Иванов В. А. Весомый вклад в изучение преступлений нацизма: новые исследования и документы о...




Иванов В. А. Весомый вклад в изучение преступлений нацизма: новые исследования и документы о лагере смерти Треблинка. Рец.: Треблинка. Исследования. Воспоминания. Документы / Отв. ред. К. А. Пахалюк. М.: Издательский дом «Российское военно-историческое общество»; Яуза-каталог, 2021 688 с.
















Рецензируемая книга - результат многолетнего труда коллектива авторов под руководством К. А. Пахалюка и Л. А. Тёрушкина, рассматривающая через призму исследований, анализа документов и воспоминаний историю нацистского лагеря смерти Треблинка на территории оккупированной Польши. На примере лагерей смерти, располагавшихся на территории Польши, освещены актуальные темы отечественной историографии. В издании представлены ранее не публиковавшиеся материалы советских следственных органов, наглядно иллюстрирующие природу и характер преступного режима Третьего Рейха; показана эволюция концлагеря, от места принудительного содержания до «конвейера смерти», где было уничтожено более одного миллиона человек. Настоящее издание будет полезно не только профессиональным историкам, учителям и краеведам, но может служить наглядным опровержением утверждений тех, кто пытается отрицать Холокост.

Ключевые слова: Лагерь смерти, Треблинка, Холокост, Вторая мировая война, коллаборационизм


Ivanov V. A. Significant contribution to the study of Nazi crimes: new research and documents about the Treblinka death camp.

Abstract: The book under review is the result of many years of work of the group of researchers under the leadership of K.A. Pakhalyuk and L.A. Terushkin, examining, through the prism of analysis of documents and memoirs, the history of the Nazi death camp on the territory of occupied Poland, Treblinka. The authors raise an urgent problem for Russian historiography – the study of the Holocaust and Nazi genocide during the Second World War on the example of the concentration camps on the territory of Poland that is unfamiliar to the Russian reader. The publication presents previously unpublished materials of the Soviet investigative bodies, which clearly illustrate the nature of the criminal regime of the Third Reich, the evolution of the concentration camp from a place of forced confinement to the «death conveyor», where more than one million people were killed. This publication will be useful not only for professional historians, teachers and local historians, but can serve as a rebuttal of allegations of all those who are trying to deny the Holocaust.

Key words: Death camp, Treblinka, Holocaust, World War II, collaboration.



О Холокосте написана масса книг, но в отечественной историографии впервые, под редакцией К. А. Пахалюка и Л. А. Тёрушкина. выходит коллективное издание, посвященное преступлениям нацистов в лагере смерти Треблинка. О чудовищных преступлениях нацистов говорят и за рубежом, и в России. Однако, мало кто знает, что почти 1 000 000 человек здесь были уничтожены примерно за год (лето 1942 г. – лето 1943 г.), причем евреев депортировали с оккупированных территорий европейской части СССР и стран Западной и Центральной Европы. В различных группах российского общества обсуждение проблемы Холокоста выявило совершенно полярные мнения. Яркой иллюстрацией тому явился произошедший совсем недавно инцидент во время семинара в Ленинградской области [1]. К большому сожалению, даже установленная ответственность за отрицание фактов Холокоста не ограничила больное воображение фальсификаторов истории. Поэтому рецензируемая книга служит своего рода предупреждением тем, кто по сей день осмеливается отрицать геноцид, а значит пересматривать результаты Второй мировой войны.

Настоящее рецензируемое издание состоит из трех частей.

В первом разделе представлены публикации:

К. А. Пахалюка, М. Ю. Эдельштейна, освещающие краткую историю лагеря смерти Треблинка;

Шнеера А. И., дающие представления об обустройстве концлагеря, системе охраны и режиме содержания узников. В тексте использованы воспоминания охранников лагеря, так называемых вахманов-травниковцев ( в переводе с немецкого: «охранник», травниковец – учебный центр, где готовили ряд коллаборацинистов для охраны лагерей: Треблинка, Освенцим (Аушвиц-Биркенау), Собибор, Майданек и ряд других. Учебный центр находился на территории оккупированной Польши).

К. А. Пахалюк и М. Ю. Эдельштейн верно отмечают, что изначально Треблинка (как многие и другие концлагеря) создавался как трудовой лагерь, переданный под юрисдикцию СС в конце декабря 1941 г. (С. 14). Одним из главных инструментов нацистского преступного режима был рабский труд, который должен был сломить физические силы узников, подавить их волю к сопротивлению и обеспечить процветание «истинным арийцам». (С. 16, 19-20). Массовые избиения, голод и расстрелы – именно так выглядела повседневная жизнь в лагере. В очерке рассматриваются также преступления, совершенные нацистами и их пособниками в отношении девушек и женщин, часть из «которых затем использовалась лагерной охраной для сексуальных утех» (С. 51).

К. А. Пахалюк и М. Ю. Эдельштейн дают и схематическое обустройство лагеря, разделенного на две зоны: административно-экономическую и тюремную (С. 16). Также отмечено, что лагерь смерти Треблинка не был совсем эсэсовским (С. 18). Особо показано стремление нацистов к грабежу и наживе. Имели место случаи организации различных коррупционных схем. Все эти факты отлично иллюстрируют то, что Третий Рейх был не только антигуманистическим, расистским и ксенофобским государством, но и погряз в бюрократии, партократии и взяточничестве (С. 45).

Завершает публикацию К. А. Пахалюка и М. Ю. Эдельштейна рассказ о внутрилагерном Сопротивлении. Детально рассматривается вопрос организации и подготовки восстания узников 2 августа 1943 г. против нацистской администрации. Авторы делают предположение, что восстание 2 августа 1943 г. могло быть успешным, если бы удалось склонить к сотрудничеству или нейтралитету опору нацистов – охранников -«вахманов». Здесь нужно внести некоторые пояснения. По всей видимости, последние опасались мести немцев и реакции местного населения, ненавидевшего оккупантов, поэтому, даже несмотря на взятки и различные посулы со стороны узников, плохо шли на контакт с узниками. Кроме того, в Треблинке не было такого замечательного организатора, как Александр Аронович Печерский, поднявший два месяца спустя успешное восстание в лагере смерти Собибор.

Немцам удалось подавить восстание и схватить часть узников, которые немедленно были казнены. Лишь немногие избежали этой участи, сумев скрыться (С. 57-70). Завершает очерк К. А. Пахалюка и М. Ю. Эдельштейна описание судеб нацистов и их пособников, которые предстали перед судом в 1965–1986 гг.

Авторы делают сравнительный анализ отношения общественности к разоблачительным процессам в ФРГ и СССР. Если военные преступники в Германии были приговорены к тюремному заключению и в ряде эпизодов оказались на свободе, то в Советском Союзе для них была уготована высшая мера наказания через расстрел.

В своей статье А. И. Шнеер, PhD in history (Израиль), весьма подробно рассматривает преступления против человечности, совершенные охранниками-вахманами [2]. Он реконструирует портреты убийц, насильников и мародеров. Задавая логический вопрос: «Кто они?»; «Почему «они это делали?». А. И. Шнеер тут же приводит подробный анализ личностных данных охраны лагерей. Выявлено, что вахманов называли обобщающим словом «украинцы», хотя в действительности даже ключевые руководящие должности занимали выходцы из разных этнических групп (С. 80). По его мнению, первыми судебными процессами против пособников врага можно считать военные трибуналы 65-й армии 1-го Белорусского фронта, 2-го Белорусского фронта и 8-й гвардейской армии, происходившие соответственно в октябре 1944 г. – феврале 1945 г. (С. 78). Последний судебный процесс над вахманами прошел в 1988 г. По итогам изучения разоблачительных процессов автор утверждает, что из более 240 вахманов, подвергшихся наказанию, 45 человек были приговорены к высшей мере наказания (С. 97).

Уделяя особое внимание проблеме Холокоста, А. И. Шнеер последовательно описывает процессы прибытия в лагерь, разгрузки вагонов с прибывающими евреями и принудительное размещение узников в бараках (С. 84). При этом он отмечает, что жертвы нацистского режима не мирились со своей судьбой, а по возможности оказывали Сопротивление (это, в частности, демонстрирует эпизод с взорвавшейся гранатой (С. 85)). Процесс расстрела жертв нацизма напоминал заводской конвейер и представлял собой технологию, которая применялась во всех лагерях смерти. Узников подводили к краю расстрельной ямы и по очереди расстреливали. Неподалеку организовывали крематорий, где трупы казненных сжигали (С. 86). Другим способом уничтожения узников служили душегубки. Анализируя документы судебных процессов над вахманами, А. И. Шнеер раскрывает детали уничтожения евреев: обреченных запускали в помещение, где работали так называемые «мотористы» (открывались и закрывались вентиля, по которым отработанный газ поступал в камеры с обреченными людьми (С. 88)).

Создавая психологические портреты мародеров и убийц, А. И. Шнеер фиксирует, что их верность и преданность германской администрации основывалась на животном страхе за свою жизнь. Охранники в любое время могли быть подвергнуты наказанию, а то и ликвидированы за малейшую провинность. Поэтому при малейшей возможности они старались покинуть лагерь (С. 93).

Независимый исследователь С. В. Романов в своей публикации обращается к теме лагеря смерти Треблинка и фактору отрицания Холокоста, давая решительный отпор т. н. «ревизионистам» истории. Говоря о псевдокритическом анализе ключевых документов Катастрофы, исследователь подчеркивает, как отрицатели фальсифицируют данные, намереваясь убрать ответственность с нацистского тоталитарного режима и переложить ее на страны антигитлеровской коалиции, что само по себе является абсурдом. Автор приводит наиболее значимые (по его мнению) документы. Они свидетельствуют о нацистских преступлениях в Треблинке. Анализируются следующие документы: расследования судьи Здислава Лукашевича (С. 127), телеграмма от 15 января 1943 г. штурмбаннфюрера СС Германа Хёфле оберштурмбаннфюреру Францу Хайму в Краков, дневниковые записи Йозефа Геббельса (С. 128-129), сообщение в военном дневнике обер-квартирмейстера военного главнокомандующего в Генерал-губернаторстве. Привлечены и материалы Государственного архива Российской Федерации.

С. В. Романов тщательно анализирует позицию отрицателей Холокоста через призму задокументированных показаний о зверствах нацистов. Им подвергаются критике концепции К. Маттоньо, Ю. Графа и Т. Кьюза, позволяющих себе считать, что истребление евреев в «газовых камерах» являлось историческим мифом, созданным Сталиным (С. 134). Эти псевдоисторики в тщетных попытках дискредитации свидетельских показаний о произошедшей трагедии ставят под вопрос и саму технологию сожжения тел погибших узников концлагеря Треблинка (С. 137).

Автор выделил несколько категорий свидетелей, показания которых наиболее подходили для фальсификации тех или иных событий:

1) удаленные свидетели – непосредственно не находившиеся на месте преступлений, но передававшие искаженную, хотя отчасти верную информацию о происходившем;

2) местные польские жители – находившиеся близко от произошедших событий, но не владевшие конкретной информацией;

3) евреи – находившиеся в самой зоне уничтожения, являвшиеся непосредственными свидетелями убийства невинных людей;

4) эсэсовцы и охранники-травниковцы – непосредственные исполнители массовых убийств, в большинстве случаев умерщвлявшие своих жертв с помощью газовых камер.

Автор обращает внимание на то, что показания свидетелей и непосредственных палачей, пытавшихся обелить всё происходящее в Треблинке, взяты фальсификаторами за основу и подобраны выборочно. По сути, отрицатели пытаются «мнимой дискредитацией отбросить все имеющиеся на сегодняшний день доказательства», – суммирует автор. А это не имеет абсолютно никакого отношения к реконструкции событий трагического прошлого истории Второй мировой войны.

Во втором разделе представлены воспоминания Я. Верника и С. Вилленберга. Они последовательно излагают историю нацистского лагеря смерти, с момента создания до его ликвидации. Материалы, переведенные с польского и иврита, публикуются впервые. Они убедительно свидетельствуют не только о размахе нацистских преступлений, но и раскрывают информацию о соучастниках, о всех тех, кого в странах Восточной Европы сейчас пытаются реабилитировать и даже иногда возвести в пантеон национальных героев.

В третьем разделе авторами-составителями приводятся материалы советских следственных органов о треблинских лагерях из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), ранее недоступные отечественной исторической науке. Эти документы освещают масштаб нацистских преступлений и позволяют оценить роль коллаборационистов, выходцев из стран Восточной Европы и СССР в работе лагеря смерти Треблинка, что полностью парирует попытки отрицателей Холокоста.

Проанализировав опубликованный сборник, можно заключить, что авторы проделали поистине колоссальную работу. Впервые в отечественной историографии они описали в деталях создание, функционирование, систему охраны, механизм уничтожения узников в лагере смерти Треблинка в годы Второй мировой войны. Издание, дополненное массивом впервые опубликованных и ранее неизвестных читателю источников из архивных фондов Российской Федерации, Израиля, Польши, доказывает, что нацистские преступления не имеют абсолютно никаких сроков давности. Память о трагедии Треблинки – это часть российской современной исторической памяти о Великой Отечественной войне и должна быть представлена в ней надлежащим образом.


[1] На отрицавшего Холокост профессора из Петербурга завели уголовное дело. URL: https://www.bbc.com/russian/news-56528338 (дата обращения: 15.10.2021)

[2] Право на владу. Бабин Яр: тут розстріляли НАС... URL: https://www.youtube.com/watch?v=mMQCfLwkIjI&ab_channel=ТСН (дата обращения: 15.10.2021). В этой передаче А. И. Шнеер дает суммарную оценку израильской историографии о проблеме соучастия граждан Восточной Европы (в т. ч. бывшего СССР) в трагедии Холокоста, что современными украинскими практически историками нивелируется.


Вячеслав Александрович Иванов – кандидат исторических наук, младший научный сотрудник ГБУ РК «Центрального музея Тавриды»; отдела «Мемориала жертвам фашистской оккупации Крыма 1941–1944 гг. «Концлагерь "Красный»; старший преподаватель кафедры философии, культурологии и гуманитарных дисциплин ГБОУ ВО РК «Крымского университета культуры, искусств и туризма» (по совместительству).


Vyacheslav A. Ivanov, SBI RC «Central Museum of Tavrida», Department Memorial to the victims of the fascist occupation of Crimea 1941–1944, Concentration camp «Krasny»; Senior Lecturer of the Department of Philosophy, Culturology and Humanitarian Disciplines of the State Budgetary Educational Institution of Higher Education of the Republic of Crimea «Crimean University of Culture, Arts and Tourism» (concurrently).


83 просмотра