top of page

Ф. О. Трунов Рец.: Новая элита в странах Центральной и Юго-Восточной Европы: политические...






Ф. О. Трунов Рец.: Новая элита в странах Центральной и Юго-Восточной Европы: политические портреты. Конец XX – начало XXI в. / Отв. ред. К.В. Никифоров. – М.: Институт славяноведения РАН; СПб.: Нестор-История, 2022. – 584 с. – (Центральная и Юго-Восточная Европа в XX–XXI вв.: исследования и документы. Вып. 3).




6.04.2023




Представлена рецензия на коллективный труд, посвящённый складыванию нового истеблишмента в странах Центральной и Юго-Восточной Европы в период и после крушения биполярного миропорядка. Хронологически наибольшее внимание уделено 1990-м гг., когда происходила ломка и перестройка политической системы соответствующих игроков постсоциалистического пространства. Личности руководителей государств ЦЮВЕ органично вписаны в идущие внутристрановые и региональные политические процессы.

Ключевые слова: Центрально-Восточная Европа, Юго-Восточная Европа, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Македония, Албания, Сербия, Черногория, Республика Сербска, Хорватия, Словения, Турция, Греция.

Сведения об авторе: Трунов Филипп Олегович, кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник Отдела Европы и Америки Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН (Москва).

Контактная информация: 1trunov@mail.ru


Ph. O. Trunov

Rev.: Novaja jelita v stranah Central'noj i Jugo-Vostochnoj Evropy: politicheskie portrety. Konec XX – nachalo XXI v. [The new elite in the countries of Central and South-Eastern Europe: political portraits. The late twentieth to early twenty-first centuries] / Otv. red. K.V. Nikiforov. – M.: Institut slavjanovedenija RAN; SPb.: Nestor-Istorija, 2022. – 584 s. – (Central'naja i Jugo-Vostochnaja Evropa v XX–XXI vv.: issledovanija i dokumenty. Vyp. 3).


The review is devoted to the formation of a new establishment in the countries of Central and South-Eastern Europe during the period of collapse of the bipolar world order and after it. The key attention is paid to the 1990-s, when there was breaking and restructuring the political system of the relevant players of the post-socialist political area. The characteristics of the Central and South-Eastern European countries` leaders are presented in the context of interstate and regional political processes.

Key words. Central Eastern Europe, South Eastern Europe, Poland, Czech Republic, Slovakia, Hungary, Romania, Bulgaria, Macedonia, Albania, Serbia, Montenegro, Republika Srpska, Croatia, Slovenia, Turkey, Greece.

About the author: Philipp O. Trunov, Candidate of Political Sciences, Leading Research Fellow, Institute of Scientific Information for Social Sciences of the Russian Academy of Sciences (INION RAS) (Moscow).

Contact information: 1trunov@mail.ru


Сегодня всё более распространённым направлением исследований в политологии в целом и международных отношениях в особенности является изучение различных форм кризисного состояния государства как института власти. Обращение к данным сюжетам в теоретическом и прикладном отношениях более чем оправданно. Несмотря на увеличение роли и возможностей различных негосударственных акторов, в современных реалиях государство как тип акторов на международной арене продолжает оставаться наиболее влиятельным и значимым.

Кризисное состояние развития государства уместно уподобить болезни, для определения правильного пути лечения которой требуется чётко определить симптоматику. В ситуации, когда идёт ломка и последующее выстраивание во многом заново политической системы, институт государственной власти априори не может работать полноценно, временно становится «хрупким». Степень успешности и скорость преодоления этого крайне опасного состояния во многом определяются наличием или, напротив, отсутствием лидеров, способных быть штурманами, в идеале – флагманами процесса выстраивания качественно новой архитектуры управления. Иными словами, институциональный кризис часто может быть преодолен временной персонификацией власти. Однако, в свою очередь, последняя должна ставить самоцелью не просто сохранение у власти конкретного политика, но именно выстраивание более совершенной вертикали власти. Притом по завершении переходного периода в данной системе может и должно оказаться пост (посты), достойные возглавившего трансформацию политика, если она была осуществлена успешно. Непременное требование, что обязано предъявляться к нему, – не только отчётливое понимание объективных национальных интересов, но и готовность их последовательно отстаивать, ставя их выше личных амбиций, если они оказываются разнонаправленными.

Весьма успешная попытка исследовать эти нетривиальные вопросы предпринята в коллективном труде, изданном в Институте славяноведения РАН: «Новая элита в странах Центральной и Юго-Восточной Европы: политические портреты. Конец XX – начало XXI в.». Каждая глава представляет собой комплексное исследование, в основе которого находится изучение политического портрета и тактик лидеров Центральной и Юго-Восточной Европы (ЦЮВЕ) в условиях внутренней (и часто внешней) турбулентности на страновом и региональном уровнях, перестройки института власти.

В главе, посвящённой премьер-министру Венгрии Й. Анталлу (1990-1994), показана природа и особенности его тактики, что привела к быстрому (несколько месяцев) переходу страны к постсоциалистической стадии развития путём мирного переговорного процесса. Показательно в этой связи определение круга причин усиления правых настроений в Венгрии ещё в начале 1990-х гг. В дальнейшем это трансформировалось в электоральную поддержку В. Орбана (премьер-министр с 2010 г.), которая стала внутренней максимой той особости, подчёркнутого отстаивания национальных интересов, что характерна для официального Будапешта в ЕС и НАТО. Эта «сцепка» внутренней и внешней политики нашла освещение в работе Ф.Е. Лукьянова. В разделе В.В. Волобуева освещен фактор «сильных правых» во внешней политике уже применительно к реалиям Польши на примере Я. Качинского. Не менее интересен кейс Д. Туска из центристской «Гражданской платформы». Он вошёл в число весьма немногочисленных восточноевропейских политиков, сумевших умело перейти с национального на наднациональный (ЕС) уровень с качественно иными требованиями к функционерам, особенно высшего уровня. Это стало своеобразным символом встроенности Польши в евро-атлантические институты и одной из ведущих ролей, на которую она стала в них претендовать, что отнюдь не исключало наличие сильного евроскептицизма у официальной Варшавы.

Интересен кейс Словакии: для официальной Братиславы дополнительной трудностью в начале 1990-х гг. стал распад союзного государства Чехословакии. В главе, подготовленной В.В. Никитиным, показан поиск В. Мечьяром положения идеальной политической удалённости и одновременно близости с Чехией. На примере деятельности М. Дзуринды отражены те уже качественно иные, связанные с полноценной интеграцией в евро-атлантические институты, проблемы, которые оказались в центре внимания словацкой политики в 2000-е и 2010-е гг., тем резко отличавшиеся по приоритетам от 1990-х гг. Данная смена политического облика страны и её истеблишмента в другой части Чехословакии – Чехии – нашла детальное освещение в разделе Э.Г. Задорожнюк. Интересно объяснение причинности и характера «особости» линии официальной Праги в евро-атлантических институтах, в т.ч. выражения «евроскептицизма», от В. Клауса к М. Земану.

Скрупулёзно формирование парламентской демократии в Албании изучено в работе видного отечественного исследователя Ар. А. Улуняна. Этот процесс инкорпорирования ценностей «либеральной демократии» примечателен в контексте исторического пути страны (в т.ч. длительного пребывания её территорий в составе Османской империи) и настойчивого стремления официальной Тираны войти в евро-атлантические институты.

По-своему показателен комплекс разделов, подготовленных исследовательницей из Софии И. Баевой. В них показаны очень разные пути складывания высшего истеблишмента страны в 1990-е гг.: параллельно из диссидентов, ставших уже легальными оппозиционерами (Ж. Желев), и лидеров коммунистов, принявших деятельное участие в демократическом транзите (А. Луканов). Справедливо повышенное внимание уделено партиям и политическим фигурам, ориентированным на теснейшее сближение с соседями – будь то турецкая партия в Болгарии или неофициальные фракции (просербская и проболгарская) в Демократической партии за македонское национальное единство.

Особняком стоит кейс Румынии: она оказалась единственной, где «бархатная революция» сопровождалась насилием – физической ликвидацией президента Н. Чаушеску. Сквозь призму анализа фигуры И. Илиеску даётся развёрнутый ответ на вопрос: почему и как Румыния не смогла избежать следования по пути радикализации политических процессов? Эта тематика нашла органичное продолжение в исследовании Т.Г. Битковой по румынскому национализму, сфокусированному вокруг фигуры К.В. Тудора – как точно подмечено, он оказался не хористом, но солистом, являя собой знаковую фигуру направляющего на правом фланге в условиях поиска Румынией как государством нового собственного «я».

Повышенный интерес читателя не может не вызвать цикл глав по представителям сербских элит – не только самой Сербии, но и Республики Сербской (РС), которые были подготовлены видной отечественной исследовательницей Е.Ю. Гуськовой. Ей удалось в полной мере передать картину трагизма распада Югославии, разнохарактерность шагов политических лидеров и военачальников – вынужденность одних мер и готовность противодействовать мощнейшему разноплановому внешнему воздействию в случае других инициатив. Показаны особенности стратегии и тактики представителей «кризисных менеджеров» – знаковой фигуры президента С. Милошевича, лидера РС М. Додика, генерала Р. Младича. Последний стал попыткой «людей в погонах», подобно генералу А.И. Лебедю в России, наметить свой путь, хотя и весьма противоречивый, в поиске островков стабильности в условиях всеобщей турбулентности.

Данный трек получил развитие в работах, посвящённых фигурам генерала М. Новаковича (первый главком сербских воинских формирований в Сербской Краине) и З. Джиндича. Сквозь призму политических персоналий очень чётко авторами показана динамика борьбы сербских меньшинств за свою автономию на территории Хорватии и Боснии, а затем и в Косово. Главы Е.Ю. Гуськовой, В.А. Соколова и К. Новаковича, А.Б. Едемского содержат хорошо структурированный анализ опыта поведения лидеров одной из сторон вооружённого конфликта, которая часто обладала несоизмеримо меньшими ресурсами, чем другая, и в то же время способностью данных руководителей отстаивать принципиальные пункты национальных интересов в ходе урегулирования.

Государство, проходившее этап глубокой трансформации, очевидным образом сосредоточено на внутренних проблемах, что заметно сужает возможности осуществления внешней политики. Этот вопрос в разделе Н.С. Пилько показана на примере деятельности Д. Рупела – первого главы МИД Словении, притом в период, когда она одной из первых (практически параллельно с Хорватией) выходила из состава Югославии, что сопровождалось вооружённым конфликтом. В данной связи иллюстративно изучение трансформации политической системы Хорватии сквозь призму политической фигуры Ф. Туджмана (глава А.А. Пивоваренко). Путь официального Загреба в евро-атлантические институты был более проблематичным, чем у Любляны (в т.ч. с учётом степени вовлечённости Хорватии в вооружённый конфликт в Боснии и Герцеговине в 1990-е гг., споров со Словенией из-за выхода к Пиранскому заливу). Однако по состоянию на начало 2020-х гг. результаты, достигнутые хорватской стороной как внутри-, так и внешнеполитически в деле сближения с «либеральными демократиями», во многих отношениях лучшие для игроков на постъюсгославском пространстве.

Значимой вехой формирования постъюгославского пространства стал распад (в результате референдума) «малой» Югославии. Выход Черногории в 2006 г. представлял важное звено этого процесса, однако по форме во многом отличался от предшествующих. Детерминированность этого, проявившаяся и в природе современной политической системы Черногории, отражена в контексте деятельности М. Джукановича.

На Балканах, в Юго-Восточной Европе, в целом на континенте одним из ключевых «нервов» мирополитических процессов является турецко-греческий конфликт, имеющий очень большую и событийно насыщенную историческую глубину. Вступление (1952) и последующее членство обоих игроков в НАТО канализировало ведущиеся межгосударственные споры, но отнюдь не ликвидировало. Современное состояние проблемы в каждой из сторон конфликта показано на примерах деятельности видных политических деятелей. Для Греции это фигура А. Ципраса (глава А.В. Александровой), воплотившего в себе столь сильные в стране левые идеи и пытавшегося укрепить государство изнутри в т.ч. с тем, чтобы обеспечить его более сильные позиции в диалоге с Турцией. Последняя при Р.-Т. Эрдогане (раздел И.М. Мамедова) осуществила стратегический разворот с опорой на использование концепций паносманизма, пантюркизма и панисламизма в своей внешней политике. Если Греция после ухода А. Ципраса в отставку во многом отошла от своей «особости» среди стран-участниц НАТО по многим вопросам внешней политики, то Турция при «зрелом» Р.-Т. Эрдогане её демонстрирует, притом формы проявления этого весьма специфичны.

В целом авторскому коллективу труда «Новая элита в странах Центральной и Юго-Восточной Европы: политические портреты. Конец XX – начало XXI в.» удалось в достаточно мере решить поставленную исследовательскую задачу. На примере политических стратегий и тактик почти 25 знаковых фигур был раскрыт не только «штормовой» период становления партийно-политических систем нового типа, но прослежены черты их дальнейшей трансформации вплоть до современного этапа. Следует признать преимуществом избрание весьма широкого и географически полного содержания понятия «Центральная и Юго-Восточная Европа», т.к. это позволяет сделать вывод об исследуемых тенденциях не только на страновом, но и региональном уровне. Это тем более важно в реалиях, когда оба региона находятся вблизи одной из магистральных линий геостратегического разлома, который позволяет дать трудное, но крайне важное определение перспективного миропорядка.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.


191 просмотр

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page