К.Ю. Ерусалимский О более чем неудачном проекте исторического образования, или Почему уроки труда...



К.Ю. Ерусалимский О более чем неудачном проекте исторического образования, или Почему уроки труда и обороны важнее уроков истории?








«Папа, объясни мне, зачем нужна история?»

Марк Блок


Подготовленный Российским историческим обществом проект «Концепции преподавания истории России для неисторических специальностей и направлений подготовки, реализуемых в образовательных организациях высшего образования» – 92-страничный проспект, пышущий здоровьем и гордостью за Родину, не оставляющий сомнений, что все у нас удалось, все у нас более или менее и все у нас еще впереди[1]. Чего хотят от молодых людей авторы, сказать решительно невозможно. И тем лучше. В преамбуле звучат слова, слова, слова. Они отзовутся многократным эхом, 92 раза: «...для воплощения идей гражданственности, патриотизма и общероссийского единства» (с. 2). Как нередко в курсе по Истории России XX века и до наших дней, главная проблема проекта – в «воплощении идей», в том, что сказать о современности своим чадам ни учителю, ни исследователям, ни методистам абсолютно нечего. А следовательно, куда клонить учителю? Куда-то. Или никуда.

Опасливый язык подкрадывается к острым углам и тут же отступает, запрещая себе интерпретации и дискуссии. На их месте вечные «но надо отдать должное» или «но тем не менее». Из риторики последних дней это набившее оскомину: «Отход от односторонней ориентации на страны Запада, ставка на многовекторную внешнюю политику» (с. 91). Неловко за канун современности. Там жили полные идиоты. Они не знали, что такое «многовекторность», отличались «односторонней ориентацией», жили в непреодолимом «кризисе» то одного, то другого, то третьего. Все у них валилось из рук, а если и наблюдался «бурный рост», то только – разного непотребства. Разве это шаг к уважению и пониманию российского прошлого? Кто остановил расширение НАТО в последние месяцы? До бесконечности невыносимо: «Особенную опасность для России представляло расширение НАТО и его военной инфраструктуры на восток» (с. 88). При помощи этой мантры невозможно ничего интерпретировать, она не прибавляет осмысленности и не исправляет ничего ни в прошлом, ни в настоящем, ее невозможно наполнить ни сопроводительными материалами, ни аргументами. Ее можно просто и тупо повторять. Это не требование к думающему человеку, начинающему гражданину своей страны, а заколачивание ей и ему в голову готовой матрицы мышления.

Концепция непрозрачна в выборе субъектов истории. Если «отход от ориентации на страны Запада» это победа разума над идиотизмом неведомых ученику «наших древних», то кому именно НАТО несет опасность – и почему, с какого момента, – можно лишь догадываться. В этом «мы» современной «России в XXI в.» нет ни противостояния мировоззрений, ни политической борьбы, ни конкуренции доктрин. Нет ничего, кроме волевых скул и сжатых кулаков. В России XXI века не осталось ни многопартийности, ни конкуренции программ развития. Весь ответ гражданина историка на испытующие вопросы преподавателя должен состоять из заклинаний и воплей. Россию окружили враги. Расскажи, дочь, как они это сделали. Рассказываю, папа. Россия спасает мир от смертельной пандемии. Об этом говорится в программе дважды – предполагается, видимо, что помощь странам в борьбе с коронавирусной инфекцией должна упоминаться при любом удобном случае в ответ на сомнения в целительной пользе российских преобразований. Ну, нет, сын, не только она, хотя безусловны «успехи в разработке вакцины»! Россия перевооружает свою армию, наращивает устойчивость своей политической системы, повышает свою рождаемость, строит метрополитен в Москве и олимпийские объекты в Сочи! Перед тем, нетрудно догадаться, препод-историк / историчка втюхивает своим чадам об «активизации культурных контактов с Западом» и «засилье иностранной литературы и кинопродукции» (с. 86). Со всем этим реформы последних лет успешно справились.

Сложнее оказалось с «системой независимых СМИ» (с. 85). Она же сложилась? Детский вопрос: папа, а куда делись независимые СМИ? – и огнеликий папа вещает про «бурный рост числа теле- и радио-каналов», мычит про «рост числа», «рост числа»... Папа, а это все независимые СМИ или уже какие-то другие? Тут, понимаешь, возможна дискуссия (студенты должны дискутировать на протяжении курса истории в общей сложности раз 16, но только не об этом). Пойми, сын, нельзя чтобы все время происходил «бурный рост шоу-бизнеса и индустрии развлечений», нужно же направлять СМИ на мировое благо – спасение мира от НАТО, США, ИГИЛ, «оранжевой революции на Украине» и однополярности. Пойми, дочь, вместо индустрии развлечений у нас теперь свои книги и фильмы, в том числе «высокобюджетные» (а это, ты понимаешь, показатель качества). А СМИ как были, так и остались независимыми. Стали даже еще более независимыми, чем были! Тем более что ты же помнишь: независимость СМИ была весьма условна, потому что их в 1990-е гг. контролировала «группа богатых олигархов» (с. 83). Так и что толку в такой независимости? Папа, а зачем тогда рассказывать о независимости СМИ, если они подчинялись коммунистической идеологии и партийной диктатуре при советской власти, а сразу после этого были захвачены олигархами? Папа, а может быть, «независимость СМИ» и придумали олигархи, чтобы их захватить? А правда, что нынешние фильмы лучше даже, чем «Экипаж» и «Пираты XX века»? Молодец, дочка, первый вопрос правильный, а второй и не задавай!

Вот те на, единственный раз в русской истории новейшего времени что-то от чего-то освободилось – и его тут же сцапали олигархи. И повернется же язык договорить: а у них отнял Путин и отдал народу. История XX века – калейдоскоп бессмысленных жестов и их исправлений. Российскому гражданину ненавязчиво прописано знание о том, что распад СССР – это зло, потому что он «не остановил сепаратистских устремлений в самой России» (с. 83). Может быть, хорошо, что он ускорил сепаратистские устремления «в самой» Чечне? Или Грузии, Молдавии, Украине? Вряд ли, но вариант. Можно же подискутировать на семинаре, тем более что навязывать оценки по дискуссионным вопросам программа вроде бы не должна, а распад – для авторов программы вопрос немного, видимо, спорный: «Дискуссия о причинах распада СССР и о соотношении в данном случае внешнего и внутреннего факторов» (с. 82). В распаде виноваты, конечно, отнюдь не те, что весь XX век мелькают на страницах программы: там и титанический «Хрущев» сражается за «потепление международных отношений» (с. 78), и многоликое «советское руководство» берет курс на создание «советского народа» (с. 77). Полная белиберда: и кто за что и почему борется, и в какой связи упоминается! Например, в одном абзаце оказываются: «принятие Конституции СССР 1977 г.», «рост влияния КПСС», «увеличение привилегий номенклатуры», «общественные настроения» и, видимо, как-то связанная с ними «критика власти», «шестидесятничество» (в кавычках), диссиденты (без кавычек) и «уход молодежи в неформальные движения» (с. 77)? Путь от принятия Конституции до ухода молодежи учитель должен преодолеть одним духом. Как? В чьей голове это уместилось? Как рассказать о «росте влияния КПСС», если за пару уроков до того учитель разглагольствовал о господствующем в советском обществе «догматизме и формализме» и скромно добавлял: «В стране все решала партия и номенклатура, а реальная роль Советов и их депутатов, вопреки Конституции, сводилась к минимуму» (с. 75)? Уже в послевоенном СССР партия «решала все», а в Конституции 1977 г. она решала еще больше. Или так: «уход молодежи» - ясно же любому российскому гражданину, что это беда брежневского «развитого социализма». Но нам это не грозит, ты же понимаешь, дочь. Береги себя, сын, не уходи в неформальные движения, они уже не те, лучше вступай в комсомол, в партию и в прочие ряды. Они без тебя пустуют.

Любить советский период необязательно, но в нем удобно нести кафкианский бред и придумывать заклинания, для которых ныне открыты невиданные просторы. Впрочем, в этом «подходе» намечен хоть какой-то подход. Потому что в предшествующий период истории все лучшее в истории России – это ее войны. Ощущение от программы, как будто историческая миссия нашей страны в том, чтобы спасать мир от вооруженного до зубов зла, а заказчик курсов по истории в наши дни – Министерство обороны и лично Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Целый абзац о значении Великой Отечественной войны в программе слеплен из высказываний Путина: «Великая Отечественная война — ключевая составляющая всей Второй мировой войны (1 сентября 1939 — 2 сентября 1945 гг.), в которой СССР был в составе Антигитлеровской коалиции. Однако в первую очередь именно от событий на советско-германском фронте зависел исход Второй мировой войны. Здесь были разбиты основные силы вермахта (две трети военного потенциала), а боевые действия носили наиболее ожесточенный характер. Во время войны СССР потерял 27 млн человек, больше половины этих жертв — гражданское население. Для сравнения: суммарные военные потери США и Великобритании во Второй мировой войне не превысили 1 млн чел., потери мирного населения в этих странах были несопоставимы с аналогичными потерями СССР» (с. 70).

Надо сказать, историки будущего, как известно историкам, не любят предыдущих президентов. Поэтому в любом случае историческое значение Великой Отечественной войны в великой России будущего ждут великие потрясения. Но в нынешнем виде этот абзац звучит просто нелепо. Его можно наполнить ритуальными словами и жестами, панегириком и проклятиями, но невозможно дополнить ничем еще – только повторить прямо на уроке прямо в том виде, как он озвучен в программе РИО, заставить детей выучить его наизусть, сочинить на эти слова стих и сложить музыку, после чего отпустить их с урока единым строем с песней, каждый выходя поет свою.

Пойдем далее, в глубины прошлого. Советскую власть межвоенного периода от советской власти послевоенного СССР отличает упорная и героическая борьба за выход из «кризиса» (причем не только своего, но и на «Западе», в Китае или Испании), преодоление «вызовов» и «разрухи» (с. 61-69). Рациональное зерно – при всем тезисном характере программы – здесь главным образом в отрицании тех интерпретаций, которые еще лет 30 назад с подачи революционеров первого поколения были плотно приклеены к исторической науке. На смену их мессианскому пафосу в оценках таких ныне полностью забытых фактов российской истории, как «Контрреволюционные устремления правительственных кругов», «Великий перелом», «Триумфальное шествие советской власти». Раньше еще были «Великая Октябрьская революция» или «Империалистическая война». Октябрьской революции и след простыл, зато слово «империя» повторяется в программе, как заклинание, 56 раз, из него одного можно было бы сделать полстраницы программы. И оно ни разу не образует производных монстров «великой эпохи». Быть империей отныне неплохо, а ругаться словом «империалистический» неприлично. Но не все так просто с колониями: они в программах ожидаемо делятся на наши и, не побоюсь этого слова, империалистические. Поэтому колонизация – это позитивный процесс, вроде как освоение. А вот колониальные страны – это зло, если не считать России, которая накануне войны с Японией имела свой «колониальный проект». Скорее всего препод истории убьется, прежде чем назовет его частью мировой колониальной системы. Для такого суждения в программе нет никаких предпосылок.

Перед нами те же останки революционных дискурсов, но в старательно закавыченном виде, как будто наполнение школьной программы словами в кавычках позволит учителю произносить их с некоторой, отличающей умных и интеллигентных людей, легкой иронией. А в качестве интерпретации можно расставлять эти же слова в таких смехотворных сочетаниях, чтобы у мальчиков и девочек потекли сопли со смеху:

Великий перелом триумфального шествия.

Великая колониальная революция.

Триумфальное шествие правительственных кругов.

Преамбула к истории XX века не оставляет сомнений, что занявшие львиную долю века большевики с их большевизмом были убогим, хоть и «неизбежным» «порождением той эпохи» (с. 57). Подобные формулировки не оставляют сомнений, что антонимов к словам «неизбежный» и «неумолимый» у истории нет, но «та эпоха» хвала всем богам, бесследно прошла. Так и рассказывать! Дети, не думайте, что большевизм в нашу эпоху неизбежен. Почему? Потому что он неизбежен в ту.

В отличие от второй половины программы, первая посвящена всем остальным векам в русской истории, насыщенным калейдоскопическим множеством событий. Она производит впечатление огромного нелепого тезауруса, который не является никакой программой, потому что не содержит ничего программного, не сообщает ученикам ни о существующих в исторической науке дискуссиях, ни о том, как вообще что-то понимать в истории, как связывать события в интерпретации, как из них создавать образы и рассказы. О русской-японской войне сказано: «Русско-японская война». Ей предшествуют какие-то взаимоотношения между двумя странами (кстати, между Россией и Японией), которые привели к войне, и о них говорится так: «Взаимоотношения России и Японии» (с. 52). Прочтение всего абзаца заставляет думать, что по мнению авторов программы, вопрос о возникновении русско-японской войны неотделим от «колониального проекта России на Дальнем Востоке», однако и сам этот «колониальный проект» нельзя же так просто считать частью мирового колониализма, учитывая, что ему предшествуют: «Столкновение интересов «великих держав» в Африке и Азии» и «Боксерское восстание в Китае». У меня большие сомнения, что рассказать о нашем Дальнем Востоке преподу истории удастся, избегая злобных кавычек в отношении «великих держав» и скромного обаяния нашего Дальнего Востока. Великая Россия могла же себе позволить один маленький колониальный проект, в то время как державы, посмевшие считать себя великими, то и дело урывали кому что перепадало.

Но что если дочь спросит у меня: папа, а что, нашим войнам всегда предшествовали несправедливые поступки многих стран, а мы всегда защищали униженных и оскорбленных, спасали мир от колониализма, от «больного человека» Европы (триумфально шествующего), от бонапартизма с его прусским милитаризмом, от опасностей на «южных» и «юго-западных границах». Мы что, папа, всегда так и бились в неведомо кем построенную непробиваемую стену с Европой и почему-то пробивали ее в таком неудобном месте, на Балтике? Мда. Думаю, в ответ я промямлю что-то лишь бы что и все же гляну в первые страницы программы.

С удивлением для себя я открою там множество странных разделов, которые говорят о глубоких познаниях составителей в мировой истории, причем в весьма специфических ее сюжетах, от которых веет «великой эпохой». Например, в разделе, прямо предшествующем рассказу об Иване Грозном и его страстном нежелании торговать по Белому морю и мечтах торговать все же по Балтийскому, - предполагается (это целая страница программы) рассказ о формировании «национальных государств в Европе», «расширении горизонтов европейской цивилизации», «проникновении португальцев» в разные страны и о «Реформации и контрреформации в Европе», после которых (католикам не должно быть обидно за их Контрреформацию) предполагается даже рассказ на тему: «Религиозные войны во Франции» (с. 22). Это поражает воображение. Позднее препод ошарашит детей еще и рассказом о разразившейся в XVII в. «войне в Нидерландах против испанского владычества», «гражданской войне в Англии» и т.д. вплоть до «начала колонизации европейскими государствами территорий Северной Америки» (с. 27-28). Все это не укладывается ни в каком шаблонном курсе русской истории.

И как отвечать девушкам и юношам по такому предмету? Почему бы и не схлопотать двойку за плохое знание статей Вестфальского мирного договора (с. 28), европейского романского стиля и готики (с. 18) или темы «Итальянские морские республики (Венеция, Генуя), ганзейские города» (с. 16)? Как будто у препода знание будет сильно лучше. И почему бы тогда не рассказать студентам в начальном курсе о политическом устройстве древней Спарты, а ближе к нашему времени – о революционных преобразованиях Сухарто и Пол Пота, кейнсианстве, АТЭС, АСЕАН и роли России во Второй англо-бурской войне?

Я бы объяснил детям, понимаете дети, авторы программы хотели сказать, что роль России в мире постепенно менялась. Сначала все самое интересное, включая Геную, собор Парижской Богоматери и засевших в нем Екатерину Медичи и Генриха Наварского, было отдельно от нашей страны, и поэтому приходится подробно учить, какой ужасной была история Венеции, как страдал король Филипп IV, подписывая Мюнстерское соглашение со своими Соединенными Провинциями, так и не дождавшись интернациональной помощи из далекой России. Мир оказался несправедливо огромным и сиротливым без нашей страны, но его незадолго до вступления Ивана Грозного в справедливую войну за Балтику и вхождения Петра Великого в его императорском чине во «всемирный исторический процесс» - этот несчастный исстрадавшийся мир еще до ковида просто-таки растерзали носители капиталистической заразы, к началу XX в. переоблачившиеся в свою подлинную захватническую, колониальную сущность. И нам пришлось, не забывая про «окно в Европу», свои «юго-западные границы» и проект на Дальнем Востоке, вести многовековую борьбу за многополярный мир, в котором ни одна религиозная война и контрреформация никогда не должны происходить без нашего благотворного участия. Авторы программы замирают перед международными вызовами на всех этапах существования России, и поэтому на месте русской интернациональной миссии еще до Христофора Колумба и жадных до открытий португальцев отдельным абзацем выступают такие лаконичные темы, без предыстории, без минимального содержания: «Внешняя политика русских земель» (с. 14) или «Расширение международных связей Московского государства» (с. 17). Всех земель? А политика одних русских земель по отношению к другим русским землям – внешняя? А расширение связей Московского государства – это по мере сужения дружеских отношений? В какой момент «связи расширились» до Персии, Англии, Франции, Китая или Индии? Что об этом говорить? Препод знает этот предмет на пять? Хотя бы на три-то знает?

Читать подобные проекты – тоска и печаль. Историю преподавать давно, уже с советских времен весьма пустое занятие, причем конкурс «кто лучше обидит историю» выигрывают то литераторы с их язвительными нападками на кондовость языка историков, то злые и практичные математики и физики, которые всегда знают, что пятерка по истории – хорошо, но зачем. Но лучшую победу над историей, думаю, одержит курс физкультуры или труда и обороны. Там научат с пользой для ума упражнять тело и как-никак работать руками. Да и лучше научиться варить себе кофе и держать на турнике уголок, чем варить себе мозг и держать в курсе истории такую математическую физику: «Усиление вектора на «вестернизацию» России» (с. 27). Но главное, преподавание истории будет отрывать студентов от освоения военной техники и стрелкового оружия, которое пригодилось бы в будущем гораздо больше, чем пустопорожние рассуждения о пользе «остального мира» для счастливой России будущего и «многовекторной внешней политики» для одновекторной внутренней.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.



[1] https://historyrussia.org/sobytiya/v-tobolske-zavershilsya-pervyj-natsionalnyj-forum-prepodavatelej-istorii.html (посещение - 17.10.2022). Здесь же текст проекта, ссылки на страницы которого приводим в основном тексте.

1 248 просмотров