Полян П.М. Антисемитизм в России: позавчера, вчера, сегодня, завтра…




Полян П.М. Антисемитизм в России: позавчера, вчера, сегодня, завтра…









Аннотация. Антисемитизм – это национально и эмоционально негативное отношение к евреям как к некоему целостному контингенту. Не обязательно ненависть, достаточно зависти, неприязни, недоброжелательства. Российский антисемитизм – феномен более возрастной, чем российское еврейство. Он может быть государственным, корпоративным или индивидуальным (личным). Именно в соотношение этих разновидностей стоит вглядываться для характеристики эволюции антисемитизма в России. Всякий всплеск – надежный индикатор неблагополучия в стране. Россия специфична тем, что в ней почти всегда преобладал антисемитизм государственный. И лишь дважды – в 1917-1939 гг. и с 1991 по настоящее время – он таковым не был.

В статье рассматривается эволюция антисемитизма в России – в Российской империи, в СССР и в Российской Федерации. Приводятся и анализируются наиболее яркие или характерные примеры из новейшей истории антисемитизма.

Ключевые слова: Антисемитизм, Российская империя, СССР, Российская Федерация, Черта оседлости, Государственная дума РФ, Еврейское агентство («Сохнут»)

Об авторе: Павел Маркович Полян (Нерлер) – историк, географ и филолог. Директор Мандельштамовского центра НИУ-ВШЭ, ведущий научный сотрудник Института географии РАН. Профессор, доктор географических наук, автор многочисленных книг и статей по широкому кругу гуманитарных вопросов, лауреат нескольких литературных и научных премий.

Контактная информация: pavel.polian@gmail.com


Pavel Polyan Antisemitism in Russia: the day before yesterday, yesterday, today, tomorrow…


Abstract. Anti-Semitism is a nationally and emotionally negative attitude towards Jews as a kind of some complex and whole contingent. Not necessarily hatred, - envy, hostility, ill will is also enough. Russian Antisemitism is a phenomenon older than Russian Jewry. On its nature it could be state, or corporate or individual (personal). It is just the proportional ratio of these elements that makes sense to study for the evaluation of evolution of the Russian Antisemitism. Any its explosion serves a reliable indicator of trouble in the country. Russia is specific on the prevailing of the state Antisemitism. Only twice - in 1917-1939 and from 1991 to the present, it has been a combination of corporate or individual ones.

The article examines the evolution of Antisemitism in Russia - in the Russian Empire, in the USSR and in the Russian Federation. The most striking or characteristic examples from the recent history of anti-Semitism are given and analyzed.

Key words: Anti-Semitism - Russian Empire - USSR - Russian Federation - Pale of Settlement - State Duma of the Russian Federation - Jewish Agency ("Sokhnut")

About the author: Pavel Markovich Polyan (Nerler) is a historian, geographer and philologist. Director of the Mandelstam Center at the Higher School of Economics, Leading Researcher at the Institute of Geography of the Russian Academy of Sciences. Professor, Doctor habilof Geography, author of numerous books and articles on a wide spectrum of humanitarian matters, winner of several literary and scientific awards.

E-mail: pavel.polian@gmail.com


Общие соображения


Антисемитизм – это национально и эмоционально негативное отношение к евреям как к некоему целостному контингенту. Не обязательно ненависть, достаточно зависти, неприязни, недоброжелательства. Не в силах дифференцировать и различать внутриеврейскую структурность – подмножества верующих и секулярных, конфессиональных и этнических, ашкеназских, сефардских, горских, грузинских или бухарских, крещеных и марранов, – антисемитизм склонен не заморачиваться и адресован еврейству в целом, всей совокупности различных его подмножеств.

Впрочем, для «перекрестного опыления» и бытования антисемитизма много и не надо. Достаточно пары-тройки мифологем – о христопродавстве, о недостаточной почтительности к пророку или о геноциде арабов-палестинцев. Иной раз даже наличия самих евреев для поддержания антисемитизма в той или иной стране не нужно.

Антисемитизм может быть государственным, корпоративным или индивидуальным (личным). И именно в соотношение этих разновидностей стоит вглядываться для характеристики эволюции антисемитизма в России.

Всякий всплеск антисемитизма – надежный индикатор неблагополучия в стране, поэтому очень важно точно понимать природу и знать предысторию и историю его проявления.


Антисемитизм в Российской империи

Самые ранние проявления антисемитизма в России относятся к первой половине XVII века, ко времени первых Романовых, когда в Россию с запада стали проникать первые иудеи с запада, - не российские, а иностранные поданные. За ними тянулось и их обозначение – «жиды», приобретая по ходу дела все более и более негативные коннотации.

Императрица Елизавета Петровна, кажется, первой среди российских монархов прибегла к массовой депортации евреев: указом от 2 декабря 1743 года она объявила всех иностранных евреев, кроме выкрестов, персонами нон грата и потребовала их изгнания. В результате 35 тыс. евреев в 1753 году были высланы из левобережной Украины. На ходатайства с мест допустить приезд и пребывание евреев императрица ответила интересной резолюцией: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли».

Тем не менее в 1769 году – уже при Екатерине Великой – евреев стали пускать в Новороссию. То были первые «свои», а не иностранноподанные евреи, евреи-резиденты, первые россияне иудейской веры. И хотя Указом от 1786 года им была гарантирована свобода вероисповедания, но тотчас же началась и политика, – поначалу совершенно не успешная, – подталкивания евреев к христианству.

Конец века прошел под знаком троекратного раздела Польши и резкого скачка после этого еврейской доли в населении России. 1791 годом датируется и рождение такого уникального дискриминационного государственного института как черта оседлости, отмененного Временным правительством только в 1917 году. Так что применительно к русским как православным поданным и российским евреям как иноверцам можно говорить уже не о 200, а обо всех 250 совместных годах!

Но «общность» эта довольно специфическая: 126 лет, или половина совместной жизни, пришлась на взаимное смотрение сквозь незримые рогатки и решетки Черты. Все это время евреи были объектом разнообразной узаконенной дискриминации, то есть как бы натурального государственного антисемитизма.

Самое поразительное, что хотя бы отчет в этом не отдавал себе почти никто: как русское, так и еврейское большинство настолько свыклись с этим, что находили и черту оседлости, да и другие наложенные на евреев ограничения естественными, заслуженными и нормальными. Русские – с чванливым и предрассудочным убеждением в том, что все евреи, вместе и по отдельности, суть носители целого букета страшных грехов (например, употребления крови христианских младенцев и т.п.). Евреи же – из-за комплекса Галуты (изгнания, изгнанничества, изгойства) – воспринимали антисемитские проявления властей и соседей как заслуженное и насланное самим Богом наказание за их канонические грехи (несоблюдения кашрута и других регламентов Торы и т.п.).

Антисемитизм был повсеместно растворен в ментальной почве России – подобно тому, как грунтовые воды стоят или текут в ее натуральной почве. Где-то уровень этих вод был выше, где-то (например, в Грузии, где системообразующий объект ненависти был иным: армяне) определенно ниже, но сама эта «влага» – не отнять! – наличествовала везде.

В коренной же России ее было хоть пруд пруди, о чем свидетельствуют многочисленные встречи с «жидами», «жидками» и «жидочками» у Пушкина, Достоевского, Чехова, Блока, Зинаиды Гиппиус или Кузмина. Но не надо хвататься за голову: сами по себе эти слова почти для большинства из них почти ничего специально антисемитского не значили, это был обычный фон их бытия, в котором евреи – законные лузеры и изгои в силу рождения. Впрочем, сам этот фон и есть выразительный маркер.

Борьба за еврейскую эмансипацию всерьез началась только в середине XIX века. Впрочем, Россия всегда отставала от западных стран в вопросах гражданской эмансипации – и не только еврейского, но и титульного своего – крестьянского – населения. Первой страной с равноправием евреев стали США (1783, с первого же дня своей независимости), второй – Франция (1789, с принятием «Декларации прав человека и гражданина») и третьей – Нидерланды (1796). В XIX веке этот ряд пополнили Греция (1830), Турция (1839), Дания (1849), Австро-Венгрия (1867), объединенная Германия (1848, еще раз – 1871, причем во многих малых государствах периода немецкой раздробленности эмансипация наступила гораздо раньше), объединенная Италия (1871), Швейцария (1874), Болгария (1878), Сербия (1878), Великобритания (1890, вместе с католиками) и Испания (1910).

Борьба за еврейскую эмансипацию поднялась в стране на волне Гаскалы (Просвещения), впервые и решительно разделившей само российское еврейство на совершенно новые для себя структурные элементы, расщепляющие его идентичность, стимулирующие постепенный переход от конфессиональной моноидентичности к двойственной этно-конфессиональной и даже к множественной, учитывающей еще и возникшие много поздней институты нескольких гражданств или конфессий. Все это резко усилилось вследствие демографической катастрофы европейского еврейства (Холокоста) и образования государства Израиль, ставшего естественным магнитом для еврейской эмиграции из СССР.

Формальное упразднение черты оседлости произошло только после Февральской революции. 20 марта 1917 года, или 2 апреля по новому стилю, по представлению министра юстиции А.Ф. Керенского на заседании Временного правительства в Мариинском дворце было внесено и принято Постановление «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений». Ни выражение «черта оседлости», ни слово «евреи» в нем, по просьбе представителей самих еврейских организаций, даже не назывались[1].

А вот дату исторического события все же несколько уточним. Заседать начали в 22.30, и вопрос о черте был одним из последних. Так что хронологически оно явно попало на 21 марта.

Итак, черта еврейской оседлости – эта своего рода географическая (и отнюдь не золоченая!) клетка для российского еврейства – почила в бозе. Она была главным символом государственного антисемитизма и дискриминационной антиеврейской политики царской России. Самой последней среди европейских стран, полиэтничная Россия разомкнула, наконец, наручники на запястьях и ярмо на шее пятого по численности своего народца и признала самое элементарное – достоинство и равноправие еврейских сограждан. Черта же навсегда осталась в российской истории несмываемым и дурно пахнущим пятном.

Наложение друг на друга Постановления от 20-21 марта (2-3 апреля) и фактической автономии Финляндии, при этом официально отложившейся от России только 6 декабря 1917 г. – уже после Октябрьской революции, - породило казус: самая общественно передовая «губерния» России – Великое Княжество Финляндское (тоже де факто личная уния) – вдруг оказалась единственной областью на пространстве постимперской России, где режим екатерининской черты оседлости по старинке некоторое время еще действовал!..


Антисемитизм в СССР

Но российский антисемитизм вовсе не умер 3 апреля 1917 года.

На какое-то время он перестал быть государственным, державно-имперским. А с воспоследовавшим затем крахом материка российской государственности, с распадом его на архипелаг из десятков постоянно перекраиваемых и воюющих друг с другом островов – эфемерных республик, держав (гетманств), директорий, эмиратов, ханств и прочих гуляй-полей – государственный антисемитизм растекся и возродился в большинстве из них, что вновь привело к погромам периода Гражданской войны, неслыханным по своим масштабам и жестокости на фоне всего предшествующего в российско-еврейской истории. Двадцатилетие между Гражданской и Второй мировой – первое в России без черты оседлости – впервые в XXвеке обошлось и без погромов.

Отменив черту оседлости и демонополизировав антисемитизм в России де юре, Керенский и не покушался на антисемитизм бытовой. Войну последнему объявил уже Ленин, при котором за антисемитизм впервые в российской истории стали наказывать.

В новую, в советскую жизнь победители-большевики антисемитизм вроде не звали, да он и, правда, после Гражданской войны, в которой все главные погромщики евреев потерпели поражение, поослаб или, точнее, попритих. Но все же зацепился за что-то и в новую – в советскую – реальность, все же как-то спланировал и проскользнул.

Мешпохи не отменялись, но горизонты еврейского бытия раздвигались стремительно. В школах и институтах еврейские мальчишки и девчонки учились вместе с украинскими, русскими, польскими и прочими парнями и дивчинами, влюблялись друг в друга, ссорились друг с другом, писали друг другу стихи[2]. Смешанные межнациональные браки перестали быть исключениями, хотя предубеждение против них оставалось сильным с обеих сторон: «Это что же получается? Мои внуки жиденятами будут?», – спрашивал один известный военный инженер Т.-Б. у своего сына[3], собравшегося было жениться по любви на еврейке.

Но с укреплением государственности советской – с постепенным переводом ее стрелок с де юре классовых на де факто национальные рельсы – антисемитизм вернулся и в государственную политику СССР. Еще бы! Удобно иметь под рукой яркий и пассионарный контингент, на который всегда можно переложить ответственность за то или другое. И не случайно максимум доморощенного антисемитского энтузиазма в 1920-е и 1930-е годы наблюдался там, где евреев было особенно много, – в пределах отмененной Черты, в частности и в особенности – на Украине.

Заигрывание с Джойнтом и ОЗЕТом обернулась пустыми разговорами о создании еврейской автономии в Крыму и действительным созданием в 1934 году Еврейской автономной области на Дальнем Востоке, в Биробиджане, на черноземах, только на приамурских. Это было не только карикатурой на Палестину, но еще и мечтательной заготовкой большевистского Кремля для новой Черты еврейской оседлости на востоке, если занадобится.

А война с фашизмом и Холокост обернулись и вовсе не скорбью и солидарностью с евреями, а главпуровским их отрицанием в качестве главных жертв национал-социалистического этноцида, плавно перетекшим в «безродный космополитизм» для уцелевших. Миф же о гневе народном и о несостоявшейся депортации евреев в Биробиджан – это явный пик позднесталинского антисемитизма.

При Хрущеве и Брежневе (и тут свои дежурные мифы: первый якобы осуждал погромщиков в Донбассе, а отец второго – спасал еврейских детей от погрома) латентный государственный антисемитизм напоминал скорее эпоху Александра III: все опустилось на уровень карьерной и образовательной дискриминации (та же numerus clausus, только гораздо худшая, поскольку негласная и не фиксированная, а произвольная), а также борьбы с правом на эмиграцию, главпуровского отрицания Холокоста и непротивления антисемитизму бытовому.

На бытовом уровне элементы отрицания Холокоста присутствовали уже в советской «антисионистской» литературе, в годы Холодной войны обвинявшей «сионистов» в том, что они «наживались» на страданиях еврейских жертв и преувеличивали их численность, а главное – находились в прямом сговоре с нацистами. Классическим примером такого подхода может послужить диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, защищенная в 1982 году на закрытом заседании Ученого совета Ордена Трудового Красного знамени Института востоковедения АН СССР. Название, кстати, вполне говорящее: «Связи между сионизмом и нацизмом. 1933-1945». Автор труда - нынешний глава Палестинской автономии президент Махмуд Аббас, научный руководитель – бывший директор Института востоковедения АН СССР, бывший руководитель Главного разведывательного управления и бывший премьер-министр РФ академик Евгений Примаков.

При Горбачеве государство поэтапно отказывалось от государственного антисемитизма как идеологической доктрины – идеологические вожжи повыпадали из трясущихся сусловских рук. Однако, по мере того как государственный российский антисемитизм сходил на нет, активизировались, почуяв отпущенные вожжи, и расцвели антисемитизмы корпоративный и частный – общество «Память» и иже с ним.

Не желая проверять на себе, чем и насколько такой приватный антисемитизм приятнее государственного, значительные массы еврейского населения СССР сполна воспользовались полученной из горбачевских рук свободой передвижения и устремились в эмиграцию – в США или Израиль, голосуя ногами против всех ипостасей антисемитизма.


Антисемитизм в Российской Федерации: казус Макашова и рай для отрицателей


При Ельцине еврейская эмиграция продолжилась, ускорилась, расширилась (появилось немецкое направление), потом несколько спала и вошла в берега.

При нем же довершилось разгосударствление антисемитизма и его полная «приватизация». Антисемитизм в новорожденной РФ стал сугубо частным делом ее граждан. Те из них, кто испытывал внутри себя неодолимую склонность к этой фобии, мог предаваться ей сколь угодно самозабвенно – и, в общем-то, безнаказанно.

Расставаясь с антисемитизмом, государство не озаботилось правовыми рамками, в которых оно не готово было мириться с частными инициативами своих граждан-антисемитов. Как-то убаюкивало, что с годами антисемитизм утратил свою ведущую роль в контексте общей ксенофобии: главными объектами вражды или неприязни уверенно стали кавказские народы, или, как их называли, «лица кавказской национальности».

Антисемитизм как фобия вернулся в лоно более широкого спектра мировоззренческих понятий, таких как правый радикализм, национал-шовинизм и даже фашизм, прекрасно ощущавших себя в России в 1990-е гг.

И хотя при Ельцине начали бороться и с корпоративным антисемитизмом, но это при нем кубанскому губернатору и борцу с «сионистцкой закулисой» Николаю Кондратенко и генералу Альберту Макашову с рук сходили любые высказывания. Даже такое макашовское: «Евреи так нахальны потому — позвольте я по-своему, по-солдатски скажу, — потому что из нас ещё никто к ним в дверь не постучал, ещё никто окошко не обоссал. Потому они так, гады, и смелы!»[4].

Полем антисемитской активности стал рунет, где современный антисемитизм широко и вальяжно расселся. Здесь его охотно практикуют экстремисты любых окрасок – и «левые», и «правые», и православные, и исламисты, и даже язычники и сатанисты – силы, друг с другом не слишком сочетаемые. Почти всегда это индивидуалы-бытовики, знатоки закулисы и энтузиасты художественной картавости.

Интересно, что благодаря им антисемитизм в России по-своему консервативен. Такие стандартные для современного Запада формы как мусульманский троллинг, отрицание Холокоста или маскировка под антисионизм или «критику» Израиля здесь скорее маргинальны. Хотя, встречаются и они. Так, журналист Максим Шевченко славен своими обвинениями Израиля в «геноциде» палестинцев, в том числе в еженедельных эфирах одной популярной радиостанции, ласкал слух и срывал лайки у части российской мусульманской аудитории.

Напомним, что Холокост как историческое явление и как предмет исследования вплоть до конца 1980-х гг. оставался табуизированной для советских историков зоной. Что не мешало «русским патриотам» – отрицателям Холокоста подавать время от времени негромкий голос: собственных «специалистов» по этому вопросу они не породили, поэтому довольствовались перепевами и перепечатками из западных коллег,

Вот их типически-специфическое. Во-первых, написание слова «Холокост» со строчной буквы и укоренившееся представление о множественности «холокостов», тогда еврейский «холокост» лишь один из них. Советский тезис об интернационале жертв Второй мировой и о категорическим не-выделении среди них евреев получил в этом свою вторую жизнь и свое второе дыхание.

Начиная с 1996 года, одной из главных трибун для отрицателей Холокоста в России стала газета «Дуэль» Юрия Мухина. На ее сайте можно было найти десятки статей и книг на эту тему, в том числе, а, точнее, в первую очередь, переводных. Уже в середине 1990-х гг. на русский были переведены многие «труды» нескольких западных отрицателей (например, Р. Гароди и Ю. Графа). «Миф о холокосте. Правда о судьбе евреев во Второй мировой войне» Ю. Графа вышел как минимум дважды – сначала, в 1996 году, в газете «Русский вестник», а затем и отдельным изданием - попечением некоего Геннадия Кубрякова и с предисловием Олега Платонова – владельца и главного редактора издательства «История русской цивилизации». В 1997 году Платонов первым из отрицателей-россиян принял участие в ежегодной конференции Института ревизии истории; в том же году – одновременно с Ю. Графом и так же первым из россиян – удостоился сомнительной «чести» войти в состав редколлегии «Журнала пересмотра истории». После чего Э. Зюндель на своем сайте объявил Россию чуть ли не обетованною землей ревизионизма!

Москва стала местом проведения (где же еще, как не на «земле обетованной»?) – 26-27 января 2002 года – Международной конференции по глобальным проблемам всемирной истории, в целом посвященной глобализации как сионистскому вызову. В ней приняли участие такие отрицатели, как Ю. Граф, американцы Д. Дьюк и Р. Граната.

В 2003-2006 гг. функционировал сайт «Ревизионизм холокоста» – интернет-ресурс «Славянского Союза» (автор и хозяин сайта – Н.В. Саламандров). Здесь можно было найти более 400 наименований текстов, написанных исключительно «своими» и так или иначе причастных к отрицанию Холокоста. Среди них - труды «классика» европейского ревизионизма Р. Гароди («Миф о сионистском антифашизме», «Миф о «Холокосте», «Миф о Нюрнбергском правосудии»), «конспиролога» Э. Саттона («Геополитика и ревизионизм»), таких авторов, как православный публицист Ю. Воробьевский («Освенцим: спор о крестах»), «высший социолог» и охотник за «вырожденцами-гомосексуалистами-евреями» Г. Климов («Интервью некоему московскому журналисту»), ультралевый израильский публицист И. Шамир («Холокост как удачный гешефт»), редактор газеты «Завтра» А. Проханов («А был ли холокост?»), автор предисловия к русскому изданию Ю. Графа О. Платонов, И. Шафаревич («Создание государств Израиль»), А. Панарин («Геноцид»), лидер Национально-Державной партии России А. Севастьянов («Не Вторая мировая, а Великая Отечественная»), редактора газеты «Дуэль» Ю. Мухин. Часть контента этого сайта перешла на специализированный и действующий до сих пор сайт «Ревизионисты» (www.revisionists.com ) с интернет-чатом «Миф о холокосте» (http://holokost.chat.ru )[5].

Российские отрицатели в общем-то мало интересовались демографией Шоа, им вполне хватало «выкладок» их западных коллег. Едва ли не единственное исключение – писатель и антисемит-интеллектуал Вадим Кожинов. Сам Холокост Кожинов не отрицал, но оспаривал его масштаб и ставил его в ряд с потерями русского народа. В очерке «Война и евреи» (в составе книги «Россия, или – век ХХ, 1939-1964») Кожинов, как ему кажется, поймал двух еврейских историков, Л. Полякова и И. Вуля, а также других еврейских статистиков – за руку на передергивании цифр. Первые, как полагает В. Кожинов, дважды посчитали два миллиона жертв, вторые – завысили естественный прирост своего населения для того, чтобы «скрыть» подлинные масштабы еврейской эмиграции из Европы в Америку и Палестину. Иными словами – типично еврейская приписка в два миллиона душ, раскиданная потом для правдоподобия по глобусу!..

При этом от кожиновского внимания и понимания не укрылось и то, что цифра «шесть миллионов» имеет для евреев не историческое, а глубоко «символическое» значение, связанное с сакральным шестиугольем звезды Давида.

Этот тезис подхватил и развил Станислав Куняев-старший, многолетний главный редактор «Нашего современника» и самозванный разработчик, с государственных и патриотических позиций, идеологии новой России. Он любопытен уже тем, что своего антисемитизма совершенно не скрывает и не маскирует. Так, в книге о репрессированных крестьянских писателях, написанной на паях с сыном, Станиславом Куняевым-младшим, – он, точнее, они, не устыдились даже такого парафраза: «Революция пожирает своих еврейских детей»[6].

Холокост для Куняевых не человеческая трагедия и даже не историческое событие. Он интерпретируется ими как новая религия, отчего они даже не отказываются писать его с большой буквы. Поэтому свою книгу об этом он назвал «Жрецы и жертвы Холокоста»[7].

Но даже несмотря на выход книги С. Куняева, вклад российских отрицателей в мировую копилку минимален, чтобы не сказать ничтожен. Максимум того, на что они способны – очередное предисловие к очередному переводу из «классических трудов» да матерщина в блогах. Их существенной особенностью, напрямую связанной с безнаказанностью, является «пена у рта» и та исключительная агрессивность и целеустремленность антисемитов вообще и отрицателей в частности в выражении и продвижении своих взглядов. Вершинные же по оригинальности их достижения ограничены лингвистической сферой: это тезис о «Ташкентском фронте» с намеком на глубокий эвакуационный тыл как место отсиживания трусливых евреев во время войны и ернический термин-шарж, предложенный кем-то из них – «Лохокост».

Сравнительны новым и оригинальным стал и такой тезис-передержка: мол, советские евреи должны быть благодарны Сталину и Красной Армии за свое освобождение из концлагерей и за спасение от Холокоста. На самом деле такого долга – или бремени – «благодарности» у евреев нет: во-первых, у Красной армии не было такой специальной задачи – спасать именно евреев, а во-вторых, среди спасателей, то есть в самой Красной Армии, было пропорционально много евреев, а вот в освобожденных Красной Армией различных лагерях смерти евреев оставалось уже сравнительно мало, поскольку это были лагеря смерти именно евреев прежде всего.


Казус «Письма девятнадцати»

В начале 2000-х гг. самым пахучим антисемитским местом, с традиционным охотнорядским запашком, была Государственная дума РФ. Ее книжный киоск славился антисемитским репертуаром продававшейся там литературы, вплоть до «Сионизма как источника фашизма» В. Лузгина и «Майн кампф» А. Гитлера!

Когда 27 января 2004 года группа депутатов предложила отметить Международный день памяти жертв Холокоста минутой молчания, Владимир Жириновский наотрез отказался. Он заявил, что это для него «неприемлемо»: «У нас и так достаточно праздников. И что, российскому парламенту по каждому поводу надо что-то праздновать? Какой же мы российский парламент, если мы встаем в память евреев?»[8]. Его поддержала Н. Нарочницкая, депутат от партии «Родина», заявившая, что тема Холокоста «чрезвычайно раздута».

Но апогей парламентского антисемитизма был достигнут годом позже: это так называемое «Письмо девятнадцати» от 23 января 2005 года. Собственно, это не письмо, а официальный депутатский запрос в Генпрокуратуру РФ с требованием запретить все еврейские организации в России за исповедуемое ими человеконенавистничество (sic!). Что вдруг? Не вдруг, а на основании избранных цитат из изданного в 2001 году в Москве перевода трактата «Кицур Шулхан арух», составленного в XIX веке и, в свою очередь, являющегося дайджестом труда раввина Йосефа Каро, жившего в XVI веке. Текст обращения в Прокуратуру был подготовлен публицистом-националистом Михаилом Назаровым, а официальная отправка адресату осуществлена депутатом-телеведущим А. Крутовым, автором телепрограммы «Русский Дом» и редактором одноименного журнала[9]. Из 19 номинальных соавторов 13 были из фракции партии «Родина» (ее лидер – Д. Рогозин) и шестеро, в том числе Кондратенко и Макашов, из компартии (Зюганов вынужден был отмежеваться от них с их частными мнениями).

«Письмо» возникло не на пустом месте. В 2004 году Комитет Госдумы по делам национальностей, возглавляемый «единороссом» Е. Трофимовым, изо всех сил готовил законопроект «О русском народе». Русский народ рисовался в нем как единый, но разделенный, поскольку значительная его часть в результате распада СССР оказалась за пределами РФ, включая места компактного проживания русских в приграничных с РФ территориях. В пояснительной записке можно было прочесть, что закон призван «…снять определенный комплекс ущемленности, которому в последние годы подвержены многие этнические русские, укрепить их национальное самосознание, дать государству и обществу инструмент в нейтрализации русофобии,.. завершить один из основополагающих блоков стратегии государственной национальной политики современной России - [переход] от прав человека - к правам народов». Не слишком это и маскируя, законопроект призывал к переделу границ.

Другой комитет – по делам СНГ и связям с соотечественниками (председатель – «единоросс» А. Кокошин) – организовал 23 ноября 2004 года «круглый стол» с выступлением «расолога» В. Авдеева, превратившийся в антисемитский шабаш.

Как видим, партией-застрельщицей «Письма» была рогозино-глазьевская «Родина». Вот несколько патриотических тезисов тогдашнего Дмитрия Рогозина (проза): «Право национального большинства в целом выше, чем право входящего в него национального меньшинства». Или: «Россия не может ограничивать себя территориальными рамками, забывая о тех, кто живет за пределами Российской Федерации, но связан с русской культурой и историей... Мы должны поставить себе задачу воссоединения, какой бы нереальной она не казалась в нынешних условиях. И создавать эти условия с той последовательностью в избранной позиции, которую 40 лет демонстрировала Германия, ставшая, в конце концов, единой». Поминал Рогозин и «местечковых русофобов», причем главными его медиа-оппонентами тогда смотрелись В. Познер, С. Шустер, М. Швыдкой и – не поверите! – В. Соловьев

Скандал вышел оглушительный, часть подписантов отказалась от своих подписей, и 25 января письмо было отозвано. С резким осуждением антисемитизма «Письма» выступил МИД РФ, сама Дума отделалась осуждениями на уровне нескольких комитетов.

«Письмо», а точнее реакция на него, вынудили и Путина как президента РФ высказаться о нем 27 января на форуме «Жизнь народу моему!», посвященном памяти жертв Освенцима: «Я хочу сказать, что многим из нас должно быть стыдно и за сегодняшний день: эти "споры", "споры" этих болезней, к сожалению, не уничтожены, и мы с вами работаем недостаточно эффективно. Даже в нашей стране - в России, которая больше всего сделала для борьбы с фашизмом, для победы над фашизмом, больше всего сделала для спасения еврейского народа - даже в нашей стране сегодня, к сожалению, иногда мы видим проявления этих болезней. И мне тоже стыдно за это. Но должен сказать, что Россия всегда будет не только осуждать любые их проявления, любые проявления такого рода, но и будет бороться с ними силой закона и общественного мнения. И как Президент России говорю об этом здесь, на этом форуме, совершенно открыто и прямо».

Авторы специального исследования, посвященного «Письму 19-ти», пришли к такому выводу: «Резкое сужение пространства для деятельности демократических сил в России привело к тому, что в роли оппозиции все чаще стали выступать представители националистических партий, использующие проявления недовольства населения трудностями реформ, высокий уровень ксенофобии и агрессии общества. Справедливости ради надо сказать, что представители демократических сил еще в 2003 г. предупреждали, что усиление авторитарных тенденций власти, сворачивание демократических завоеваний, ограничение свободы слова, давление административного ресурса на последних выборах приведет к тому, что в качестве оппозиции власть увидит националистических демагогов. К сожалению, их призывы так и не были услышаны»[10]


Казус Петра Толстого

В 2010-е гг. государственный антисемитизм в России не возродился, а корпоративный постепенно сходил на нет.

Тем не менее совсем на нет он не сошел, а местом, где публичный антисемитизм почувствовал себя вольготно, снова оказался Охотный Ряд – Госдума РФ.

К 2017 году после нескольких лет активной клерикализации государства и общества – агрессивной защиты даже не прав, а чувств и условных рефлексов неопределенной группы лиц, именующихся «верующими», что-то, похоже, опасно накренилось в стране. И как только системные сдерживающие факторы ослабли, все больше государственных мужей стали снова распускать язык – как бы от своего персонального имени.

Так, 23 января 2017 года вице-спикер от правящей партии Петр Толстой высказался по поводу передачи Исаакиевского собора Российской православной церкви так: «Наблюдая за протестами вокруг передачи Исакия[11], не могу не заметить удивительный парадокс: люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году, сегодня их внуки и правнуки, работая в разных других очень уважаемых местах – на радиостанциях, в законодательных собраниях, продолжают дело своих дедушек и прадедушек». А спикер Володин не только не одернул своего зама, но неуклюже за него заступился: мол, имелась в виду «черта оседлости каторжан» – браво!

Вскоре еще один охотнорядец – Виталий Милонов – поделился пикантным экзерсисом из истории уже не российского, а мирового «еврейства»: традиционное, по его выражению, «варение христиан в котлах»! Казалось, еще немного, и кто-нибудь из нынешних охотнорядцев поведает о пархатых христопродавцах, об авторизованных протоколах закулисных мудрецов и о вкуснейшей маце на крови христианских младенцев...

Продолжение, разумеется, последовало, хотя и неожиданное: 6 мая 2019 года Сергей Глазьев поделился головокружительной гипотезой о видах заселения Донбасса выходцами из Земли обетованной как одной из стратегических задач Украины в борьбе за Донбасс!


Казус Арона Шнеера

В 2018 году, на конференции «Защитим будущее!» заместитель начальника Главного управления по противодействию экстремизму МВД России генерал-майор полиции В.А. Макаров, утверждал, имея в виду праворадикальный антисемитизм, что неонацистская ксенофобия в России подавлена (заметьте: подавлена, а не изжита!), благодаря чему в РФ практически нет и антисемитизма. Ну как же просто: подавили, запытали, ликвидировали, разложили – и как рукой сняло: никаких тебе «Памятей», баркашевцев и тесаков.

Для того, чтобы убедиться в самообольщении генерала, хватило бы и пяти минут прогулки по чатам и российским социальным сетям.

Что можно уверенно констатировать – это отсутствие у президента Путина личного антисемитизма. С чем бы это ни было связано, – со школьной ли учительницей, со спортивными ли тренерами или с компетентностью и качеством каких-то полученных им советов, но это факт. И факт тем более значимый, что для России весьма нетипичный.

В то же время отсутствие антисемитизма еще не филосемитизм. Оно не служит гарантией от шагов, назвать которые по отношению к евреям дружественными непросто, но практическая необходимость или политическая целесообразность совершения которых перевешивали в президентском сознании его симпатию или эмпатию.

Вспоминаются две недавние яркие истории, когда Путин так или иначе инструментализировал еврейскую тему.

Первая – это история с израильтянкой Нахамой Иссахар. В апреле 2019 года она следовала авиарейсом из Индии в Израиль с пересадкой в Москве, была задержана в зоне для транзитных пассажиров международного аэропорта Шереметьево за предполагаемую контрабанду наркотиков: в её багаже были найдены 9,5 граммов гашиша. 11 октября 2019 года российский суд приговорил Нахаму к 7,5 годам лишения свободы по обвинению в хранении наркотиков и контрабанде. Этот вердикт вызвал широкий общественный протест в Израиле и других странах. 13 октября 2019 года президент Израиля Реувен Ривлин обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой помиловать Нахаму Иссахар, а премьер-министр Израиля Нетаньяху лично принёс извинения Путину за Иссахар и попросил об её освобождении.

Начались обсуждения, и форматом разрешения вопроса выдвигался обмен Нахамы на кого-то, в ком была заинтересована РФ, причем складывалось впечатление, что обмен и был одной из целей всей операции, в которой Нахаме отводилась роль заложницы[12]. Желанной фигурой на размен был Алексей Бурков, гражданин России, ожидавший в Израиле экстрадиции в США по подозрению в совершении киберпреступлений. Но Высокий суд Израиля отклонил апелляцию Буркова, что привело к его выдаче в США.

В декабре 2019 года Министерство юстиции Израиля передало историческое Александровское подворье в Иерусалиме Российскому Императорскому Православному Палестинскому Обществу – прямо к Рождеству. Многие комментаторы увидели тут связь с переговорами об освобождении Иссахар. И уже 23 января 2020 года, во время визита Путина в Израиль он встретился с четой Нетаньяху и матерью Нахамы и сказал ей, что, по его мнению, дело сие закончится благополучно. 26 января Нахама написала Путину просьбу о помиловании, 29 января Путин подписал соответствующий указ, и уже 30 января девушка вышла на свободу, в объятья заплаканной от счастья матери и радостных Нетаньяху с женой. Хэппи энд!

Второй кейс – это не хэппи энд. Это история израильского архивиста и историка Холокоста Арона Шнеера, который, кстати, водил высоких гостей из Москвы по Яд Вашему, в 2005 году – водил Путина и Лаврова. 24 августа 2021 года Арон оставил в своем фб пост, начинающийся со слов: «Позор “Мемориалу”, если он включает в список “Жертвы политического террора в СССР” немецких пособников и убийц. Надеюсь, что это происходит лишь по недосмотру, недоразумению. Необходимо перепроверить, перетрясти всю базу, ибо, возможно, это не единичный постыдный факт». В тот же день эту новость заметил и растиражировал в фб Александр Дюков – директор фонда «Историческая память».

Вернемся к словам Шнеера. Почему позор, почему постыдный факт? Как специалисту по Лудзе, где были расстреляны и его родственники, Шнееру оказалось ведомо то, что составители атакованной им базы данных по их источникам (а это главным образом «Книги памяти») выяснить никак не могли: три фигуранта – это репрессированные коллаборанты. Им, палачам, самое место было бы в соответствующей базе, если бы таковая имелась, или быть маркированными четким пояснением в базе жертв, но главное – самому Арону связаться бы с коллегами и сообщить о своих разысканиях. Так нет же! Вместо этого – «позор!» и столь же нелепая «надежда» на то, что это недосмотр или недоразумение? А что же тогда еще – некомпетентность? антисемитизм?.. И это – в адрес организации, иностранного агента, на которую всей своей тушей навалилось государство российское?!

В сентябре 2021 года этих троих выпилили из базы данных, но было уже поздно. В декабре на заседании Совета по правам человека при президенте РФ Путин лично объявил, что в «мемориальских» списках обнаружены фамилии нескольких людей, участвовавших в убийстве евреев в Латвии в период нацистской оккупации. При этом он сослался на Шнеера и зачитал аккуратную справку, подготовленную на основе записей в его фейсбуке.

Чем безжалостно и хладнокровно подставил не правозащитников (с ними и так все было ясно), а самого Арона, своего гида по Холокосту, цинично и без спросу «использовал» его в чрезвычайно некошерной спецоперации. Ибо, как выразился впоследствии М. Эдельштейн: «Вероятно, дело в том, что Шнеер давно живет в Израиле, от российского контекста далек и простое правило «прожить жизнь надо так, чтобы тебя не захотелось процитировать Владимиру Путину» едва ли является для него значимой этической максимой»[13]


Казус Сергея Лаврова

24 февраля 2022 года случилось событие, именуемое в разных частях мира по-разному, но кое-где и войной.

25 апреля, в самый разгар этого события, представитель РФ в ООН Василий Небензя обрушился на Израиль с критикой за радикализм действий на святых для мусульман местах, колонизацию палестинских земель и попытку переключения мирового внимания с палестинско-израильского конфликта на российско-украинский. Такого рода стилистика в российско-израильских отношениях не звучала уже очень давно.

А через неделю, 1 мая 2022 года, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров давал интервью итальянскому каналу «Медиасет» (медиахолдинг Сильвио Берлускони). Корреспондент спросил его: «…В.А. Зеленский… считает, что денацификация бессмысленна. Он же еврей. Нацисты, «Азов» – их мало (несколько тысяч). В.А. Зеленский опровергает Ваше понимание происходящего. Как Вы думаете, В.А. Зеленский является препятствием на пути к миру?»).

В ответ Лавров высказался так: «Мне совершенно безразлично, что опровергает или не опровергает Президент В.А. Зеленский. У него «семь пятниц на неделе», как у нас принято говорить. В течении одного дня может поменять позицию несколько раз. Слышал, как он сказал, что мы демилитаризацию и денацификацию даже не будем обсуждать на переговорах. Во-первых, они саботируют эти переговоры, так же, как и восемь лет Минские договорённости. Во-вторых, нацификация есть: захваченные в плен боевики и батальоны «Азов», «Айдар» и других подразделений, носят на одежде, своём теле символ и татуировки свастики, нацистских батальонов Ваффен-СС, открыто читают и пропагандируют «Майн кампф». Он выдвигает аргумент: какая у них может быть нацификация, если он еврей. Могу ошибиться, но у А. Гитлера тоже была еврейская кровь. Это абсолютно ничего не значит. Мудрый еврейский народ говорит, что самые ярые антисемиты, как правило, евреи. «В семье не без урода», как у нас говорят»[14].

Все в этом пассаже дипломата на уровне: и тон, и контент. И нет ни малейшего смысла вдаваться здесь в дискуссию (а она есть) о лакунах в биографии Гитлера – кем был или мог бы быть его дедушка по отцу. Или в дискуссию о грайферах или юденратах (а она тоже есть, да еще какая!).

Сухой остаток сказанного Лавровым: и Гитлер, может, не без еврейства, так что еврейская кровь от фашизма не индульгенция! Так что у власти в Украине – неважно еврей ее президент или не еврей – точно фашисты, да еще с татушками.

Именно так Лавров и был воспринят всем миром. И именно это вызвало девятый вал возмущения - как в еврейских кругах, так и по всему миру. «Опрометчивые слова», «Тест на прочность», «Конец нейтралитета» - так или примерно так выглядели заголовки большинства израильских и мировых газет.

Назавтра, 2 мая, министр иностранных дел Израиля Лапид вызвал к себе посла России Викторова и назвал высказывания его шефа неприемлемыми и непростительными. Премьер-министр Израиля Беннет, обвинив главу МИД России во лжи, заявил о недопустимости использования трагедии Холокоста в политических целях.

Произнесенное Лавровым – банальнейший и копеечный ресентимент, к какому не каждый уважающий в себе свою слабость антисемит прибег бы. Как же могло так случиться, что юдофобское словоизвержение произошло на столь высоком российском – правительственном – уровне?

Ну хорошо: сорвалось с языка, – извинись, если сорвалось или если ошибся. А если это и впрямь твоя позиция, то промолчи – за дипломата сойдешь. Так нет же!

3 мая МИД РФ тупо ввязался в срач-полемику с приплетанием еврейских корней еще и президента Латвии Эгилса Левитса, что не мешает ему «прикрывать реабилитацию "Ваффен-СС" в своей стране». Прошлись и по Лапиду, чьи антиисторические заявления во многом объясняют курс Израиля на поддержку «неонацистского режима в Киеве». Лапиду как раз должно было быть очень обидно: филигранных усилий Израиля простоять на дожде сухим между струями в Москве не оценили!

И, разумеется, прошлись по Зеленскому: «…спекулирующий на своих корнях Зеленский делает это вполне сознательно и вполне добровольно. Прикрывается происхождением сам и прикрывает им натуральных неонацистов, духовных и кровных наследников палачей своего народа… Лапид и его кабинет не видят, что Зеленский просто "завершает" сценарий, описанный еще немецким пастором Мартином Нимеллером. Сначала на Украине в 2014 году пришли за коммунистами, потом за социалистами, потом весь "цивилизованный" мир промолчал, когда на Украине "отменили" русских. Не хватает фантазии понять, какой "некоренной" народ пойдет "на ножи"“ да "на гиляку" за москалями?.. Лапид и его кабинет этого не видят?»

Сам Лавров так и не извинился, но 5 мая за него это сделал Путин, позвонивший Беннету. Тот извинения принял, и об этом можно прочесть на сайте правительства Израиля[15]. Но даже тут без фиги в кармане не обошлось: на сайте Кремля этот телефонный разговор тоже обозначен, а его содержание нет[16].

В лучах такой «полемики» каждая еврейско-российская новость приобретает многокрасочность и полисемичность. Вот главный раввин Москвы по версии КЕРОР Пинхас Гольдшмидт покинул Россию назавтра после интервью Лаврова. А вот поползли слухи, что деятельность «Сохнута» (Еврейского агентства) в Москве под угрозой[17]. 21 июля обнаружилось, что это не просто слухи и что Минюст РФ подал иск в суд о ликвидации российского подразделения международного еврейского агентства «Сохнут», обвиняемого примерно в том же, что в свое время и «Мемориал», а именно в строгом следовании своему зарегистрированному уставу и продекларированному мандату. В случае «Сохнута» это поддержка еврейской диаспоры по всему миру и практическая помощь в репатриации евреев в Израиль. «незаконным сбором информации о гражданах России». По данным телеканала «Кан-11», Россия утверждает, что «Сохнут» нарушает закон о конфиденциальной информации в сфере личных данных. Само нарушение в том, что собирается информация о евреях, проживающих в России, и лицах, имеющих право на репатриацию в соответствии с Законом о возвращении. При этом приоритетом пользуются евреи-россияне, занятые научной деятельностью и предпринимательством, что ударяет по научному потенциалу и предпринимательству в РФ[18].


Фацит

Итак, российский антисемитизм – он даже постарше самого российского еврейства. Россия тут специфична тем, что в ней почти всегда преобладал антисемитизм государственный. Лишь дважды – в 1917-1939 гг. и с 1991 по настоящее время – он таковым не был. Иными словами, России без госантисемитизма прожила уже полвека с небольшим.

Корпоративный антисемитизм особенно пассионарен и опасен: его сочетание с «отвернувшимся» в нужный момент государством, как в середине 1900-х гг., или просто со слабым, де факто отсутствующим государством, как во время Гражданской войны, - важнейшая предпосылка переваливания на евреев всех бед и неудач власти и, как следствие, еврейских погромов. В стране, в которой не все хорошо, евреи могут еще очень пригодиться, хоть это и последний аргумент.

Личный же антисемитизм, – хоть он и самый броский, креативный и пассионарный, - все же самое меньшее из зол. Он по-своему неистребим, но в ситуации, когда государственный антисемитизм отставлен, как правило, ослабевает и он. Уж больно он нуждается если не в поощрении, то хотя бы в отведенных глазах.


В свете этого тем более важно разобраться с казусом Лаврова. Что вдруг?

На проговорку или на сумасбродство не похоже. Неужели в круг виновных в неудачах и незадачах пора уже втолкнуть и евреев?

Само вмешательство Путина уже не такое четкое, как в 2005 году после «Письма девятнадцати». Запусти это письмо его авторы сейчас, как и законопроект «О русском народе», шансы на успех были бы явно выше.

Кстати, за обоими этими документами стоял председатель партии «Родина» Дмитрий Рогозин. Отчего и его выдворение из «Роскосмоса» в июле 2022 года выглядит не как наказание, а как расчехление и высвобождение старого соратника для иных и еще более возвышенных, нежели космос, задач, к постановке которых он в свое время был причастен. Замена опальным Суркову и Чайке?




"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.


[1] Не все оценили этот жест – «Не высовываться!» – как адекватный или уместный. Обозреватель берлинской «Jüdische Rundschau» писал: «Освобождение евреев хочется видеть в конкретном законе, недостаточно лишь общей формулировки о отмене ограничений. Следует четко поставить вопрос о государственных гарантиях и ожидать действиям, благодаря которым все обещания окончательно и бесповоротно будут облечены в плоть и кровь. <…> Русское еврейство, наделенное свободой, достойно ее» (Jüdische Rundschau. 1917. Nr.12. 23 März). [2] См., например, трогательную историю Сени Звоницкого и Наташи Жук в: Полян П. Гулкое эхо [Эссе]. Киев: Изд-во Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» – Издательский дом «Дмитрий Бураго», 2021. С.87-106. [3]Впоследствии известному архитектору, автору многих станций московского метрополитена. [4] Сказано в феврале 1999 года на съезде казаков в Новочеркасске. [5] См. подробнее в: Отрицание отрицания, или битва под Аушвицем. Дебаты о демографии и геополитике Холокоста / Сост. П. Полян и А. Кох. М.: Три квадрата, 2008. 388 с. [6] Растерзанные тени. Избранные страницы из «дел» 20–30-х годов / Сост. Ст. Куняев, С. Куняев. М., 1995. С. 110. [7] Куняев С. Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории. М.: Алгоритм, 2011. 384 с. Пишущий эти строки и его соавтор по книге «Отрицании отрицания, или Битва под Аушвицем» А. Кох были причислены им к «жрецам». В таком случае главной задачей «жрецов» является реставрация и поддержание в порядке и обоснованности сакральной цифры этой религии – цифры «6 000 000» жертв. [8] Ср. пассаж в книге: В. Жириновского «Иван, запахни душу! Избранные места из романа-исследования о моем поколении» (2003): «Коммунизм придумали евреи. Мои университеты, моя учеба прошла под знаком и огромным влиянием этой еврейской заразы... Евреи являются источником этой суперзаразы, этой чумы ХХ века – коммунизма»; «Почему я должен отказываться от русской крови, русской культуры, русской земли и любить весь еврейский народ из-за одной капли крови, которую мой отец оставил в теле моей матери?». [9]Довольно яркие антисемитские следы оставили в 2017 году вице-спикер – и тоже экс-телеведущий! – Петр Толстой и Вячеслав Милонов, но к этому мы еще вернемся. [10]Степанищев С., Чарный С. Национализм, ксенофобия, антисемитизм в Государственной Думе РФ. Доклад // Полит.ру. 2005. 10 февраля. В сети: https://polit.ru/article/2005/02/10/aandf/ [11] Имеется в виду Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге. [12] Их еще иногда называют «обменным фондом», иногда – «консервами». [13]Базовые осложнения. Михаил Эдельштейн о войнах памяти // Вот так. 2022. 26 января. В сети: https://vot-tak.tv/novosti/16-12-2021-edelshtejn-shneer-memorial/ См. также: Глава "Международного Мемориала" ответил на обвинения Путина. Ян Рачинский рассказал о неточностях в списках жертв репрессий // Московский комсомолец. 101ё. 10 декабря. В сети: https://www.mk.ru/politics/2021/12/10/glava-mezhdunarodnogo-memoriala-otvetil-na-obvineniya-putina.html ; Историк Арон Шнеер о "Мемориале": "Знание истории своей страны делает гражданина гражданином. 2021. 17 декабря. В сети: https://www.newsru.co.il/israel/17dec2021/shneyer_501.html . И мн. др. [14]Его полная расшифровка доступна на сайте МИД России. [15] См. в сети: https://www.gov.il/he/departments/news/spoke_putin050522 Какая-то из русскоязычных эмигрантских газет – несколько грубовато – резюмировала историю так: «У Лаврова язык как бритва. Одним его движением он сделал Гитлеру обрезание. Так что Путину потом пришлось все пришивать обратно». [16] В сети: http://kremlin.ru/events/president/news/68356 [17] Вести: Израиль по-русски. 2022. 5 июля. См. в сети: https://www.vesty.co.il/main/article/bj1u3ywj5 [18] См.: /www.newsru.co.il/israel/21jul2022/kan11_sohnut_0014.html

880 просмотров