top of page

Д. А. Боровков Рец.: Г. П. Мельников “Чешская общественно-историческая мысль Средневековья и ...








Д. А. Боровков Рец.: Г. П. Мельников “Чешская общественно-историческая мысль Средневековья и Раннего Нового времени” (М.: Индрик, 2022, 536 c., илл.).





28.06.2023




В рецензии рассматриваются ключевые аспекты чешской средневековой хронистики, связанные с трансформацией исторических представлений “Чешской хроники” Козьмы Пражского в XIV – XVI вв., произошедшей под влиянием культурной политики Карла IV Люксембурга и последующих реформационных движений.

Ключевые слова: Г.П. Мельников, Св. Вацлав, Козьма Пражский, Карл IV.

Сведения об авторе: Боровков Дмитрий Александрович – кандидат исторических наук; brancaleone85@mail.ru


D. A. Borovkov Rev.: G. P. Melnikov. “Czech Socio-Historical Thought of the Middle Ages and Early Modern Period” (M.: Indrik, 2022, 536 pp.).

The review examines the key aspects of the Czech medieval chronicle related to the transformation of the historical ideas of the “Czech Chronicle” by Kozma of Prague in the 14th – 16th centuries, which occurred under the influence of the cultural policy of Charles IV of Luxembourg and subsequent reform movements.

Keywords: G. Melnikov, St. Vaclav, Cosmas of Prague, Karl IV.

Borovkov Dmitry – Cand. in history, brancaleone85@mail.ru


Монография Г. П. Мельникова “Чешская общественно-историческая мысль Средневековья и Раннего Нового времени” посвящена реконструкции общественно-политических взглядов чешских хронистов XII – XVI вв. Основанная, по большей части, на ранее опубликованных статьях по средневековой чешской хронографии, она представляет своего рода summa summarum предшествующих исследований автора.

Первая глава монографии “Монарх и общество в чешском государстве XII в. глазами хронистов” посвящена реконструкции взглядов чешских хронистов XII в. (т. н. продолжателей Козьмы Пражского — Сазавского монаха, Вышеградского каноника и др.) на междукняжескую борьбу в роду Пршемысловцев, взаимоотношения князей и знати, князей и церкви, князей и императоров Священной Римской империи (которых автор на с. 37 не вполне точно также именует “римскими королями”, не говоря о том, что это был официальный титул германских королей и звучал он как “король римлян”).

Вторая глава монографии “Чешская этатизационная легенда в средневековой хронистике” посвящена исследованию трансформации легенд о начале чешского государства, связанных с легендарными фигурами Пшемысла и Лябуше в “Чешской хронике” Козьмы Пражского и в хрониках его продолжателей XIV в. Это единственный детально проанализированный в книге сюжет из “Чешской хроники” Козьмы. Более поздние известия, в том числе относящиеся к репрезентации Козьмой перипетий междукняжеских отношений X–XI вв. в роду Пршемысловцев, к сожалению, остались за пределами внимания автора, несмотря на наличие ряда интересных сюжетов этого периода. Лишь частично этот пробел компенсирован в третьей главе книги “Чешская общественная и историческая мысль XIV в.”, первая часть которой посвящена изучению первой стихотворной хроники на чешском языке — хроники т.н. Далимила, составленной в начале XIV в.

Большая часть третьей главы посвящена анализу хроник, относящихся ко времени правления чешского и германского короля (1346 – 1378 гг.) и императора Священной Римской империи (c 1355 г.) Карла IV Люксембурга — это хроники Франтишека Пражского, Бенеша Крабицы, Пршибика Пулкавы и итальянца Джованни Мариньолы, по большей части апологетично настроенные по отношению к репрезентации деятельности этого монарха. В этой же главе рассматриваются и произведения самого Карла — “Автобиография” (ее перевод на русский язык был опубликован в 1995 и 2009 гг.), “Моралии” и “Житие св. Вацлава”, которые также представляют, соответственно, светскую и церковную апологию императора (реинтерпретировавшего агиографическую традицию житий Святовацлавского цикла в интересах династии Люксембургов). Не обойдены вниманием и памятники законодательной деятельности монарха — “Уложение о коронации чешского короля” (1347 г.), грамота об основании Пражского (Карлова) университета (1348 г.), свод законов чешского королевства Maiestas Carolina, “Золотая булла” 1356 г. и т.д. Наряду с письменными источниками автор анализирует в этой главе памятники изобразительного искусства эпохи Карла IV. Неточна датировка избрания Карла в германские короли 1348 г. на с. 171, поскольку это событие произошло в 1346 г., еще при жизни его предшественника и политического конкурента Людвига Баварского из рода Виттельсбахов.

Четвертая глава “Этно-историческое сознание чехов в гуситскую эпоху” посвящена реконструкции идеологической панорамы реформационного движения, сложившегося вокруг церковного реформатора Яна Гуса в начале XV в. на фоне культурно-политического чешско-немецкого соперничества. В центре внимания автора, который вслед за современной чешской историографией пытается преодолеть стереотипы, сложившиеся при реконструкции этого процесса в XIX – XX вв. (что особо касается событий, предшествовавших возникновению гуситского движения), находится вызванный этим движением религиозный раскол чешской нации, благодаря которому появился ряд литературно-исторических памятников гуситского толка.

Своеобразным продолжением этой темы является пятая глава книги “Концепт чешской истории в Раннее Новое время”, в которой рассматривается католическая и протестантская историография Чехии XVI в., представленная в книге, с одной стороны, на примере “Чешской хроники” Вацлава Гаека из Либочан, а с другой стороны — на примере “Чешского государства” Павла Странского, появившейся в начале XVII в. Здесь в центре внимания автора находится как трансформация репрезентации средневековой чешской истории этими хронистами в зависимости от конфессиональных предпочтений, так и события XVI в., связанные с окончательным утверждением у власти династии Габсбургов в лице короля Фердинанда I.

Вызывает удивление то обстоятельство, что в книге не упомянут Сикст из Оттерсдорфа, чья хроника об антигабсбургском восстании 1547 г. в Чехии была переведена на русский язык и опубликована Г. П. Мельниковым в 1989 г. Определенная избирательность текстов и исследуемых на их основании сюжетов (о которой сам автор неоднократно пишет в тексте) является некоторым недостатком работы, которая, в целом, представляется важной и плодотворной, благодаря оригинальному методологическому подходу к проблеме изменения репрезентаций ранней и средневековой истории Чехии в нарративных памятниках позднего Средневековья и Раннего Нового времени.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.



107 просмотров

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page