Международный круглый стол «РАСПАД СССР: ОБЩЕСТВЕННЫЙ АУДИТ 30 ЛЕТ СПУСТЯ»



Международный круглый стол «РАСПАД СССР: ОБЩЕСТВЕННЫЙ АУДИТ 30 ЛЕТ СПУСТЯ»












Участники Круглого стола представили и обсудили причины различной, часто противоречивой, реакции на события 30-летней давности и памяти о них в бывших советских республиках. С одной стороны, фиксировался слабый интерес к юбилею распада СССР, а с другой - ностальгия, сила которой определяется реалиями жизни в той или иной стране. Особое внимание было уделено перспективам постсоветского пространства и проблемам интеграции, вопросу о том, повторит ли РФ путь Советского Союза в национальной политике.

Ключевые слова: распад СССР, постсоветское пространство, межэтнические отношения, историческая память.

International Round Table “The Collapse of the USSR: Public audit 30 years later

Abstract: The participants of the Round Table presented and discussed the reasons for the different, often contradictory reactions to the events of 30 years ago and the memory of them in the former Soviet republics. On the one hand, there was little interest in the anniversary of the collapse of the USSR, and on the other, nostalgia, the strength of which is determined by the realities of life in a particular country. Particular attention was paid to the prospects of the post-Soviet space and the problems of integration, the question of whether the Russian Federation will repeat the path of the Soviet Union in national politics.

Key words: collapse of the USSR, post-Soviet space, interethnic relations, historical memories.



В самом конце декабря 2021 года в рамках международного мониторинга АИРО-XXI «СССР-100» состоялся международный круглый стол «Распад СССР: общественный аудит 30 лет спустя».

Надежда Ажгихина и Геннадий Бордюгов, соруководители проекта, предложили собравшимся обсудить следующие вопросы:

как вспоминается и анализируется это событие, на каких его аспектах сосредоточено внимание экспертов, СМИ и общества, какими акциями отмечалась эта круглая дата?

сопоставляются ли уроки распада с сегодняшними проблемами межнациональных отношений?

какие параллели проводятся между кризисом союзной государственности в 1990–1991 гг. и современными проблемами политической системы и власти в России?

что и как говорится сегодня о возможностях сохранения союзной государственности в 1991 г. и как эти возможности соотносятся с процессами интеграции на постсоветском пространстве?

Со вступительным словом выступил Александр Сергеевич Дзасохов, российский, советский государственный деятель и дипломат, член Политбюро ЦК КПСС (1990-1991), депутат Верховного Совета СССР и Государственной думы РФ 2-х созывов, президент Республики Северная Осетия - Алания (1998-2005). Он подчеркнул, что в распаде СССР было больше иррационального и субъективного, нежели объективного. К рулю, по его мнению, дорвались две несовместимые и обуреваемые амбициями личности — Михаил Горбачёв и Борис Ельцин, которые боролись за неограниченную власть, даже ценой развала страны, что и подтвердило, например, в случае с Ельциным провозглашение независимости России 12 июня 1990 года, когда была принята Декларация о государственном суверенитете России. До сих пор многих мучит вопрос: независимость от кого могла получить Россия, если сегодня она — правопреемник СССР? Конечно, юридическую казуистику всегда можно выкрутить в «правильном» направлении. Но вот куда деть здравый смысл и логику?

За исключением России, где прошли некоторые посвящённые распаду СССР мероприятия как научного, так и общественно-политического толка, в остальных республиках не было практически ничего. Господствовала своеобразная дихотомия: ностальгия старших поколений по СССР сочеталась и сочетается со стыдом за прежнюю жизнь и резким невосприятием всего того негативного, что было в Союзе и досталось в наследство новым государствам, при практическом полном забвении СССР молодым поколением. Социологи, интереса ради, выяснили, что каждый пятый молодой человек в России не может даже правильно расшифровать аббревиатуру «СССР», не говоря уже знаниях о том, что это за государство было, и как при нём жилось.


















Представляем читателям ряд выступлений участников дискуссии.


Алексей ЛАСТОВСКИЙ, доцент Полоцкого государственного университета (Беларусь)

Травматический юбилей: 30-летие суверенитета Республики Беларусь и распада СССР



Для Беларуси 1991 год стал определяющим для новейшей истории: в условиях нарастания дезинтеграционных процессов в СССР и после провала путча ГКЧП Декларации о государственном суверенитете БССР от 25 августа 1991 года был придан статус конституционного закона, 19 сентября страна получила актуальное название – Республика Беларусь. Процесс создания СНГ (и одновременного демонтажа СССР) привёл и к дипломатическому признанию независимости Республики Беларусь, которое свое начало берёт тоже в конце 1991 года. Следовательно, в 2021 году в Беларуси можно было бы отметить 30-летие независимости, как это произошло во многих других постсоветских республиках. Тем не менее, этого не произошло, причины здесь комплексные, попытаемся с этим разобраться.

Начать необходимо с того, что в белорусском обществе не так много вопросов либо тем, по которым существует устойчивый консенсус. Одна из таких тем – это позитивное отношение к обретению независимости. Это фиксируется по различных социологическим опросам, в том числе проведенным в 2020 (Satio) и 2021 (Институт социологии НАН Беларуси) годах.

Но вместе с тем, дискурс власти (а это с 1994 года – дискурс Лукашенко) по отношению к обретению независимости остаётся внутренне противоречивым. Во время президентской кампании 1994 года Александр Лукашенко одержал убедительную победу над представителем номенклатуры Вячеславом Кебичем во многом благодаря умелому использованию просоветских настроений, противопоставляя символический ресурс советского прошлого суровым реалиям политического и экономического кризиса первой половины 1990-х. В последующие годы Лукашенко регулярно представлял себя в качестве единственного депутата Верховного совета БССР, проголосовавшего против утверждения Беловежских соглашений (и таким образом, оказывался в романтической роли последнего защитника СССР)[1]. И вместе с тем, он пришёл к власти в результате распада Советского Союза, 27 лет возглавляет Республику Беларусь и постоянно репрезентирует себя как защитник независимости и суверенитета страны. Таким образом, мы видим здесь выстраивание определенной генеалогии – Республика Беларусь выступает как позитивное продолжение БССР, где сохраняются система социальной защиты, промышленное производство, память о Великой Отечественной войне. Соответственно, период с 1991 по 1994 год расценивается не как начало независимой белорусской государственности, а как отклонение от естественной линии развития, как травма, вызванная воздействием внешних сил.

Такая декларативная преемственность с опытом советской белорусской государственности не должна скрывать происходящих изменений, поскольку идеологический и политический проект Лукашенко имеет собственную логику развития, где прагматические задачи гораздо важнее хранения верности коммунистическому наследию. Многие социальные гарантии были подвергнуты ревизии, социалистическая экономика была преобразована в вариант государственного капитализма, коммунистическая идеология была полностью отброшена, пафос революционных преобразований и классовой борьбы абсолютно чужд этой власти.

Нормативное описание транзита от БССР к Республике Беларусь мы можем восстановить и по школьному учебнику по истории Беларуси, поскольку как раз в 2021 году был издан учебник по истории Беларуси для 11 класса (из новой серии учебников по истории, которые вышли в 2016-2021 годах). В выпускном 11-м классе обобщается история от XIX до начала XXI века, при этом в соответствующим разделе вина за кризисные явления в последний период СССР перекладывается на общесоюзное руководство: «руководство СССР медлило с принятием адекватных решений по реформированию советской федерации»[2]. В перечислении причин распада Советского Союза мы вновь видим интенцию переложить основную долю ответственности на партийно-государственное руководство СССР, хотя наблюдаем и важное конспирологическое дополнение в виде деятельности ряда западных государств: «Причинами прекращения существования СССР являются грубые ошибки политического руководства страны, внутренняя борьба за власть между М. С. Горбачевым и Б. Н. Ельциным, рост националистических настроений и нежелание отдельных республик подчиняться центру, непродуманные, а потому неудачные экономические реформы, а также прямая заинтересованность западных государств в ослаблении и ликвидации Советского Союза»[3]. Для характеристики распада СССР у Президента России В.В. Путина авторами учебника была позаимствована ёмкая метафора «крупнейшей геополитической катастрофы ХХ века», последствия которой рисуются в самых мрачных тонах: крушение советской государственности привело к «многочисленным вооруженным конфликтам между бывшими братскими советскими республиками, кровопролитным гражданским войнам, уничтожению целых отраслей промышленности и сельского хозяйства, появлению теневой экономики и организованной преступности, демографическим проблемам и бедности»[4]. Естественно, в такой перспективе Лукашенко приобретает особый статус спасителя государственности, восстановителя порядка, победителя враждебных сил, несущих хаос и разрушение.

События начала 1990-х годов дают основания для проведения неожиданных параллелей с актуальной ситуацией. Поэтому важно отметить особенности политической жизни Беларуси в 2021 году. Властям нужно было разбираться с последствиями крупного политического кризиса лета-осени 2020 года, приведшего к серьезному общественно-политическому расколу и утрате легитимности (особенно на международной арене). В значительной мере новая культурная политика и пересоздание национальной идентичности осуществлялись за счёт обращения к ресурсам исторической памяти. Уже традиционный ресурс Великой Отечественной войны был переформатирован в новом ракурсе геноцида белорусского народа, что позволило в очередной раз не только подчеркнуть жертвенность и героизм белорусского народа, но и заклеймить предателей-коллаборационистов, а также западные страны, которые укрывают преступников. Еще одним важным символическим мероприятием стал Год народного единства, с введением нового праздника – Дня народного единства (хотя и без статуса выходного дня). Новый праздник отсылает к хорошо известной дате 17 сентября 1939 года, когда советские войска вошли на западные белорусские территории, которые в то время находились в составе польского государства, и во времена БССР этот день отмечали как праздник воссоединения белорусского народа. Более того, уже 2022 год был назван Годом исторической памяти во время новогоднего обращения А.Г. Лукашенко. Но при такой насыщенности обращений к историческим ресурсам мы видим, что основной фокус явно смещен на события Второй Мировой войны, как примордиального времени и основе национального единства.

Наложение этих двух факторов (противоречивости интерпретации переходного периода и вовлеченности в другие мемориальные инициативы) привели к тому, что белорусская власть фактически отказалась каким-либо образом отмечать 30-летие Республики Беларусь. Это означает, что в 2021 году не было никаких официальных приуроченных к этой дате мероприятий: ни парадов, ни торжественных концертов, ни музейных выставок, ни научных конференций. Характерно, что в традиционном поздравлении на День Независимости президента страны даже не упоминается 30-летие Республики Беларусь, присутствуют лишь отсылки к Великой Отечественной войне[5]. Что касается оппозиционной среды, то она оказалась в разбитом состоянии, подавленной арестами и эмиграцией, запретами на работу СМИ, однако лидер оппозиции Светлана Тихановская выпустила 25 августа свое обращение, где предсказуемо связала эту дату с актуальной политической борьбой: «Этот день должен был быть в Беларуси праздничным и радостным – но встречаем мы юбилей Независимости под угрозой ее утраты, в атмосфере репрессий. Тысячи патриотов нашей страны расплатились собственной судьбой за мечту видеть ее независимой – в сталинском ГУЛАГе, в Куропатах, на уличных протестах, а теперь и в тюрьме. Но для всех нас они – это пример борьбы за лучшую долю своего народа».

Лишь, собственно, 30-летие распада Советского Союза было воспринято как надлежащий повод для рефлексии, в первую очередь государственными СМИ, которые традиционно обратились к парадигме «крупнейшей геополитической катастрофы»[6].

Особое значение в интерпретации этих событий приобрел вопрос ответственности – кто виноват в распаде СССР? При этом доминирующим оказался топос «предателей» для характеристики руководства страны. Здесь мы видим наложение публичного дискурса послепротестного периода, когда для политических целей дискредитации своих оппонентов сторонниками власти начал активно использоваться ярлык «предателей». Согласно такой риторике протестующие предают интересы своей страны (разрушая порядок и благополучие ради целей враждебно настроенных западных стран, которые на самом деле и стоят «за кулисами» протестов и ими руководят), такая логика отчуждения позволяет внутренние проблемы целиком объяснять интригами внешних акторов. Важным символическим механизмом дискредитации «предателей» было также их отождествление с коллаборантами периода нацистской оккупации, что позволяет использовать мощный эмоциональный ресурс Великой Отечественной войны. Между «прислужниками Гитлера» и участниками протестов лета-осени 2020 было проведено равенство, поскольку это всё «предатели».

В таком же ключе обсуждался и распад СССР в 1991 году: “развал СССР — это прежде всего результат преступных замыслов или политической импотенции правящей верхушки Советского Союза»[7], «они все были долгие годы «истовыми коммунистами» и предали ту партию, которая подняла их наверх»[8] и предали также «государство, которому они присягали». Более того, и в этом случае тоже используется эмоциональная отсылка к сотрудничеству с нацистами: «Говорят, во время войны в Ставропольском крае немцам очень понравился один мальчик. Они его называли малшик-помашка. Потому что он за конфетки и похлопывание по щечке готов был даже в сортир к фрицам с бумажкой бежать. Звали мальчика Мишка. И через 40 лет этот самый малшик-помашка ради того, чтобы в очередной раз подмазать своим любимым западным хозяевам, уничтожил величайшую державу в истории человечества. И сегодня 30 лет преступлению тысячелетия»[9]. Опять же, невозможно избежать сопоставлений с современностью, и верхушке компартии, которая предала свою страну, противопоставляется Александр Лукашенко, который в ситуации кризиса проявил радикально иные качества.

Другая важная черта интерпретации распада Советского Союза – это выстраивание образа «вечного врага» в лице западных стран, при этом воскрешается цивилизационная идея об извечном противостоянии «русского мира» «коллективному Западу», не только построенному на чуждых ценностях, но и постоянно стремящемуся к господству над остальными странами мира. Соответственно, и в дезинтеграции советского проекта видятся в первую очередь интриги западных спецслужб, направленные на разрушение главного соперника, стоявшего на пути осуществления этих планов господства. И вновь мы видим параллели с актуальной ситуацией «гибридной войны, развернутой так называемыми демократическими западными странами против народов Беларуси и России»[10], где «Запад» вновь предстает главным врагом белорусской государственности, инициирующим протесты и пытающимся удушить страну санкциями[11].

В таком ракурсе кризисные явления в последний период существования Советского Союза либо преуменьшаются, либо объясняются неудачными/предательскими действиями союзного руководства. Следовательно, СССР мог бы обновиться и существовать дальше: «мы можем утверждать, что советский строй в БССР (может быть, по китайскому образцу, может быть, по своему собственному) мог бы сохраняться и до сих пор»[12]. Разрушительным стратегиям дезинтеграции противопоставляются интеграционные проекты – союзного государства Беларуси и России, Евразийский экономический союз, которые не только предстают в качестве постепенного восстановления нормативного порядка, но и как важный инструмент, позволяющий выстоять в гибридной войне с «коллективным Западом».

Таким образом, в 2021 году в Беларуси в силу смещения идеологических акцентов практически незамеченным оказалось 30-летие суверенитета Республики Беларусь. Но для провластной политической риторики, «нормализирующей» культурно-политический ландшафт, оказался значимым кейс распада СССР, позволяющий вновь осудить «предателей» и продемонстрировать преимущества политического курса А.Г. Лукашенко.





Отар ДЖАНЕЛИДЗЕ, профессор Горийского университета (Грузия)


Отражение памяти о Советском Союзе в Грузии через 30 лет после распада СССР

Известно, что распад СССР одни оценивают как «геополитическую катастрофу», а другие называют кончиной «империи зла». Можно сказать, что в обеих формулировках есть рациональное зерно. Одна из сверхдержав, которая противостояла всему капиталистическому миру и приближалась к очертаниям коммунизма, внезапно развалилась; потерпела крушение великая социалистическая мечта и вместе с ней исчезла надежда на «светлое будущее». Основательно поменялась геополитическая реальность. На огромном пространстве шестой части света, которую занимал Советский Союз, возникли 15 суверенных государств и несколько не признанных политических единиц. Три бывшие советские республики – Литва, Латвия и Эстония уже являются членами НАТО и Евросоюза. К евроатлантической интеграции стремятся Украина и Грузия, что естественно привело в этих странах к уменьшению влияния России. Хотя Российская Федерация оказалась правопреемницей СССР и этим, по крайней мере, формально, сохранила статус одной из влиятельных в мире держав, но ее вес и влияние уже не те, какие были у Советского Союза.

Россия лишилась союзников в лице стран социалистического лагеря, а бывшие союзные республики стали для нее «ближним зарубежьем». Несмотря на то, что большинство из этих республик вошли в новый Союз независимых государств, ориентированный на дружбу, добрососедство, национальное согласие и взаимовыгодное сотрудничество, в этом постсоветском объединении не удалось достичь идиллии и образцовой гармонии. Окончательно развеялся миф о братских и дружеских отношениях между народами бывшего СССР. Для всех стало очевидным, что представление его в качестве единой родины для многонациональных жителей было пустой пропагандой, далекой от реальности. Это было подобно отказу от родной матери в угоду мачехи, что совершенно противоестественно, не говоря уже о противоправности.

Не только ошибочным, но по сути также и преступным был и коммунистический эксперимент по упразднению этнической принадлежности народов и формированию из них «новой исторической общности» – советского народа. Как и следовало ожидать, этот вредоносный, космополитический эксперимент социальной инженерии потерпел поражение. Он ничего не принес ни декларированной дружбе народов, ни их интернациональной солидарности. Никак не смог он способствовать и сохранению Советского Союза. На первый взгляд кажется, что СССР распался мирно и цивилизованно, однако результаты распада оказались намного более сложными и болезненными, чем можно было это прогнозировать.

Грузия – единственная страна среди бывших союзных республик, с которой из-за войны в августе 2008 г. у Российской Федерации прерваны дипломатические отношения и в ближайшем будущем не видно перспективы их возобновления. Исход из Советского Союза и объявление государственной независимости с удовлетворением было воспринято абсолютным большинством населения Грузии, однако не произошло не только полноценного осмысления этого события, но не было и восторга в связи с ним, поскольку через две недели после этого события произошел государственный переворот. Было свергнуто победившее на многопартийных выборах национальное правительство Звиада Гамсахурдия, что стало причиной продолжения конфронтации, а впоследствии и начала гражданской войны, участники которой до сих пор ведут споры о том, на чьей стороне была тогда Россия.

Одна из публикаций, которая посвящена анализу причин распада СССР, принадлежит историку В. Гурули. В статье, опубликованной в 2007 году, автор оценивает «перестройку» не как попытку модернизации страны, а как план западных спецслужб, целью которого была ликвидация советской системы. По мнению автора, демонтаж системы и развал Советского Союза был хорошо продуманным сценарием, а роль могильщика страны поручалась национальному движению[13]. Как известно, и сам Горбачев признавался, что «не смогли учесть силу национализма и это оказалось нашей самой большой ошибкой»[14]. Имеются и иные экспертные оценки, в соответствии с которыми «целью “перестройки” был вывод страны из болота отсталости и переход от плановой экономики к рыночной таким образом, чтобы не разрушить Союз и чтобы при этом бюрократия сохранила свою руководящую роль»[15], однако результаты оказались иными.

По мнению историка У. Блуашвили, крах социализма и распад СССР произошли по целому ряду причин, наиболее важными из которых были: экономическое банкротство Советского Союза, вызванное включением страны в новый цикл гонки вооружений; углубление существующих в межнациональных отношениях проблем и неспособность плановой социалистической экономики конкурировать с рыночной[16]. По мнению еще одного грузинского исследователя, С. Коранашвили, Советский Союз распался в результате реформ, осуществленных компартией, то есть в силу внутренних причин[17].

Какова оценка распада СССР в грузинских учебниках истории? Один из параграфов учебника девятого класса озаглавлен: «Кончина империи зла». Авторы придерживаются той позиции, что это явление было обусловлено внутренними вызовами, а не внешними факторами. Об этом свидетельствует и то, что ученикам предлагается анализ цитаты английского историка Хью Тревор-Ропера: Советский Союз «умер довольно внезапно в результате кратковременной спазмы, в собственной постели, явно по естественным причинам или, во всяком случае, по причине внутренней болезни»[18].

В отличие от России, где периодически проводятся социологические исследования по этому вопросу, в грузинском обществе Советский Союз как фактор по сути дела потерял интерес. Этим можно объяснить то, что в декабре 2021 года, в день тридцатилетия распада СССР, на государственном уровне в Грузии не было проведено никаких мероприятий, не было никаких заявлений со стороны представителей властей. Можно сказать, что эту круглую дату обошли стороной и СМИ. Единственным исключением можно назвать выступление президента Грузии Саломе Зурабишвили на Саммите демократии 10 декабря 2021 г., в ее речи подчеркивалась необходимость обсуждения ближайшего прошлого и осмысления того, «что произошло»[19]. Не было отзывов на это событие со стороны школ и университетов, не состоялось ни одной публичной лекции и открытого урока, если не считать тренинг неформального образования, организаторами которого были Грузинская ассоциация учителей истории, Ассоциация DVV-интернационал и Лаборатория исследования советского прошлого. В числе рассматриваемых проблем учителям истории предложили и такую тему: «Распад Советского Союза и современные геополитические изменения».

Спустя тридцать лет после распада Советского Союза в грузинском обществе периодически выражается некое сожаление в связи с тем, что после объявления независимости в стране не удалось сохранить стабильность, были разрушены и уничтожены почти все значительные объекты промышленности – фабрики, заводы, производственные мощности, исчезли многие хозяйственные отрасли, резко сократилось экономическое развитие. Грузии пришлось пережить тяжелый кризис, гражданскую войну, этнополитические конфликты, мирную революцию и внешнюю войну. Несмотря на все это, при поддержке международных партнеров, страна преодолевает трудности, строит демократическое государство и пытается вернуть свое место в большой семье цивилизованных народов.






Владимир СКАЧКО, журналист, политический аналитик (Украина)


Неонацистская Украина-2021: развал СССР представляют рождением независимости

В современной Украине 30-летие распада СССР постарались демонстративно «не заметить»: дескать, умер Максим, ну и черт с ним. И связано это не только с тем, что Украина – единственная республика Союза, которая не только объявила о своей независимости 24 августа 1991 года, но и 1 декабря того же года подтвердила ее на всеукраинском референдуме. На том референдуме августовский «Акт провозглашения независимости Украины» поддержало 90,32% пришедших к урнам для голосования. При явке 84,18% из 37,885 млн. жителей республики, имевших право голоса, это очень высокий результат. Хотя к тому времени из всех республик СССР Литва уже была признана независимой.

В составе Госсовета СССР по должности был председатель Верховного Совета УССР Леонид Кравчук, который, похоже, тогда и определился с будущим. Но очень боялся и, стараясь угодить всем и разделить ответственность с кем угодно, осторожничал, что потом стало его главной чертой поведения, как политика. Практически все обратили внимание на то, что ни «Акт провозглашения независимости Украины» от 24 августа 1991 года, ни вопрос референдума о его подтверждении 1 декабря 1991 года не содержали прямого утверждения о выходе Украины из СССР.

Единственным заметным событием, посвященным 30-летию распада СССР, стал документальный фильм-расследование (почти 3,5 часа времени) скандально известного журналиста Дмитрия Гордона «Как развалили Советский Союз. Правда, которой не знал никто». Это фактически нарезка фрагментов из интервью разных лет, в которых выступили участники и свидетели распада СССР, начало которому было положено 8 декабря 1991 года в белорусской Беловежской пуще подписанием первого соглашения о создании СНГ, в которое вошли для начала Белоруссия, Россия и Украина. Дополняя, уточняя и порой опровергая друг друга, свой взгляд на это событие, выступали первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев, четверо из подписантов беловежского соглашения – спикер Верховного Совета Белоруссии Станислав Шушкевич, президент и премьер-министр Украины Леонид Кравчук и Витольд Фокин, вице-премьер и Госсекретарь России Геннадий Бурбулис, а также Александр Коржаков, начальник личной охраны президента России Бориса Ельцина. Еще два подписанта – упомянутый президент Ельцин и премьер-министр Белоруссии Вячеслав Кебич уже умерли, но и при жизни они, как известно, побрезговали общаться с «расследователем» Гордоном.

Ничего нового ни к общеизвестным фактам распада СССР, ни к обстоятельствам подписания документа в Беловежской пуще, ни к отношению подписантов и Горбачева к самому факту развала страны и документу о нем этот фильм не привнес. Но фильм тем не менее показателен тем, что он явился типичным подтверждением фундаментального и основополагающего отношения правящей украинской элиты к самой этой дате на протяжении всех 30 лет: развал СССР – это рождение независимости Украины, которая сознательно, системно и последовательно якобы «валила» Союз, реализуя, разумеется, «вековую мечту украинского народа о своем государстве».

Итак, краеугольная суть оценки и отношения в Украине к развалу СССР ясна: он должен был распасться, а Украина должна была его развалить. Что она, собственно, и сделала, проведя референдум о независимости. А он – ключевое событие, положившее начало созданию современного независимого украинского государства: его результаты заложили основы международного признания Украины другими странами, после чего формальные признаки государственности, имевшиеся у УССР (границы, собственное министерство иностранных дел, членство в ООН и других международных организациях), наполнились реальным содержанием. И возникла нынешняя Украина.

Именно об этом же говорили и украинские эксперты, которые были задействованы в рамках спецпроекта, посвященного 30-й годовщине распада СССР и организованного российским интернет-ресурсом «Лента.ру» с красноречивым названием «У всех была каша в головах». 30 лет назад руководство СССР попыталось сохранить страну. Что помешало спасти Союз? Представители Украины рассказали о надеждах и переживаниях, cопровождавших крушение единой страны, о восприятии советского опыта с высоты сегодняшнего дня и перспективах интеграционных проектов на постсоветском пространстве спустя 30 лет раздельной жизни. Вот их оценки, которые полностью отвечают настроению граждан Украины 30 лет назад и сейчас.

Олег Долженков, доктор политических наук, профессор (Одесса): «…Советские люди в своей массе поругивали власть и ее политику, но желали скорее исправления недостатков, чем полного демонтажа системы, не говоря уже о развале страны. Почти никто не хотел распада, и вместе с тем он произошел. Наверное, одна из причин в том, что вопрос демократизации и целостности страны оказался намертво спаян в советских мозгах (а других мозгов после 70 лет советской власти и не было). Административно-командная система была сочтена неприемлемой, и одной из важных составляющих этой неприемлемости была централизация власти. Пусть республики сами решают — это же и есть демократия. Вот такие рассуждения тогда были в массовом ходу, тогда советским людям они тоже казались довольно логичными. Противоречиво? Наивно? Да. У всех тогда была каша в головах, исключений не было».

Вячеслав Чечило, политолог, главный редактор издания «Capital.ua» (Киев): «…В 1991 году у нас тут был очень популярен миф, что Украина — это вторая Франция. И довольно долгое время все верили, что ”догнать и перегнать Европу” — это вполне достижимая задача. Отрезвление пришло лишь через несколько лет. …В России пытались найти выход через политические и экономические реформы. На Украине и в других республиках, в свою очередь, было очевидное и “простое” решение — отделиться. Представлялось, что в таком случае ситуация улучшится сама собой — благодаря экономическому потенциалу и благодаря трудолюбию украинского народа. Ни первое, ни второе почти никем сомнению не подвергалось. …Многие украинцы, особенно так называемые патриоты, считают главным наследием СССР “совок в головах”. Под это определение подпадает все негативное, что есть в общественной жизни страны. В этом плане СССР продолжает существовать как политический фактор — в качестве такого козла отпущения. Наследие СССР на Украине в целом рассматривается как нечто негативное. В основном лишь старшее поколение ценит те достижения социализма, которые мы потеряли за 30 лет, ценит дружбу народов, причастность к большому и сильному государству. Среднее поколение перекладывает на СССР свои неудачи. А для молодежи СССР — это уже пустое место, мало значащий набор букв с негативной коннотацией. Вряд ли это уже можно изменить, да и нет силы, которая ставила бы целью это сделать».

За последние 30 лет в Украине, похоже, выработаны две тенденции в подходах к истории СССР и две линии поведения, которые современная украинская историография будет навязывать собственной стране и её соседям. Во-первых, историки Украины на службе государства в утверждении нового украинского же мифотворчества будут делать все, чтобы затушевать участие в создании СССР, собственно, Украины, которая была одной из четырех республик, которые и решили объединиться в Союз. Во-вторых, будет сделано все, чтобы граждане Украины «забыли» то, что Украина получила, создав СССР, и получала, пребывая в его составе на главных ролях. А это и огромные территории, и десятый по мощности потенциал Европы на момент распада Союза, и теснейшие связи как с Россией, так и со всеми остальными республиками-«сестрами». А все потому, что это нарочитое «забвение» – не только один из главных мифов современной историографии, но и один из идеологических каркасов построения как бы независимого Украинского государства, взявшего сегодня курс на разрыв с Россией и наследием СССР и на интеграцию в западное сообщество.

Напомню, созданный в 2006 году при правительстве Украинский институт национальной памяти (УИНП) должен отвечать и за «украинское национальное возрождение», и за новое идеологическое обоснование самого существования независимой Украины. И метод был найден. Это подмена исторических понятий, основанная на искажениях исторической действительности и реальной памяти о ней. По инициативе УИНП и его руководителя Владимира Вятровича были разработаны и приняты четыре закона: «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов на Украине и запрете пропаганды их символики», «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в XX веке», «Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939-1945 годов» и «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов». Их смысл и назначение упомянутый Вятрович обозначил предельно четко: «Наша задача — чтобы совок не возродился в будущих поколениях».

Эти документы и узаконили логически связанную идеологическую и практическую цепочку предпринятых шагов: национальное возрождение началось с тотальной декоммунизации, она плавно перешла в десоветизацию, а сейчас, когда декоммунизировать и десоветизировать уже почти нечего, вылилась и трансформируется в деколонизацию, которая уже подается и навязывается в виде дерусификации, перерастающей в русофобию. Неонацистскую, откровенную злобную и системно и агрессивно целенаправленную.

При Вятровиче УИНП опубликовал список, в который вошли 520 исторических личностей, чья деятельность подпадает под действие закона «о декоммунизации», и чьи имена должны исчезнуть из географических названий Украины. «Отсюда и надо начать старт деколонизации, уничтожить легенды об общности украинцев и русских», — заявил тогда Вятрович о главной задаче и цели своей организации. Нынешний глава УИНП Антон Дробович при новом президенте Владимире Зеленском стал достойным наследником Вятровича. В феврале 2020 года он рассказал о планах УИНП провести «креативную декоммунизацию» в стране и тоже перевести ее в деколонизацию и дерусификацию. Памяти об СССР в этой схеме места нет.


Подготовлено в Ассоциации исследователей российского общества в XX веке.

E-mail: borddav@hotmail.com

Prepared in AIRO-XX

[1] Действительно, в протоколе заседания зафиксирован один голос «против», но проверить, действительно ли именно Лукашенко проголосовал таким образом, сложно, поскольку голосование было тайным. [2] Касович А.В., Барабаш Н.В., Корзюк А.А., Йоцюс В.А., Матюш П.А., Соловьянов А.П. История Беларуси XIX – начало XXI века. Минск: Издательский центр БГУ, 2021. С. 39. [3] Там же. С. 42. [4] Там же. С. 42. [5] https://president.gov.by/ru/events/pozdravlenie-s-dnem-nezavisimosti-respubliki-belarus-1625209029 [6] https://news.sb.by/articles/gigin-30-let-suverennoy-belarusi-eto-gody-preodoleniya-posledstviy-belovezhskikh-soglasheniy.html [7] https://www.sb.by/articles/vmeste-my-silnee33.html [8] https://www.sb.by/articles/yubiley-kotoryy-ne-raduet.html [9] http://www.ctv.by/azaryonok-perestroyka-eto-byla-specoperaciya-soznatelnaya-holodnaya-cinichnaya-i-podlaya [10] https://www.sb.by/articles/vmeste-my-silnee33.html [11] https://www.youtube.com/watch?v=ijaVV5wixuw [12] http://www.ctv.by/gorbachyov-razrushil-sssr-mnenie-istorika-vadima-gigina [13] https://sangu.ge/images/vguruli/14sov.pdf [14] Газ. „Мсгебси“, 1997 г., 21-28 мая , #3, გვ. 3-4. [15] https://for.ge/view/41586/saqarTvelos-urTierToba-ruseTTan.html [16] Блуашвили У. История Грузии. 1900 – 2016, Тбилиси, 2016, с. 271-272. [17] Коранашвили С., Политические отношения между Грузией, США и Российской Федерацией в 1991 – 1997 годы, диссертация, представленная на соискание академической степени доктора (PhD) исторических наук. Тбилиси, 2009, с.3. [18] Сургуладзе М., Кекелия В., Лабадзе Р., Мурусидзе Ш., Куртубадзе М., История Грузии и Всемирная история 9, Тбилиси, 2021, с. 290 [19] https://www.president.gov.ge/en/News/Article/Summit_for_Democracy

178 просмотров