top of page

Подосокорский Н.Н. Об «Императорской России» Е.В. Анисимова. Рец.: Анисимов Е.В. Императорская...





Подосокорский Н.Н. Об «Императорской России» Е.В. Анисимова. Рец.: Анисимов Е.В. Императорская Россия. СПб.: Питер, 2022. 640 с.










Рецензия посвящена научно-популярной монографии «Императорская Россия» (2022) выдающегося историка, профессора Евгения Викторовича Анисимова.

Ключевые слова: Российская империя, Петр I, Леблон, шут Балакирев, Василий Чичагов, Мария Федоровна, Александр I, Наполеон, Николай I, Александр II.

Сведения об авторе: Подосокорский Николай Николаевич – кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского центра «Ф.М. Достоевский и мировая культура» ИМЛИ РАН, первый заместитель главного редактора журнала «Достоевский и мировая культура. Филологический журнал» ИМЛИ РАН (Великий Новгород, Москва);

Контактная информация: n.podosokorskiy@gmail.com


Podosokorsky N.N. About «Imperial Russia» by E.V. Anisimov. Review: Анисимов Е.В. Императорская Россия. СПб.: Питер, 2022. 640 p.


The review is devoted to the popular science monograph "Imperial Russia" (2022) by the outstanding historian, Professor Evgeny Viktorovich Anisimov.

Keywords: The Russian Empire, Peter I, Leblon, jester Balakirev, Vasily Chichagov, Maria Fedorovna, Alexander I, Napoleon, Nicholas I, Alexander II.

About the author: Nikolay Nikolayevich Podosokorsky, PhD in Philology, Senior Researcher, A.M. Gorky Institute of World Literature of the Russian Academy of Sciences, First Deputy Editor-in-Chief of Dostoevsky and World Culture. Philological journal (Veliky Novgorod, Moscow, Russia).


Доктор исторических наук, профессор Евгений Викторович Анисимов по праву считается ведущим специалистом по истории России Нового времени и, особенно, по эпохе Петра I и XVIII века. Среди его многих замечательных научных трудов вряд ли можно выделить книгу «Императорская Россия» как наиболее удачную и образцовую, но она, несомненно, также заслуживает внимания и разбора, поскольку выдержала ряд переизданий (2008, 2012, 2017, 2019, 2022), обращена к массовой аудитории, интересующейся российской историей, и позволяет получить в сжатом виде представление об основных событиях, явлениях и фигурах Российской империи XVIII– начала XX века.

Прежде всего, обращает на себя внимание, что книга отличается неравномерным объемом, отведенным для разных эпох (Анисимов в духе давней традиции для удобства восприятия делит историю Российской империи по царствованиям монархов). Так, наиболее любимому автором восемнадцатому столетию отведено в труде более 400 страниц, а девятнадцатому и началу двадцатого в совокупности – всего 200 страниц, что неизбежно делает повествование о начальных этапах становления Российской империи более подробным и обстоятельным, а рассказ о царствованиях позднейших Романовых, наоборот, предельно кратким и конспективным. Впрочем, у каждого автора свои логика, задача и интересы, а рассматриваемый период сам по себе настолько огромен, что в одной книге в любом случае можно затронуть его лишь весьма кратко. Именно поэтому одним из недостатков книги являются многочисленные повторы разных сюжетов в основном тексте книги и в т.н. дополнительных вставках, то и дело прерывающих главное повествование. Автор выделяет несколько типов таких вставок: «Действующие лица», «Легенды и слухи», «Заглянем в источник», «Заметки на полях», «Ордена России», «Знаменитые корабли» и др. Сами по себе эти вставки служат украшению книги и расширению наших представлений о жизни того периода, но при этом каждый допускаемый текстовый повтор даже в один-два абзаца, очевидно, отнимает место у других выдающихся лиц эпохи и связанных с ними деяний или от иных примечательных историй и документов.

Труд Анисимова ни в коем случае нельзя считать обычной компиляцией и повторением общеизвестных фактов. В ряде случаев автор опирается на собственные уникальные исследования и, что не менее важно, пытается каждый раз приобщить читателя к ремеслу историка, показывая, какова природа того или иного исторического источника, и из какого документа взяты те или иные сведения. Симпатична и личность самого автора, органично сочетающего любовь к отечеству с принципами гуманизма. Особенно хорошо Анисимову удаются лаконичные портреты героев империи, среди которых одним из главных является обожаемый автором город Санкт-Петербург, воспринимаемый им как живой субъект отечественной истории. Порой в тексте даже проскальзывают ностальгические нотки автора об удивительных чертах петербургской жизни прошлого, которые утрачены навсегда. Например: «Рестораны России второй половины XIX – начала XX века – это особая, развитая, ныне уже утраченная субкультура, о которой всякий знавший ее вспоминал с необыкновенной нежностью и восторгом, так хороша она была» (Анисимов 2022: 590).

Из несомненных достоинств книги следует отметить блестящий стиль и доступный язык автора, по-настоящему заинтересованного в том, чтобы прояснить темные моменты истории, а не запутать неподготовленного читателя. Чрезвычайно интересны приводимые Анисимовым исторические легенды и анекдоты, заметно оживляющие повествование. Например, впечатляет легенда о смерти главного архитектора Санкт-Петербурга Жана-Батиста Александра Леблона (1679-1719): «Неожиданно, как пишут во всех биографиях Леблона, гениальный архитектор в расцвете сил и таланта заболел и умер 27 февраля 1719 года. О причинах болезни прежде энергичного, здорового Леблона ничего не известно. Есть только темные, глухие слухи. Историки архитектуры обходят эти слухи стороной. Согласно одной из легенд, Меншиков, завидовавший таланту Леблона, как-то раз оболгал его перед царем. Он сказал, что Леблон якобы приказал вырубить с таким трудом взращенные Петром I в Петергофе деревья. Разъяренный царь, вспыльчивый и крутой, внезапно приехал в Петергоф, жестоко оскорбил Леблона и даже ударил его палкой. Леблон был так потрясен произошедшим, что в горячке слег.

Спустя некоторое время Петр I разобрался, в чем дело, и страшно избил Меншикова за ложный донос. К Леблону же царь послал человека с извинениями и уверениями в своей неизменной к нему милости. Но потрясенный этими невиданными для свободного человека и дворянина оскорблениями, Леблон уже не поднялся с постели – он умер от унижения и позора. Другое дело – Меншиков: вытерев кровь и сопли кружевным брюссельским галстуком, он почесал бока да и пошел по делам. Эка невидаль, барин холопа побил, ведь не убил же!» (Анисимов 2022: 96).

Не менее колоритен и анекдот об адмирале Василии Чичагове (1726–1809) и Екатерине II: «Памятна и смешная история с победителем шведов адмиралом Чичаговым. Екатерина II хотела видеть героя. Окружающие отговаривали ее: адмирал – человек несветский, и к тому же изрядный матершинник! Императрица на своем все же настояла. Свидание состоялось, и адмирал стал ей повествовать о своей победе над шведской эскадрой. Сначала он был смущен, косноязычен, но постепенно распалился, забылся и под конец произнес в адрес своих неприятелей несколько привычных ему непечатных слов. Спохватившись, он рухнул в ноги Екатерине просить пощады, а она, как ни в чем не бывало, кротко сказала: «Ничего, Василий Яковлевич! Продолжайте, я ваших морских терминов не разумею» (Анисимов 2022: 325-326).

Автор побуждает по-новому посмотреть и на ряд исторических мифов. Например, о железном порядке в России при Николае I. Как пишет Анисимов: «За время царствования Николая I учтено 556 бунтов, и около половины из них пришлось усмирять с помощью войск – столь серьезными и массовыми были эти выступления и жесткими требования восставших» (Анисимов 2022: 525).

К сожалению, книга содержит и ряд фактических ошибок (или опечаток), практически неизбежных в трудах с таких большим количеством дат и имен, но при этом упорно не исправляемых при многочисленных переизданиях вплоть до 2022 года. А между тем такой труд естественным образом нуждается в поправках и уточнениях. Так, датой битвы на Косовом поле, потерпев поражение в которой «балканские славяне почти на полтысячи лет попали под османский гнет», указан не 1389, а 1525 год (Анисимов 2022: 81). В размещенном в книге родословном древе Романовых супруга Петра I Екатерина I отмечена как «Екатерина II» (Анисимов 2022: 181).

Также автор дважды указывает неверную дату смерти императрицы Елизаветы Петровны: 25 декабря 1752 года (Анисимов 2022: 258) и 25 декабря 1760 года (Анисимов 2022: 265). На самом деле она скончалась 25 декабря 1761 года. Странным выглядит и замечание историка о незнании наследником Александром Павловичем о заговоре против его отца, императора Павла I в 1801 году: «При этом остается неясным, знал ли Александр о заговоре» (Анисимов 2022: 416). Впрочем, через несколько страниц автор поправляет себя: «Ученые не пришли к определенному выводу об участии Александра в заговоре. Ясно, что он знал о его существовании, очевидно, что цесаревич одобрял намерения заговорщиков свергнуть отца и провозгласить его императором» (Анисимов 2022: 421). Разумеется, второе замечание больше соответствует истине, но подобные противоречия в тексте могут сбить и запутать неподготовленного читателя.

Не кажется справедливой и взвешенной оценка историком фигуры Марии Федоровны, супруги Павла I: «Тут важно отметить, что Мария была доброй, милой, но… не особенно умной женщиной. Точнее, она не обладала умом Екатерины II. За деревьями Мария не увидела леса – для нее Екатерина была не великим реформатором и гениальным политиком, а лишь порочной старой особой. К тому же Мария не могла простить свекрови, что та отобрала у нее и первенца Александра, и второго сына Константина, и стала их воспитывать по-своему, вдали от родителей» (Анисимов 2022: 423). Было бы гораздо более странным, если бы супруга цесаревича, а затем императора Павла, учитывая также и крайне неприязненные отношения Екатерины II с сыном, спокойно восприняла отнятие у них детей и восхищалась гениальными решениями государыни.

Также не вполне справедлив и упрек в адрес Александра II, который дескать «так спешил узаконить перед Богом свой брак (с Е.М. Долгоруковой – Н.П.), что пренебрег церковным 40-дневным траурным обычаем» после смерти своей первой жены, императрицы Марии Александровны (Анисимов 2022: 561). Не трудно сосчитать, что с момента смерти Марии Александровны (22 мая 1880 года) до венчания императора с Екатериной Долгоруковой (6 июля 1880 года) все-таки прошло более 40 дней, хотя, в остальном, тайное бракосочетание, конечно, все равно было поспешным.

Ошибочным является утверждение профессора Анисимова, что, «мы не знаем, какой был голос у Наполеона, Юлия Цезаря. И только в записках простого солдата Никиты Кашина мы читаем о Петре: “Государь во время обедни сам читал Апостол – голос сиповатый, не тонок и не громогласен”» (Анисимов 2022: 160). На самом деле, описания голоса Наполеона его современниками до нас тоже дошли. Процитирую здесь французского историка-наполеоноведа Фредерика Массона (1847–1923): «Наполеон обладал очень звучным, хотя и низким голосом, который проникал в душу; произношение его, как говорит один из современников, было до такой степени оригинально, что вряд ли встречалось еще у кого-нибудь. Он сильно скандировал слоги, словно пел, причем длинные слоги звучали у него совсем особенным образом. Даже будучи весел, он никогда громко не смеялся: голос лишь слегка изменялся, в нем звучала легкая ирония, и только в глазах пробегала как бы мимолетная усмешка» (Массон 2006: 344).

Можно подискутировать с Анисимовым и относительно целей участия России в третьей антифранцузской коалиции. Историк полагает, что «в войне, начатой против Наполеона в 1805 году вместе с Австрией, у России, в сущности, не было никаких стратегических интересов» (Анисимов 2022: 436). Представляется, что этот стратегический интерес как раз и заключался в том, чтобы не допустить резкого усиления наполеоновской империи и сохранить баланс сил в Европе. Через несколько страниц, начиная рассказ об Отечественной войне 1812 года, сам Анисимов уже заключает: «Война с Наполеоном надвигалась давно. Союз с Францией после Тильзита был непрочен, да и аппетиты Наполеона росли – он мечтал уже о мировом господстве» (Анисимов 2022: 438). Участие России в войне с Наполеоном в 1805 году отчасти и было вызвано стремлением умерить постоянно растущие аппетиты Бонапарта.

Кажется недоразумением замечание автора относительно младшего сына регента Российской империи в октябре-ноябре 1740 года, герцога Курляндии и Семигалии Эрнста Иоганна Бирона (1690–1772) – Карла Эрнста Бирона (1728–1801). Анисимов пишет, что «будучи во Франции уже во времена Екатерины II, он был посажен в Бастилию за подделку векселей и стал одним из тех узников, которых освободил революционный народ во время знаменитого штурма “оплота тирании”, Бастилии, 14 июля 1789 года» (Анисимов 2022: 198). Тут явно перепутаны даты. Заключение К.Э. Бирона в знаменитую Бастилию за подделку векселей, действительно, было, но еще при короле Людовике XV, в 1768 году (Курукин 2006: 397), то есть в 1789 году никакой «революционный народ» его не освобождал.

Не совсем правильно называть Л.В. Дубельта (1792–1862) «преемником» шефа жандармов и Главноуправляющего III отделением Собственной Е. И. В. канцелярии А.Х. Бенкендорфа (1782–1844), как это делает автор (Анисимов 2022: 486), поскольку преемником последнего на обеих этих должностях стал А.Ф. Орлов. Дубельт же был подчиненным сперва Бенкендорфа, а затем Орлова, занимая посты управляющего третьим отделением и начальника штаба Корпуса жандармов.

Иногда вызывают недоумение как бы проходные замечания Е.В. Анисимова вроде того, что только в XIX веке русские люди «стали обращать внимание на свежесть продуктов» (Анисимов 2022: 519), и «было осознано, что рыба лучше всего свежая» (Анисимов 2022: 520); или о колоссальной разнице в восприятии смешного. Автор, к примеру, так рассказывает о придворном шуте времен императрицы Анны Иоанновны – Иване Балакиреве: «Но следует знать, что смешить – грязная работа и довольно мерзкое зрелище. Если бы нам довелось увидеть шутки Балакирева и ему подобных, то ничего кроме отвращения к этому похабному представлению, замешенному на вульгарных шутках о проявлениях “низа”, мы бы не испытали. Люди же прошлого иначе относились к непристойным словам и грубым выходкам шутов. Психологическая природа шутовства состояла в том, что шут, говоря непристойности, обнажая душу и тело, давал выход психической энергии зрителей, которую держали под спудом строгие, ханжеские нормы тогдашней морали» (Анисимов 2022: 191).

Здесь остается лишь развести руками и вопросить: а действительно ли есть такая уж большая дистанция в восприятии смешного между «людьми прошлого» и нашими современниками? И не имеет ли профессор Анисимов в виду под «нами» очень тонкий слой интеллигенции, который считает все, что не отвечает его настроениям и потребностям, анахронизмом? Если посмотреть современные шутки популярных стендаперов и шоу комиков на ютубе, собирающие миллионы просмотров, то легко можно обнаружить, что непристойные слова, грубые выходки и самые сальные шутки относительно телесного низа действуют на публику столь же безотказно, что и несколько столетий назад.

Впрочем, надо отдать должное Е.В. Анисимову, который не чужд и самоиронии. Далее, рассказывая о перевороте, совершенном Елизаветой Петровной в 1741 году, он отмечает: «В августе 1991 года вышел составленный мною сборник мемуаров из эпохи дворцовых переворотов в России, и в предисловии к нему я писал, что, мол, нам, современным людям, теперь, 250 лет спустя, не дано испытать чувства предков, проснувшихся на следующее утро после ночного государственного переворота. И вскоре по выходу книги я проснулся от громкого стука в окно (дело было на даче). Запыхавшийся сосед сказал мне, что Горбачев свергнут, ночью в стране произошел государственный переворот…» (Анисимов 2022: 209).

Получается, что наше историческое прошлое не всегда такое уж прошлое...

В заключение хочется выразить благодарность заслуженному и уважаемому историку за этот ценный научно-популярный труд, количество переизданий которого говорит само за себя: общественный спрос на ознакомление с целостной историей Российской империи до сих пор заметно превышает соответствующее предложение от профессиональных исследователей. Кроме профессора Е.В. Анисимова за эту труднейшую задачу решились взяться немногие.


Библиографический список


Анисимов 2022 – Анисимов Е.В. Императорская Россия. СПб.: Питер, 2022. 640 с.

Курукин 2006 – Курукин И.В. Бирон. М.: Молодая гвардия, 2006. ­ 426 с.

Массон 2006 – Массон Ф. Наполеон I в придворной и домашней жизни // Повседневная жизнь Наполеона Бонапарта: Леви А. Душевные качества Наполеона; Массон Ф. Наполеон I в придворной и домашней жизни / пер. с фр.; послесл. и коммент. В.Е. Климанова. Жуковский; М.: Кучково поле, 2006. С. 303-463.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.


210 просмотров
bottom of page