top of page

М.Н. Копица Колониальные сюжеты на страницах российских учебников истории








М.Н. Копица Колониальные сюжеты на страницах российских учебников истории












14.05.2023




Сведения об авторе: Копица М.Н., учитель истории. Школа “Адриатик-Нови”г. Херцег-Нови (Черногория).



Вхождение нерусских народов в состав Российской империи и расширение территории имело значительное влияние на как на политический и социальный статус покоренных народов и территорий, так и на процессы внутри империи. Завоевание и принудительные присоединения вызывало сопротивление и влекло за собой конфликты. Насаждение русской культуры вело к постепенной утрате традиций, языков и обычаев нерусских народов. Некоторые народы сопротивлялись ассимиляции, имели место вооруженные выступления и национально - освободительные движения. Все это составляет значительную часть официального нарратива описывающего историю России. Этот нарратив представлен в школьных учебниках, содержание которых контролируется государством. Для удобства мы будем называть факты присоединения народов, расширения территории, ассимиляции и сопротивления колониальными сюжетами.

Под колониальными сюжетами мы будем понимать группу нарративных и дискурсивных репрезентаций событий, имеющих отношение к колониальной тематике, отраженных в учебных текстах. Эти репрезентации представлены в российских учебниках довольно широко, проблема в том, что они не выглядят как колониальные И сейчас мы попробуем с этим разобраться.

Мы будем исходить из того, что колониализм — система господства группы развитых государств и стран (метрополий), не исключая Россию, над остальным миром в XV—XX веках. С этим понятием тесно связана колониальная политика — политика завоевания и зачастую эксплуатации военными, политическими и экономическими методами народов, стран и территорий преимущественно с инонациональным населением, как правило, экономически менее развитых[1].

Особенность России в том, что некоторые территории на западе империи, по факту – колонии, с внешним управлением зачастую были более развиты, чем метрополия, а колонизация затрагивала саму метрополию. Понятие внутренней колонизации оказалось очень продуктивным для понимания имперской динамики России концептом.

В учебниках, на уровне репрезентации событий, колонизация предстает как в понимании В.О. Ключевского – “Россия есть страна, которая колонизируется”[2], так и в понимании А.М. Эткинда, как самоколонизация[3].

Для анализа нами был взят самый массовый школьный учебник – линия учебников издательства “Просвещение” 6 - 9 класс, охватывающая период до 1914 года. История России 6 класс Часть 1, 2. Просвещение, 2016 - 2021 Арсентьев Н.М. Данилов А.А. Стефанович П.С. и др. (ред. Торкунов А.В.). История России 7 класс Часть 1, 2. Просвещение, 2016 - 2021. Арсентьев Н.М. Данилов А.А. Стефанович П.С. и др. (ред. Торкунов А.В.).

История России 7 класс Часть 1, 2. Просвещение, 2016 - 2021. Арсентьев Н.М. Данилов А.А. Стефанович П.С. и др. (ред. Торкунов А.В.).

История России 8 класс Часть 1, 2. Просвещение, 2016 - 2021. Арсентьев Н.М. Данилов. Курукин И.В.Токарева А.Я. (ред. Торкунов А.В.). История России 9 класс Часть 1, 2. Просвещение, 2016 - 2021. Арсентьев Н.М. Данилов А.А. Левандовский А.А, Токарева А.Я. и др. (ред. Торкунов А.В.).

Количество сюжетов, имеющих отношение к внутренней и внешней колонизации – 89, они распределены по 136 параграфам и текстам для самостоятельного изучения. Количество сюжетов в текстах для самостоятельного изучения – 32, в основном это внешняя колонизация. Есть несколько особенностей, выделяющих колониальные сюжеты из общей среды исторических сюжетов в учебниках. Значительная часть колониальных сюжетов вынесена в тексты для самостоятельного изучения неслучайно. Российская школьная история не хочет говорить о колониальном характере российского государства. Поэтому учебник не говорит, а проговаривается. Избежать колониальных сюжетов он не может, поскольку весь школьный нарратив построен на “расширении территорий”,”присоединении земель”, т.е. на пространственной экспансии. Но и признавать, что Россия — это колониальная империя, значит противоречить официальной позиции. Это первая особенность репрезентации колониальных сюжетов в структуре транслируемого учебниками нарратива. Поэтому слова “колонизация” в учебниках нет. А вполне колониальные по своему содержанию сюжеты характеризуется крайне невнятно, как расширение территорий. При этом главный герой российской школьной истории – государство. Как заметил автор телеграм-канала scheme of things, кандидат исторических наук Павел Пучков: “Современный школьный исторический нарратив наследует «Истории государства Российского» Николая Карамзина, но наследование происходило не по прямой линии. Первый имперский единый учебник для гимназий держал в фокусе «триединую русскую народность», советская версия школьной истории – классы и партию. Монополизация всего исторического пространства государственнической тематикой произошла только в последние два десятилетия, когда иных «скреп», кроме этатистских, в арсенале власти не осталось. Так школа вернулась к карамзинскому нарративу. Школьный курс истории довольно явственно проводит мысль, что индивидуальное и коллективное бытие россиян всегда зависело от самочувствия государства”[4]. Это вторая особенность колониальных сюжетов в школьных учебниках.

Основной массив колониальных сюжетов занимает примерно четверть от всего объема фактологического материала в учебных текстах, опущены только совсем одиозные события вроде войн с чукчами, указа “Об истреблении немирных чукоч” Елизаветы Петровны (фактически, указ о геноциде), поиски Земли Жоана де Гама, войны в Аляске, Калифорнии, попытки захвата Гавайев и др. (об этих сюжетах см. публикации кандидата исторических наук Дмитрия Левчека)[5]. Их нет в учебниках, потому что Россия потерпела поражение, не достигла или не сразу и не в полной мере достигла своих целей – присоединения территорий. В учебниках есть только победы. Это третья особенность репрезентации колониальных сюжетов в структуре учебников средней школы.

Вопрос об исходной точке российской имперскости (а значит, об исходной точке русского колониализма) не имеет однозначного решения и является предметом споров. Мы будем исходить из точки зрения Нэнси Коллманн, которая считает, что элементы колониализма можно прослеживать с середины XV века[6].

К колониальным сюжетам в учебнике 6 класса можно отнести систему кормлений, командирование в подчиненные Москве территории представителей центральной власти, которые содержатся местным населением, закрепощение крестьян до 1649 года, целая серия ограничений свободы крестьян в Московской Руси в пункте “Ограничение свободы крестьян” (материал для самостоятельной работы и проектной деятельности в учебнике для 6 класса).

В 7 классе есть сведения о государственности народов, позже включенных в состав России (крымские татары, сибирские татары, астраханские татары, ногайцы) в пункте Государства Поволжья, Северного причерноморья, Сибири в сер. 16 века (материалы для самостоятельной работы и проектной деятельности в учебнике для 7 класса). Подробно описано присоединения Поволжья при Иване Грозном, дальнейшая колонизация Сибири и Поволжья, миссионерская деятельность РПЦ (в пункте “Проблема (!) вероисповедания на присоединенных землях”). Вообще, деятельность церкви, ее роль в расширении, освоении (т.е. колонизации) расписана довольно подробно. Церковь всегда плечом к плечу с государством. Присоединение Украины описано в параграфе под названием “Под рукой российского государя. Вхождение Украины в состав России” (позже, в издании 2020 года, он называется иначе – название Украина заменено на вхождение (в состав России) земель Войска Запорожского). Украинцы описаны как один из народов, вошедших в состав России. Народы Поволжья, Кавказ и сибирские народы описаны в этнографическом ключе (быт, технологии, верование и т.п.), украинцы описаны в основном в аспекте борьбы второй половины 17 века по вопросу о русском подданстве. Первопроходцы (завоеватели Сибири и Дальнего востока) описаны как конкистадоры (наделяются в тексте смелостью, жестокостью и честолюбием), но слово “колонизаторы” под запретом, его нет. Особо подчеркивается чуть ли не мирный характер включения сибирских народов в имперскую парадигму. Утверждается, что в отличие от европейских колонистов, русские казаки и поселенцы не вытесняли и не уничтожали аборигенов, а местные племена сохраняли охотничьи и рыболовные угодья и были поставщиками ясака. При этом упоминается практика аманатов (заложников из числа местного населения). Особо отмечено, что русские защищали от набегов кочевников, прекращали внутренние усобицы, Упор делается на мирное сосуществование местных и русских переселенцев, т.к. места много, хватало всем. Сам параграф называется “Русские путешественники и первопроходцы 17 века”.

8 класс. Период реформ Петра Первого включает описание сопротивления реформам. Параграф “Социальные, национальные движения. Оппозиция реформам”. В причинах упомянуты налоги, насильственное распространение европейских порядков, многонациональное население Астрахани, упомянуто обращение Петра Первого к калмыцкому хану Аюке и помощь, оказанная Аюкой при подавлении восстания. Башкирское восстание описано достаточно подробно. Приведены примеры явных злоупотреблений российских властей в отношении башкир. В параграфе “Национальная и религиозная политика 1721 – 1762 гг.” бегло описываются особый статус Прибалтики со времен Петра Первого, перемены в правлении Украины (упразднение/восстановление гетманства (Анна Иоанновна и Елизавета Петровна), Башкирские восстания 1735 - 1740 и 1755 (про "жалование женами, дочерьми и имением" башкир казахов (разделяй и властвуй)). Упоминается присяга буддийских лам и монахов, регулирование их деятельности, определение штатного количества лам. Массовые крещения в Поволжье, преследование старообрядцев (вторая волна самосожжений). Текст для самостоятельного изучения “Народы России. Национальная и религиозная политика Екатерины Второй” сообщает об унификации управления империей: в Украине (ликвидация Магдебургского права, установлении крепостничества, окончательная ликвидация гетманства и т.п.). Описывается ликвидация привилегий Прибалтики, унификация органов управления Смоленска и Новгорода. Упоминается Кубанское казачество (созданное принудительно, в результате переселения запорожских казаков), отмечены и иностранные колонисты в Поволжье (это, пожалуй, единственно употребление слова производного от «колониализм). Есть в тексте и массовые насильственные крещения в среде поволжских народов и особый контроль за башкирами (Магометанское управление и т.п.). Рассматривается черта оседлости для евреев. После периода правления Екатерины Второй название «Украина» полностью исчезает из учебника. Колонизации Новороссии и Крыма посвящен целый параграф и рассматривается этот процесс очень подробно. Подчеркивается позитивное значение присоединения и “освоения” (слово используется как эвфемизм колонизации). С 2014 года, после аннексии Крыма, этим событиям в Российских учебниках уделяют большое внимание. В параграфе о внешней политике подробно разобраны разделы Польши, подчеркивается, что Россия не претендовала на собственно польские земли.

В учебнике для 9 класса в разделы, посвященные национальной политике, включается Финляндия, но исчезает Сибирь (с периода после 1861 года). В тексте для самостоятельного чтения “Национальная и религиозная политика Николая Первого. Этнокультурный облик страны” рассмотрено состояние Польши, Прибалтики (не исключая национальное движение в Литве и Эстонии), Западный край (так теперь именуют Украину, не исключая историю Кирилло - Мефодиевского общества и репрессии в отношении Т. Шевченко), положение евреев, подчинение казахов. Рассмотрены: Кавказская война (покорение Кавказа выставлено как неизбежное и прогрессивное, всемерно подчеркивается то, что в советских учебниках формулировалось как “прогрессивное значение” (прекращение междоусобных войн, ликвидация рабства, экономическое развитие и т.п.)), Восточный вопрос (с упором на кризис Османской империи).

Если включать в колониальные сюжеты внутреннюю колонизацию, то есть, конечно, и отмена крепостного права, и крестьянская община, являвшаяся инструментом колониального по своей сути, взаимодействия государства и крестьянства.

В параграфах “Внешняя политика Александра Второго” и “Внешняя политика Александра Третьего” описано присоединение Средней Азии как прогрессивное в том же ключе, что и покорение Кавказа. Русификация периода правления Александра Третьего в учебнике подается двояко, точно в духе советской парадигмы, когда она указывается как причина роста антиимперских настроений в Польше (и причина роста революционного движения), в тоже время, она указана как позитивные изменения для народов средней Азии и Кавказа. Наличие в остаточном виде советских концептов — еще одна особенность описания колониальных сюжетов.

Русско-японская война 1904 – 1905 гг описывается с помощью концепта империалистическая война, с явной негативной коннотацией, и это тоже следы советской “диалектической” трактовки.

В целом, в учебных текстах мы видим три различия трактовки колониальных сюжетов применительно к славянским/неславянским народам/территориям, западным/азиатским народам/территориям и к Сибири/Дальнему востоку. Славянские народы, белорусы и украинцы, рассматриваются как часть русского народа (включение в состав империи как освобожденные от гнета и т.п.), их включение в имперскую парадигму описывается как “воссоединение”, национальная идентичность признается из славян в составе российской империи только за поляками (еще за великороссами, но они исключены из колониального нарратива). Покорение неславянских народов таких как финны, народы Сибири, Средней Азии и Кавказа, трактуется как “прогрессивное” (дарование автономии финнам, ликвидация работорговли, железнодорожное строительство, ликвидация пережитков феодализма и т.). Схожим образом описываются народы Сибири – их включение в состав империи рассматривается как безболезненное и “прогрессивное” (в методической оснастке учебников встречаются вопросы о том, почему колонизация (“освоение”) Сибири носила мирный характер со стороны русских колонизаторов (“переселенцев”, “первопроходцев”). Народы Дальнего востока в учебниках не просто лишены субъектности, они почти полностью отсутствуют в учебных текстах. Айны, алеуты, коряки, нанайцы, нивхи, эскимосы, юкагиры не упоминаются вовсе (якуты и чукчи упомянуты)..

Колонизация представлена в школьных учебниках очень широко. Но она не репрезентируется как колонизация. Это расширение территорий, укрепление власти (всегда позитивные в оценке учебника явления). Чего нет, так это деколонизации. Национальный аспект революционных движений если и не игнорируются полностью, то остается в тени.

Текст учебника и задания к нему не предполагают рефлексии имперского прошлого. Это объясняется политическим заказом, травмой распада СССР и проецируемой в качестве сверхценности территориальной целостности. При этом, как отмечает уже упоминаемый мной выше Павел Пучков[7], в постсоветском курсе истории преобладает “русская оптика”, которая игнорирует национальные интенции украинцев и белорусов, что способствует восприятию постсоветских государств как исторического недоразумения. Они воспринимаются как “временно утраченные территории”. Логика этого взгляда чрезвычайно проста: именно русские собирали (“присоединяли”, “осваивали”) эти земли на протяжении многих веков, поэтому русским они и принадлежат. Несмотря на обилие колониальных сюжетов в линии учебников, все они рассматриваются исключительно с позиций колонизатора.

Ответить на вопрос, кто эти колонизаторы, прочитав учебник, можно: это служилые люди, монастыри, “первопроходцы” (что бы это слово ни означало в контексте курса русской истории), крестьяне, казаки, иностранные колонисты, исследователи, государственные чиновники и офицеры, каторжане (участвовавшие в колонизации недобровольно). Но вопрос о бенефициарах процесса колонизации (“присоединений”, вхождений в состав”, “освоений”) в учебниках не артикулируется.

В реальности выгодополучателями могли быть разные категории населения, социальные слои, отдельные семьи или личности, но в учебниках это никак не акцентируется. Логично предположить, что таким субъектом–выгодополучателем является государство. Но не государство как бюрократическая машина. Настоящим бенефициаром предстает государство, как некая раз появившаяся и претендующая на вневременное бытие сущность. Вечный, возрождающийся, бессмертный Левиафан.


[1] Большая Российская энциклопедия. М., 2017 [2] Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 2019 [3] Эткинд А.М. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России. М., 2022 [4] https://t.me/schemeofthings [5] https://discours.io/levchik [6] Коллманн Н. Россия и ее империя. 1450-1801, М., 2023 [7] https://t.me/schemeofthings


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.






446 просмотров

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page