успенский Ф.Б., 2022: 172). В отечественной историографии тема исторической биографии и персональной истории успешно и плодотворно разрабатывается с конца XX в. К сегодняшнему дню накоплен обширный теоретический и чисто биографический материал[6]. Вместе с тем в персональной истории историков подстерегают трудности, связанные, прежде всего, с вариативностью дефиниций. Персональная история – это дословный перевод с английского языка – «personal history». Но дело заключается в том, что этот термин имеет несколько значений: 1. « – “персонифицированной истории” (“истории персоны”) – более или менее традиционной биографии исторической личности “крупного масштаба”, подчас с использованием интуитивистского метода биографической реконструкции и психоаналитических теорий; 2. – “личной истории”– как исследование жизни индивида сквозь призму его приватных отношений – “частной биографии”; 3. – истории личности как “внутренней биографии” (развития внутреннего мира человека) в противовес “внешней”, или “карьерной”; 4. – собственноручно написанных личных историй – “интеллектуальных автобиографий”, или “автобиографических исследований”. В исследовательской практике эти так называемые “чистые типы” имеют разнообразную комбинацию» (Путилова 2022: URL: http://www.cogita.ru/a.n.-alekseev/publikacii-a.n.alekseeva/biografiya-glazami-istorika). В современной отечественной биографистике можно выделить несколько направлений. Рассмотрим некоторые из них. Одно из направлений представлено работами выдающегося историка, а также специалиста в области теории истории и биографии Л.П.Репиной. Она неоднократно на протяжении многих лет обращалась к теме исторической биографии и сопредельных дисциплин. Историк даёт чёткие характеристики персональной (новой биографической) истории. В новой биографической истории на первый план выдвигаются персональные тексты, и делается попытка представить историю жизни человека, а также его духовный, внутренний мир во всём его разнообразии. Реконструкция жизни человека, интерес к его внутреннему миру предстаёт одновременно и как цель исследования и как средство познания исторического социума, в котором они жили (Репина 2011: 301). Концепция Л.П. Репиной представляет собой синтез классической исторической биографии, основы которой были заложены ещё Плутархом, и новейших теоретических разработок биографического жанра. Также она обращает внимание на микроисторию, которая побудила биографов обратиться к историям жизни простых людей, пусть и не сыгравших роли в истории, но, благодаря документам, предстающим, как исторические деятели. «Анализ индивидуального сознания и индивидуальной деятельности стал важнейшей составляющей многочисленных микроисторических исследований, максимально приближённых и непосредственно обращённых к человеку, к его персональной истории (курсив автора)» (там же ). Не случайно, подчёркивает она, биографы стали уделять больше внимания частной, внутренней, эмоциональной, духовной жизни[7]. И отсюда можно вывести вторую составляющую биографической концепции Л.П. Репиной. Это особое внимание к личным, персональным источникам, ко всему их спектру, объединённому термином «эгодокументы». Раньше обращение к личным документам было своего рода дополнением к тексту биографии, подтверждающим или опровергающим биографическую информацию. Эгодокументы критиковали за субъективность. Теперь же именно личный, индивидуальный взгляд, самосознание и жизненный опыт становятся надёжным фундаментом для личной истории (Личность и общество или история в биографиях 2010: 4). К этому следует добавить качественно новые личные материалы, размещённые в сетях Интернета: индивидуальные сайты, страницы в социальных сетях, фотографии и видеоматериалы. Ещё одной отличительной чертой концепции Л.П. Репиной является её внимание к биографии в интеллектуальной истории. В 1980-е годы шла бурная полемика между двумя маститыми учёными. Первый их них. Джордж Стиглер (лауреат Нобелевской премии 1982 г.) утверждал, что биография не несёт познавательной функции для истории экономической мысли. Его оппонент Уильям Жаффе настаивал на том, что без «этих сведений, раскрывающих “личную ментальную историю” создателя идеи или концепции невозможно составить полное представление о генезисе теоретической работы учёного, “идеологическом субстрате” его мышления, социальном и интеллектуальном контексте его творчества, значения его трудов для развития науки и принятия его теории научным сообществом» (Репина 2011: 303–305). Как показала история, позиция У. Жаффе оказалась более плодотворной, и был создан целый ряд интеллектуальных биографий. Понимание непрерывности связи между жизнью и творчеством личности, между фактами психологической и интеллектуальной биографии является краеугольным камнем биографического подхода к интеллектуальной истории, пишет Л.П. Репина. Сегодня жанр биографии в интеллектуальной истории представлен достаточно широко. В целом, по мысли исследовательницы, можно говорить о «биографическом повороте» в интеллектуальной и культурной истории[8].

Биография как экзистенциализм и философия истории

Иная позиция у историка, автора биографических книг и работ по теории биографии Д.М. Володихина[9]. Он находит выход в экзистенциализме, философском направлении и культурном движении начала XX в., которое провозглашает свободу, как сущность человека. Экзистенциалисты исходили из того, что человек сам творит свою сущность на протяжении всей своей жизни. Поэтому вполне логично, что представители этого направления уделяли особое внимание внутреннему миру человека, его изменчивости, уникальности, индивидуальности. Экзистенциализм может быть религиозным или атеистическим. Среди ярких представителей экзистенциализма были Л.И. Шестов и Н.А. Бердяев, Ж.-П. Сартр и М. Хайдеггер. В основе размышлений Володихина лежит убеждение в том, что каждый субъект ищет смысл жизни перед лицом надвигающейся неизбежной смерти. И здесь на помощь приходит экзистенциализм, принятие которого, как основы мировоззрения лишает жизнь конечной бессмыслицы. Применительно к истории экзистенциализм играет важную функцию, а именно: наполняет жизнь смыслом перед лицом предстоящей смерти, пишет историк. «Экзистенциалист открывает способы выбирать или строить стойкие смыслы жизни, точнее, способы жизни, освобождающие как от страха перед летальным концом, так и от страха перед тем, что неизбежность кончины перечеркивает любые устремления и успехи на протяжении отпущенного срока» (Экзистенциальный биографизм в истории 1999: http://ist-bessmertie.narod.ru/statii.htm). Истории отводится уникальная роль – на опыте сотен и тысяч ушедших поколений служить своего рода «арсеналом духа, вычерчивающего жизненный проект осознанно совершающего высшие выборы» (там же). В этом случае «событийная история» играет роль своего рода основы, фактологического каркаса для персональной истории. На первый план выходит особенное, частичное, индивидуальное. И здесь на помощь приходит биография, а точнее персональная история. Интерес к внутренней, личной жизни человека в чём–то сближает персональную историю с психобиографией, считает Володихин. В качестве примера историк называет эссе писателя, философа, христианского деятеля, биографа и искусствоведа Г.К. Честертона, посвященные католическим святым, в частности Франциску Ассизскому: «в них психология нечувствительно тонко переходит в философию и наоборот – а именно является одним из фундаментальных принципов методологии персональной истории» (Персональная история, 1999: 5). Исходя из этой позиции, историк–биограф должен задаться следующими вопросами: «как этот человек любил, как он относился в трансценденции, какой смысл (способ, стиль) жизни он для себя избрал, почему все сложилось так, а не иначе… Как в итоге он решил проблему адаптации к собственному бессмертию и решил ли?» (там же). И далее следует положение, которое часто цитируется другими историками и биографами. Таким образом, пишет Д.М. Володихин, «годится биография индивидуума любого калибра: от Наполеона Бонапарта до третьестепенного польского велосипедиста, лишь бы источники давали возможность по–настоящему глубоко заглянуть в его внутренний мир» (там же). Володихин пошёл дальше и развил принципиально новый подход к биографии – «христианский персонализм». Применение такого подхода к биографии я встречаю впервые. Рассмотрим подробнее позицию историка–биографа. В основе его представлений о христианском персонализме лежит идея непрерывности диалога человека с Богом. Диалог этот касается двух личностей: Божественной и человеческой. Следовательно, продолжает далее рассуждать историк, вся христианская культура персоналистична. Эту мысль развивали философы прошлого: П. Флоренский, Н.Н. Страхов. Сегодня над этой проблемой работает, в частности, Н.П. Ильин (Мальчевский). «Изучение “христианской биографии” исторической личности через внешние проявления “работы души” может и должно становиться целью работы историка–христианина» (Володихин 2021: https://cyberleninka.ru/article/n/hristianskiy-personalizm-i-metod-personalnoy-istorii-v-istoricheskoy-nauke). Так же, как и Репина, он подчёркивает необходимость использования микроистории, которую он также трактует по–своему. По его мнению, микроистория обращается к самой личности, вне всяких конструкций обобщённого характера. Иными словами, когда микроистория «признаёт самоценным опыт персонажа прошлого, добытого трудами учёного» (курсив автора)» (там же). Предмет анализа персональной души, продолжает он, – «бездны человеческой души, души борющейся с соблазном, души побеждённой грехом и преодолевающим его, никнущей под натиском неблагоприятной обстановки, души воспаряющей к Богу» (там же). Основанием для такой истории, «освобождённой» от двух фундаментальных, краеугольных камней в виде «истины» и «факта», должно стать христианство, в нашем случае православие. Этот подход, несомненно, оригинален и привлекает внимание и, вероятно, может вызвать оживленную дискуссию, ибо порождает много вопросов. Вот хотя бы несколько из них. Как быть историками представителям других конфессий или атеистам? На какой позиции должен стоять историк–христианин? Ведь христианство как религия неоднородно, по вопросам догматов между православием, католицизмом и протестантизмом и другими ветвями христианства много общего, но много и разного. Далее, какого уровня интеллектуального и духовного развития должен быть историк, ставящий перед собой задачи погружения и изучения глубин человеческой души? По моему мнению, душа человеческая беспредельна, будь то великий человек или простой. По мере постижения духовного, внутреннего мира человека беспредельные границы души человека будут отходить всё дальше, как линия горизонта. К тому же следует добавить неоднородность человеческой души: в человеке существуют и зло, и темные пятна, и патологические состояния. Что послужит здесь нравственным ориентиром и моральным ограничением? Как подобная христианская персональная история будет взаимодействовать с патографией и психоисторией? Тем не менее, надеюсь, что интересная и крайне оригинальная и самостоятельная позиция историка Володихина получит дальнейшее развитие в его работах и работах единомышленников. В книге историка, возглавлявшего Центр документации «Народный архив», Б.С. Илизарова «Народный архив. Живые голоса эпохи» представлена светская авторская философия истории, которая может внести свой вклад в развитие биографических исследований. Жанр книги определить нелегко, это и личная история, и материалы к биографии, и философия истории. Немного предыстории: с 1998 г. по 2008 г. в Москве работал Народный архив. Сейчас эти документы хранятся в Российском государственном архиве новейшей истории. Материалы собирались самые разные, как письменные, так и изобразительные. Это – выдержки из дневников, открытки с фронта, официальные документы и воспоминания и проч. Представлены самые разные слои населения: официальные лица и священники, проститутки, уголовники, солдаты, простые люди. Собран архив уникальных эгодокументов, так востребованных историками и биографами. В книге, пишет автор, предпринята попытка расширить горизонт открывающейся перед читателем обыденной и единичной человеческой жизни до философии истории её судьбы, как части судьбы всего человечества. Собирая такие личные документы и материалы, Илизаров ставил грандиозную задачу, в духе русского космизма – сохранить и воссоздать историю жизни каждого человека, жившего на Земле. Но не в прямом смысле этого слова, а в Слове и Образе. Другими словами, перед историей ставится сверхзадача – воссоздание «истории всей совокупности людей, родившихся, живших и умерших на планете Земля» (Илизаров 2014: 5). Понятие Образ пришло к нам из христианской традиции, подчёркивает автор, но оно присутствует и в других религиях. «Образ это самость человека, вечная попытка полного и органичного синтеза лика и личности, внешних черт фигуры и лица, телесных органов с внутренними свойствами души и разума, реакций, эмоций, страстей и рассудка, иррационального, окружающей среды, других людей» (Илизаров 2014: 313). И далее историк продолжает описывать то сложное, многокомпонентное, едва уловимое, что Образ представляет собой. «Образ – это не телесность, но и телесность тоже. Образ – это не материя, но и материя тоже. Образ – это не энергия, но и энергия тоже. Образ – это не психика, но психическое тоже. Образ – это не Слово, но и информация тоже . Образ – это синтез внешней и внутренней форм и содержания. Образ есть неизменное в изменчивой длительности. Образ – это то, что складывается в судьбу при жизни, и может быть развёрнуто в судьбу посмертную. А всё вместе взятое – Образ есть биография» (там же) Итак, согласно философии истории Илизарова, Слово, Образ и Биография сохраняет информацию о жизни людей, и представляют их в Истории.

Заключение

В статье были рассмотрены разные представления о биографии и смежной с ней персональной истории. Современная биография предстает в разных формах и изучает жизнь великих людей и простого человека. Возможности и масштабы биографии позволяют перекинуть мостик к персональной истории, которая также имеет разные виды от классически–научных до философско–исторических. На основании этого можно утверждать, что персональная история как дисциплина имеет солидный теоретический и методологический фундамент, вместе с тем она продолжает изменяться и развиваться. Несомненно, перспективным и плодотворным видится взаимодействие персональной истории и биографии. Философско–исторический подход к биографии личности, будь то великий деятель или простой человек, использование эгодокументов – всё это открывает новые перспективы перед исторической биографией. Ещё одно направление развития биографии видится в философско–исторических обобщениях, основанных на биографических исследованиях эгодокументов. От простого жизнеописания биография поднимается на уровень философских размышлений о жизни человека в Истории. Великий человек или простой – все мы принадлежим истории, и жизнь наша исторична по тому следу, который мы оставим после себя.


Список литературы

Александров Е.П. Историческая биография как историографическая проблема: К изучению вопроса // Ученые записки РГСУ. Москва, 2008. № 4. С. 223–227.

Беленький И.Л. Биография и биографика в отечественной культурно–исторической традиции // История через личность: историческая биография сегодня. Под ред. Л.П. Репиной. 2–е изд. Москва : Квадрига, 2010. С. 38 – 55.

Березань М.П. Жанр биографии на рубеже XX–XXI вв. (На примере романа «Покойный господин Шекспир» Роберта Ная) // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, 2010. № 3. С. 24–28.

Биография // Словарь историка. Москва : РОССПЭН, 2011 г. С. 23–26.

Володихин Д. М. Христианский персонализм и метод персональной истории в исторической науке // Историческое обозрение. 2021. №22. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/hristianskiy-personalizm-i-metod-personalnoy-istorii-v-istoricheskoy-nauke (Дата обращения: 04.10.2022).

Володихин Д.М. Экзистенциальный биографизм в истории // Информационный бюллетень Ассоциации "История и компьютер", № 24, июль. 1999. URL: http://ist-bessmertie.narod.ru/statii.htm (Дата обращения: 13.10. 2022).

Иванова Е.А. Теоретические основы и актуальные проблемы жанра биографии // Известия Саратовского университета. Серия: Филология, журналистика. Саратов, 2012. Т. 12, № 3. C. 42–49.

Иконникова С.Н. История культурологических теорий. Учеб. пособие. 2–е изд. доп. и перераб. Санкт–Петербург : Питер, 2005. 474 с.

Илизаров Б.С. Народный архив. Живые голоса эпохи. Москва: ООО «Издательский дом “Вече”», 2014. 384 с.

Ле Гофф. Ж. Людовик IX Святой. Москва : Ладомир, 2001. 800 с.

Литвина А.Ф., Успенский Ф.Б. Годунов в кругу родни (Биографические разыскания). СПб.: «Евразия», 2022. – 224 с.

Личность и общество, или история в биографиях. Вместо предисловия // История через личность: историческая биография сегодня. Под ред. Л.П. Репиной . 2–е изд. Москва : Квадрига, 2010. С. 5–16.

Некрасова Н.В. Биографика // Теория и методология исторической науки. Терминологический словарь. Москва : Аквилон, 2014. С. 33 – 34.

Персональная история. Отв. ред Володихин. Москва: Мануфакура, 1999. 336 с.

Путилова Е. Особенности использования биографического метода в исторической науке // Cogita.ru. Биография глазами историка. (Электронный ресурс). URL: http://www.cogita.ru/a.n.-alekseev/publikacii-a.n.alekseeva/biografiya-glazami-istorika (Дата обращения 23.10. 2022).

Рейтблат А. И. Биографируемый и его биограф (К постановке проблемы) // Право на имя: Биографика XX века. Чтения памяти Вениамина Иофе: Избранное. - Отв. ред. Притыкина Т.Б. СПб.: Норма, 2013. С. 413 – 422.

Репина Л.П. Историческая наука на рубеже XX – XXI вв.: социальные теории и историографическая практика. Москва: Круг, 2011. 560 с.

Caine B. Biography and history. NY: Palgrave Macmillan, 2010. 152 р.

Saunders E. The defining metabiography in historical perspective: Between biomyths and documentary // Biography. - Honolulu, 2015. Vol. 38, N 3. P. 325 – 342.


References

Aleksandrov, E.P. Istoricheskaya biografiya kak istoriograficheskaya problema: K izucheniyu voprosa // Uchenye zapiski RGSU. Moskva, 2008. № 4. S. 223–227.

Belen'kij. I.L. Biografiya i biografika v otechestvennoj kul'turno–istoricheskoj tradicii // Istoriya cherez lichnost': istoricheskaya biografiya segodnya. Pod red. L.P. Repinoj. 2–e izd. Moskva : Kvadriga, 2010. S. 37 – 54.

Berezan', M.P. Zhanr biografii na rubezhe XX–XXI vv. (Na primere romana «Pokojnyj gospodin SHekspir» Roberta Naya) // Gumanitarnye issledovaniya v Vostochnoj Sibiri i na Dal'nem Vostoke, 2010. № 3. S. 24–28.

Biografiya // Slovar' istorika. Moskva : ROSSPEN, 2011. S. 23–26.

Caine, B. Biography and history. New York: Palgrave Macmillan, 2010. P. 152.

Ikonnikova, S.N. Istoriya kul'turologicheskih teorij. Ucheb. posobie. 2–e izd. dop. i pererab. Sankt–Peterburg : Piter, 2005. 474 s.

Ilizarov, B.S. Narodnyj arhiv. ZHivye golosa epohi. Moskva: OOO «Izdatel'skij dom “Veche”», 2014. 384 s.

Ivanova, E.A. Teoreticheskie osnovy i aktual'nye problemy zhanra biografii // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Seriya: Filologiya, zhurnalistika. Saratov, 2012. T. 12, № 3. C. 42–49.

Le Goff. ZH. Lyudovik IX Svyatoy. Moskva : Ladomir, 2001. 800 s Litvina A.F., Uspenskiy F.B. Godunov v krugu rodni (Biograficheskiye razyskaniya). SPb.: «Yevraziya», 2022. – 224 s

Lichnost' i obshchestvo, ili istoriya v biografiyakh. Vmesto predisloviya // Istoriya cherez lichnost': istoricheskaya biografiya segodnya. Pod red. L.P. Repinoy . 2–ye izd. Moskva : Kvadriga, 2010. S. 5–16.

Litvina A.F., Uspenskiy F.B. Godunov v krugu rodni (Biograficheskiye razyskaniya). SPb.: «Yevraziya», 2022. – 224 s.

Nekrasova, N.V. Biografika // Teoriya i metodologiya istoricheskoj nauki. Terminologicheskij slovar'. Moskva : Akvilon, 2014. 576 s.

Personal'naya istoriya. Otv. red Volodihin. Moskva: Manufakura, 1999. 336 s.

Putilova, E. Osobennosti ispol'zovaniya biograficheskogo metoda v istoricheskoj nauke // Cogita.ru. Biografiya glazami istorika. (Elektronnyj resurs). URL: http://www.cogita.ru/a.n.-alekseev/publikacii-a.n.alekseeva/biografiya-glazami-istorika (Data obraschenija 23.10. 2022).

Rejtblat, A. I. Biografiruemyj i ego biograf (K postanovke problemy) // Pravo na imya: Biografika XX veka. CHteniya pamyati Veniamina Iofe: Izbrannoe. Otv. red. Pritykina T.B. SPb.: Norma, 2013. S. 413 - 422.

Repina, L.P. Istoricheskaya nauka na rubezhe XX – XXI vv.: social'nye teorii i istoriograficheskaya praktika. Moskva: Krug, 2011. 560 s.

Saunders. E. The defining metabiography in historical perspective: Between biomyths and documentary // Biography. Honolulu, 2015. Vol. 38, N 3. P. 325 – 342.

Volodihin, D.M. «Prizrak tret'ej knigi». Metodologicheskij monizm i global'naya arhaizaciya // Dialog so vremenem. T. 9. Moskva, 2002. S. 53–65.

Volodihin, D.M. Ekzistencial'nyj biografizm v istorii // Informacionnyj byulleten' Associacii "Istoriya i komp'yuter", № 24, iyul'. 1999. URL: http://ist-bessmertie.narod.ru/statii.htm (Data obraschenija: 13.10. 2022).

Volodihin. D. M. Hristianskij personalizm i metod personal'noj istorii v istoricheskoj nauke // Istoricheskoe obozrenie. 2021. №22. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/hristianskiy-personalizm-i-metod-personalnoy-istorii-v-istoricheskoy-nauke (Data obras

[1] См., например: Шубинский В. Как пишут биографии Гильгамеша, короля Артура и Ильи Муромца. (Электронный ресурс). URL: https://gorky.media/context/kak-pishut-biografii-gilgamesha-korolya-artura-i-ili-muromtsa/ (Дата посещения 07.10. 2022). [2] См., например: Акройд П. Биография Лондона. Москва : Изд-во Ольги Морозовой, 2005. 892 с.; Армстронг К. Биография Библии. Москва : АСТ, 2008. 350 с. [3] Churchwell S. The many lives of Marilyn Monroe. London.: Granta, 2004. 384 p. [4] Rupke N. Alexander von Humboldt. A metabiography. Frankfurt am Main: Peter Lang, 2005. 320 p. [5] Ле Руа Ладюри Э. Монтайю: Окситанская деревня (1294 – 1314). Екатеринбург: Изд–во Урал. унт–та. 2001. 544 с.; Гинзбург К. Сыр и черви: картина мира одного мельника, жившего в XVI в. Москва : «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. 272 с.; Земон Дэвис Н. Дамы на обочине. Три женских портрета XVII в. Москва : НЛО, 2021. 384 с. [6] Одним из примеров может служить тематический номер альманаха «Диалог со временем». Вып. 5. «Историческая биография и персональная история». – Москва : УРСС, 2001. 400 с. прим. автора [7] См., например: Воропаев В.А. Николай Гоголь. Опыт духовной биографии. Москва : Паломник, 2014. 333 с.; Тамке М. Религия Толстого: Духовная биография. Москва : ББИ, 2015. 231 с. и др. [8] См., например: Коробицына Л. В. Британский историк А.Дж. П. Тейлор: Интеллектуальная биография. – Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Екатеринбург, 2019. 229 с.; Алипов П.А. Жанр интеллектуальной биографии в современной российской историографии // Будущее нашего прошлого: материалы всероссийской научной конференции: РГГУ, 15–16 июня 2011 г. Москва , 2011. с. 7-20; Федосеева К.В. Как историк выбирает ведущую тему и метод исследования? (на примере научной биографии С.И. Архангельского) // Исторический журнал: научные исследования. 2019. № 4. с. 1 - 25. DOI: 10.7256/2454-0609.2019.4.29998 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=29998 и др. [9] См., например: Володихин Д.М. Иван Грозный. Бич Божий. М.: Вече, 2006. 384 с.; он же, Митрополит Филипп. М.: Молодая гвардия, 2009. 288 с. и др.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.



458 просмотров

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page