top of page

В.А. Сомов Новая книга о политике и идеологии СССР в 1939-1941 гг. Рец.: Советская политика и...








В.А. Сомов Новая книга о политике и идеологии СССР в 1939-1941 гг. Рец.: Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. 184 с.













7.04.2023




Вниманию читателей предлагается рецензия на сборник статей, посвященный дискуссионным аспектам истории внешней политики СССР предвоенного периода (1939-1941 гг.). Автор отмечает как позитивные стороны научной работы, так и аспекты, требующие более серьезного и внимательного изучения.

Ключевые слова: Вторая мировая война, СССР, внешняя политика, идеология.

Сведения об авторе: Сомов Владимир Александрович, доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры теории и истории права, государства и судебной власти Приволжского филиала Российского государственного Университета правосудия. 603022 Россия, Нижний Новгород, проспект Гагарина д. 17 А

Контактная информация: somoff33@yandex.ru


Somov Vladimir A.

New book about the politics and ideology of the USSR in 1939-1941.


Readers are invited to review a collection of articles devoted to debatable aspects of the history of the foreign policy of the USSR in the pre-war period (1939-1941). The author notes both the positive aspects of scientific work, and aspects that require more serious and careful study.

Key words: World War II, USSR, foreign policy, ideology.

About the author: Somov Vladimir A. Doctor of History. Professor of the Department of Theory and History of Law, State and Judicial Power of the Volga Branch of the Russian State University of Justice. Gagarin Avenue, 17а, Russia 603022

Contact Information: somoff33@yandex.ru


История внешней политики СССР предвоенного периода продолжает оставаться одной из самых сложных страниц, важных для научного исследования и переосмысления. Конструктивному разрешению вопроса о ее характере, а также о содержании советской пропаганды во многом может способствовать появление сборника, авторы которого объединены задачей изучения их в контексте международных отношений начального этапа Второй мировой войны[1]. В издание вошли ранее не публиковавшиеся статьи российских историков д.и.н. В.А. Невежина и к.и.н. В.А. Токарева, а также независимого израильского исследователя А. Либина, в которых основное внимание обращено на различные аспекты непростых взаимоотношений СССР с зарубежными странами, в первую очередь, – с Германией и Великобританией.

Тематически и хронологически оно является продолжением аналогичного сборника, в котором были рассмотрены важнейшие события международно-правового и идейно-политического характера, связанные с генезисом Второй мировой войны[2]. В качестве организационного подхода к исследованию в нем был избран принцип сочетания активных архивных изысканий и нетривиального взгляда на, казалось бы, устоявшиеся в историографии трактовки исследуемых событий. По этому принципу выполнено и рецензируемое издание.

В статье В.А. Токарева[3] раскрывается точка зрения относительно смысла и сущности «польского» дискурса в контексте наиболее политизированной проблемы международных отношений преддверия Второй мировой войны – Секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 г., который, как пишет автор, «был пронизан антипольской парадигмой, так сказать, в ее критическом объеме»[4]. Оценивая и сам секретный дополнительный протокол, и его подготовку, в той части, которая касалась Польши, как «результат рецидива антипольской парадигмы»[5], В.А. Токарев обращает внимание на слабую проработанность данного документа советской стороной с точки зрения военно-стратегического планирования. Это, по мнению автора, «указывает либо на непродуманность вопроса, либо на отсутствие у советского руководства необходимых рекомендаций военных специалистов»[6]. Возможным объяснением такого положения исследователю представляется «парадоксальность» сталинского решения «по обеспечению внешней безопасности СССР за счет вероятного раздела Польши», в результате чего сам протокол в его «польской» части имел признаки «импровизации». Это и предопределило его скрытую опасность для СССР в виде «западни», которую в качестве «территориального приза» германская дипломатия предложила, а советская сторона «самонадеянно» и «опрометчиво» приняла, пойдя на компромисс «с нацистской Германией в пределах антипольской парадигмы»[7]. Как видно, ключевым определением статьи является словосочетание «антипольская парадигма» – именно оно, точнее его смысл, являются для автора основным аргументом, объясняющим если не всё, то многое в феномене «польского дискурса» в рамках секретного дополнительного протокола.

Это словосочетание требует определенных и весьма существенных пояснений. Без них авторская аргументация выглядит, откровенно говоря, достаточно уязвимой. Трудно представить, что, учитывая неоднократно озвученное И.В. Сталиным в 1930-е гг. отрицательное отношение к Германии и фашизму, он всерьез рассчитывал на долговременное сохранение международного положения, зафиксированного Пактом о ненападении, а, следовательно, и на действие Секретного дополнительного протокола к нему. Поэтому нам представляются лишенными бесспорных оснований рассуждения о «территориальном призе» в виде Польши, поскольку обладание таким «призом» исторически оборачивалось для России одними неприятностями. Более обоснованной, на наш взгляд, является устоявшаяся точка зрения, согласно которой главная цель подписания обоих упомянутых документов – отсрочить начало войны с Германией – вне какой-либо «антипольской парадигмы», историческое существование которой в качестве одного из мотивов советской дипломатии нуждается в серьезном доказательстве.

Следующую статью В.А. Токарев посвятил герменевтическому анализу лексемы «сфера интересов» в контексте советско-германских дипломатических контактов предвоенного периода[8]. Она представляет безусловный интерес с точки зрения юридико-лингвистических характеристик дипломатической активности СССР и ее политико-правовых последствий. Автор справедливо отмечает: «Неверно подобранный ‟ключ” направляет человека по ложному пути. Отсюда – искаженное представление о прошлом»[9]. «Ключом» к пониманию советско-германского сближения в 1939 г. автор, очевидно, избирает тезис об осознании И.В. Сталиным и В.М. Молотовым на момент подписания Договора о ненападении с Германией своей конечной цели, которую они связывали со сферами интересов – предотвращением беспредельной германской экспансии в Восточной Европе, советизацией соседних территорий и выдвижением границ СССР на запад[10].

Дискуссия о целях внешней политики Советского Союза предвоенного периода далеко не нова. Ее участники выдвигали и пытались обосновать самые различные гипотезы. В ближайшее время, очевидно, она будет оставаться одной из самых острых в историографии событий преддверия Второй мировой войны. Не ставя задачей участия в этой дискуссии, отметим лишь, что оценка исторических событий, основанная на известных исследователю последствиях, не всегда способствует достижению научной истины: как говорят юристы, «впоследствии не значит вследствие».

Определенный интерес представляет пространная статья А. Либина, которая посвящена изучению мотивации государственных лидеров в принятии политических решений[11]. На более чем 50-ти страницах автор в историко-повествовательном стиле излагает свое видение генезиса предвоенных событий, среди которых главнейшим, по мнению Либина, являлся фактор «антисемитизма Гитлера»[12]. Именно эта «ментальная установка» стала решающей в действиях Германии по подготовке нападения на СССР, поскольку «на чисто рациональной основе нельзя было прийти к решению вторгнуться в Россию»[13]. Используя в качестве подтверждения своей концепции комплекс опубликованных материалов (в основном – публикаций на английском и немецком языках), автор вполне логично и аргументированно, хотя и не всегда в русле научной новизны, обосновывает логику развития советско-германского конфликта прежде всего стремлением Гитлера «окончательно решить еврейский вопрос»[14]. Нельзя при этом не отметить, что ряд аспектов проблемы, затрагиваемых в статье, остается пока малоперспективным для общепризнанного научного разрешения. Однако для А. Либина они, очевидно, не представляются таковыми.

В частности, вопрос об аресте жены В.М. Молотова П.С. Жемчужиной, занимавшей должность наркома рыбной промышленности, автор рассматривает как «затеянную по указанию Сталина провокацию»[15], при этом не пытаясь объяснить, в чем он видит ее главную цель. Даже мнение О.В. Хлевнюка о желании с помощью ареста жены «поставить на место» «упрямого и несговорчивого» Молотова, приводимое В.А. Невежиным в комментариях к статье А. Либина, не имеет ожидаемого исчерпывающего эффекта[16], поскольку порождает новые вопросы о степени, причинах и смысловом содержании «упрямства и несговорчивости» В.М. Молотова.

Тем не менее содержательные комментарии В.А. Невежина[17], по сути, существенно дополняют статью А. Либина в части расширения источниковой базы и придают ей большую значимость и научный «вес». Особый интерес представляет анализ сталинских маргиналий на рукописном варианте отчета о беседе В.М. Молотова и И. Риббентропа 12 ноября 1940 г. Этот документ был выявлен В.А. Невежиным в личном архивном фонде И.В. Сталина в РГАСПИ.

Одной из наиболее важных научных проблем генезиса вооруженного конфликта, начавшегося между мировыми державами в 1939 г., является вопрос о принципиальной решимости СССР вести наступательную войну. Очевидно, что в случае положительного ответа на этот вопрос, Советский Союз мог бы выглядеть в исторической ретроспективе уже не только как жертва агрессии, но и как государство, упустившее момент для начала своего собственного выступления. Научная дискуссия по этому вопросу практически никогда не была лишена политической конъюнктуры, но это – предмет отдельного разговора.

В рецензируемом издании этому вопросу посвящена статья В.А. Невежина, который анализирует документ Главного политического управления РККА[18]. Рассматриваемый в контексте выступления И.В. Сталина перед выпускниками военных академий РККА 5 мая 1941 г., этот пропагандистский документ, по мнению автора, явился своеобразным ответом идеологического аппарата на сталинские высказывания о возможности ведения наступательной войны против Германии[19]. Анализ полного текста доклада ГУППКА представляет несомненный интерес для историков в качестве источника, отражающего один из возможных, но не реализованных вариантов внешнеполитической активности СССР, возникших ввиду нарастания военной опасности со стороны Германии. Причины того, что этот вариант не был реализован (на документе осталась резолюция начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г.Ф. Александрова «В архив»), могут быть связаны с различными обстоятельствами – от технической возможности его реализации, которая, как известно из ряда публикаций, была еще не в полной мере достигнута[20], до личной позиции И.В. Сталина, вспомнившего про данное им 24 августа 1939 г. И. Риббентропу честное слово, «что Советский Союз никогда не предаст своего партнера»[21]. В свое время В.А. Невежин высказал мысль о наличии в советской пропаганде идеи наступательной войны[22], что лишний раз подтверждается, по его мнению, содержанием анализируемого доклада ГУППКА.

Позволим себе в рамках рецензии присоединиться к мнению о том, что целевой аудиторией речи И.В. Сталина 5 мая 1941 г., а также появившихся после нее «наступательных» пропагандистских текстов было, главным образом, хотя и не напрямую, германское военно-политическое руководство, а их целью – отсрочка на желательно больший срок неизбежного нападения Германии путем придания намерениям СССР характера полной готовности к ведению собственных наступательных операций вопреки сложившемуся идеологическому стереотипу «миролюбивого» государства.

Можно сказать, что указания в докладе ГУППКА на преимущества Красной Армии[23] и перечисление на нескольких страницах «серьезных трудностей», с которыми сталкивается Германия[24], а также прямое упоминание «поучительной судьбы» Наполеона, «после неудачи в войне с Россией, сброшенного объединенным наступлением… народов»[25], служили цели предупредительного «останавливающего» действия. В этом случае данный документ можно рассматривать не столько как идеологический акт, сколько в качестве элемента системной информационной войны, так или иначе имевшей для СССР ожидаемый результат.

Косвенно подтверждает это суждение и материал заключительной статьи рецензируемого издания, в котором В.А. Невежин анализирует обширный комплекс доступных источников, содержащих информацию об одном из самых загадочных актов дипломатического противостояния ведущих европейских держав – перелете Р. Гесса из Германии в Англию 10 мая 1941 г.[26]. Эта статья является составной частью мини-трилогии Невежина о «деле Гесса»[27].

Большинство использованных в ней архивных документов из фондов РГАСПИ и АВП РФ выявлено и впервые введено в научный оборот автором. В результате тщательного сопоставительно-текстуального и проблемно-хронологического анализа всех имеющихся в его распоряжении материалов В.А. Невежин констатирует открытость вопросов о полноте сведений относительно перелета Р. Гесса и возможных предпринятых в связи с этим политических действиях Кремля[28]. Думается, что отсутствие (временное?) упоминаний в источниках о какой-либо конкретной политической реакции со стороны советского руководства может служить подтверждением версии о неоднозначном характере выступления И.В. Сталина 5 мая 1941 г., целью которого было спровоцировать Германию на корректировку своей позиции, неизбежно занявшую бы определенное время, чего и ожидал Советский Союз. Этим же объясняется отсутствие в известных источниках оснований «для выводов о том, что в Кремле были обеспокоены или встревожены полетом Гесса в Англию»[29]. То есть этот полет был для советского руководства неожиданным, но ожидаемым, поэтому и не вызвал серьезного беспокойства. Впрочем, как справедливо замечает В.А. Невежин, только дальнейшие изыскания по «делу Гесса» помогут получить ответы на эти непростые вопросы[30].

При наличии немалой доли эмоциональности, политизированности, субъективности восприятия исследователями вышеизложенных сюжетов, только беспристрастные работы могут быть отнесены к разряду тех, что составляют подлинно научную историографию начального периода Второй мировой войны.

Рецензируемый сборник статей, как представляется, по праву займет достойное место в ряду изданий подобного рода.




Список литературы

1. Герасимов Г.И. «Артиллерия… остается мощным и решающим фактором в войне». Количественно-качественная характеристика артиллерии РККА (1925-июнь 1941) // Военно-исторический журнал. 2019. №3. С.28-34.

2. Гребенюк А.В. РККА накануне Великой Отечественной войны // Вестник МГИМО. 2010. №2(11). С.5-38.

3. Киличенков А.А. Сталин и развитие танковых вооружений Красной Армии в 1930-е – 1940-х гг. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия История России. 2019. Т.8. №4. С.962-984.

4. Либин А. Гитлер vs Сталин: между двумя «пророчествами» // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. С. 48-102.

5. Невежин В.А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боев», 1939-1941 гг. М.: АИРО-XXI, 1997. 288 с.

6. Невежин В.А. Если завтра в поход…». Подготовка к войне и идеологическая пропаганда в 30-х – 40-х годах. М.: Эксмо, Яуза., 2007. 316 с.

7. Невежин В.А. «СССР может перейти в наступление против империалистических держав». Пропагандистский документ Главпура кануна войны // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. С. 119-149.

8. Невежин В.А. Комментарии к статье А. Либина «Гитлер vs: Сталин: между двумя «пророчествами» // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. С. 103-118.

9. Невежин В.А. Реакция советского руководства на полет Р. Гесса в Англию (май-июнь 1941г.) // Исторический вестник. 2022. Т. 41. С. 96-117.

10. Невежин В.А. Речь Сталина 5 мая 1941 года и апология наступательной войны // Отечественная история. 1995. №2. С. 54-69.

11. Невежин В.А. Советские источники мая-июня 1941 г. о полете Р. Гесса в Англию // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. С. 150-182.

12. Невежин В.А. Сталин о войне. Застольные речи 1933-1945. М.: Яуза, 2007. 318 с.

13. Невежин В.А. Что могло знать советское руководство о «случае с Гессом» в мае-июне 1941 г.: версии и факты // Историческая экспертиза. 2021. №3. С. 190-205;

14. Советская внешняя политика и дипломатия 1939 – 1941 гг.: нетривиальный взгляд на события. М.: АИРО-ХХI. 2019. 192 с.

15. Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. 184 с.

16. Токарев В.А. «Польский» дискурс секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между СССР и Германией // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. С.7-22.

17. Токарев В.А. Лексема «сфера интересов» в контексте советско-германского сближения 1939 г.: политико-правовые аспекты // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. С.23-47.

18. Шепова Н.Я. Был ли готов СССР к ведению Великой Отечественной войны? // Вестник МГИМО. 2011. №2(17). С.96-108.


References

1. Gerasimov G.I. «Artilleriia… ostaetsia moshchnym i reshaiushchim faktorom v voine». Kolichestvenno-kachestvennaia kharakteristika artillerii RKKA (1925-iiun 1941) ["Artillery ... remains a powerful and decisive factor in the war." Quantitative and qualitative characteristics of the artillery of the Red Army (1925-June 1941)]. Voenno-istoricheskii zhurnal [Military history magazine], 2019, no.3, pp.28-34.

2. Grebeniuk A.V. RKKA nakanune Velikoi Otechestvennoi voiny [Red Army on the eve of the Great Patriotic War]. Vestnik MGIMO [Bulletin of MGIMO], 2010, no.2 (11), pp.5-38.

3. Kilichenkov A.A. Stalin i razvitie tankovykh vooruzhenii Krasnoi Armii v 1930-e – 1940-kh gg. [Stalin and the development of tank weapons of the Red Army in the 1930s - 1940s.]. Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriia Istoriia Rossii [Bulletin of the Peoples' Friendship University of Russia. Series History of Russia], 2019, vol.8, no 4, pp.962-984.

4. Libin A. Gitler vs Stalin: mezhdu dvumia «prorochestvami» [Hitler vs Stalin: between two "prophecies"]. Sovetskaia politika i propaganda 1939-1941 gg.: Dokumenty, fakty, versii [Soviet policy and propaganda 1939-1941: Documents, facts, versions]. Moscow, Kvadriga Publ., 2022, pp. 48-102.

5. Nevezhin V.A. Sindrom nastupatelnoi voiny. Sovetskaia propaganda v preddverii «sviashchennykh boev», 1939-1941 gg. [Offensive War Syndrome. Soviet propaganda on the eve of the "holy battles", 1939-1941]. Moscow, AIRO-XXI Publ., 1997, 288 p.

6. Nevezhin V.A. «Esli zavtra v pokhod…». Podgotovka k voine i ideologicheskaia propaganda v 30-kh – 40-kh godakh [If the hike is tomorrow…". Preparation for war and ideological propaganda in the 30s-40s]. Moscow, Eksmo, Iauza Publ., 2007, 316 p.

7. Nevezhin V.A. «SSSR mozhet pereiti v nastuplenie protiv imperialisticheskikh derzhav». Propagandistskii dokument Glavpura kanuna voiny ["The USSR can go on the offensive against the imperialist powers." Propaganda document of Glavpur on the eve of the war]. Sovetskaia politika i propaganda 1939-1941 gg.: Dokumenty, fakty, versii [Soviet policy and propaganda 1939-1941: Documents, facts, versions]. Moscow, Kvadriga Publ., 2022, pp. 119-149.

8. Nevezhin V.A. Kommentarii k state A. Libina «Gitler vs: Stalin: mezhdu dvumia «prorochestvami» [Comments on A. Libin's article "Hitler vs: Stalin: between two "prophecies"]. Sovetskaia politika i propaganda 1939-1941 gg.: Dokumenty, fakty, versii [Soviet policy and propaganda 1939-1941: Documents, facts, versions]. Moscow, Kvadriga Publ., 2022, pp. 103-118.

9. Nevezhin V.A. Reaktsiia sovetskogo rukovodstva na polet R. Gessa v Angliiu (mai-iiun 1941g.) [The reaction of the Soviet leadership to the flight of R. Hess to England (May-June 1941)]. Istoricheskii vestnik [Historical messenger], 2022, vol. 41, pp. 96-117.

10. Nevezhin V.A. Rech Stalina 5 maia 1941 goda i apologiia nastupatelnoi voiny [Stalin's speech on May 5, 1941 and an apology for the offensive war]. Otechestvennaia istoriia [National history], 1995, no. 2, pp. 54-69.

11. Nevezhin V.A. Sovetskie istochniki maia-iiunia 1941 g. o polete R. Gessa v Angliiu [Soviet sources of May-June 1941 about the flight of R. Hess to England]. Sovetskaia politika i propaganda 1939-1941 gg.: Dokumenty, fakty, versii [Soviet policy and propaganda 1939-1941: Documents, facts, versions]. Moscow, Kvadriga Publ., 2022, pp. 150-182.

12. Nevezhin V.A. Stalin o voine. Zastolnye rechi 1933-1945 [Stalin about the war. Table speeches 1933-1945]. Moscow, Iauza Publ., 2007. 318 p.

13. Nevezhin V.A. Chto moglo znat sovetskoe rukovodstvo o «sluchae s Gessom» v mae-iiune 1941 g.: versii i fakty [What could the Soviet leadership know about the "case with Hess" in May-June 1941: versions and facts]. Istoricheskaia ekspertiza [Historical expertise], 2021, no. 3. pp. 190-205.

14. Sovetskaia vneshniaia politika i diplomatiia 1939 – 1941 gg.: netrivialnyi vzgliad na sobytiia [Soviet foreign policy and diplomacy 1939-1941: a non-trivial view of events]. Moscow, AIRO-XXI Publ., 2019. 192 p.

15. Sovetskaia politika i propaganda 1939-1941 gg.: Dokumenty, fakty, versii [Soviet policy and propaganda 1939-1941: Documents, facts, versions]. Moscow, Kvadriga Publ., 2022. 184 p.

16. Tokarev V.A. «Polskii» diskurs sekretnogo dopolnitelnogo protokola k Dogovoru o nenapadenii mezhdu SSSR i Germaniei ["Polish" discourse of the secret additional protocol to the Non-Aggression Pact between the USSR and Germany]. Sovetskaia politika i propaganda 1939-1941 gg.: Dokumenty, fakty, versii [Soviet policy and propaganda 1939-1941: Documents, facts, versions]. Moscow, Kvadriga Publ., 2022, pp.7-22.

17. Tokarev V.A. Leksema «sfera interesov» v kontekste sovetsko-germanskogo sblizheniia 1939 g.: politiko-pravovye aspekty [The lexeme "sphere of interest" in the context of the Soviet-German rapprochement in 1939: political and legal aspects]. Sovetskaia politika i propaganda 1939-1941 gg.: Dokumenty, fakty, versii [Soviet policy and propaganda 1939-1941: Documents, facts, versions]. Moscow, Kvadriga Publ., 2022, pp.23-47.

18. Shepova N.Ia. Byl li gotov SSSR k vedeniiu Velikoi Otechestvennoi voiny? [Was the USSR ready to conduct the Great Patriotic War?]. Vestnik MGIMO [Bulletin of MGIMO], 2011, no. 2(17), pp. 96-108.

[1] Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. 184 с. [2] Советская внешняя политика и дипломатия 1939 – 1941 гг.: нетривиальный взгляд на события. М.: АИРО–ХХI. 2019. 192 с. [3] Токарев В.А. «Польский» дискурс секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между СССР и Германией // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг.: Документы, факты, версии. М.: Квадрига, 2022. С.7-22. [4] Там же. С.15. [5] Там же. С.22. [6] Там же. С.19. [7] Там же. С. 22 [8] Токарев В.А. Лексема «сфера интересов» в контексте советско-германского сближения 1939 г.: политико-правовые аспекты // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг… С.23-47. [9] Там же. С.23. [10] Там же. С.45. [11] Либин А. Гитлер vs Сталин: между двумя «пророчествами» // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг….С. 48-102. [12] Там же. С.49. [13] Там же. С.102. [14] Там же. С.49-50. [15] Там же. С.60. [16] Невежин В.А. Комментарии к статье А. Либина «Гитлер vs: Сталин: между двумя «пророчествами» // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг….С. 103. [17] Там же. С.103-118. [18] Невежин В.А. «СССР может перейти в наступление против империалистических держав». Пропагандистский документ Главпура кануна войны // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг….С. 119-149. [19] Невежин В.А. Речь Сталина 5 мая 1941 года и апология наступательной войны // Отечественная история. 1995. №2. С. 54-69. [20] Гребенюк А.В. РККА накануне Великой Отечественной войны // Вестник МГИМО. 2010. №2(11). С.5-38; Шепова Н.Я. Был ли готов СССР к ведению Великой Отечественной войны? // Вестник МГИМО. 2011. №2(17). С.96-108; Герасимов Г.И. «Артиллерия… остается мощным и решающим фактором в войне». Количественно-качественная характеристика артиллерии РККА (1925-июнь 1941) // Военно-исторический журнал. 2019. №3. С.28-34; Киличенков А.А. Сталин и развитие танковых вооружений Красной Армии в 1930-е – 1940-х гг. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия История России. 2019. Т.8. №4. С.962-984 и др. [21] Невежин В.А. Сталин о войне. Застольные речи 1933-1945. М. Яуза-Эксмо, 2007. С.109 [22] Невежин В.А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боев», 1939-1941 гг. М., 1997; Он же. Если завтра в поход…». Подготовка к войне и идеологическая пропаганда в 30-х – 40-х годах. М.., 2007. [23] Невежин В.А. «СССР может перейти в наступление против империалистических держав»… С.126. [24] Там же. С.131-137. [25] Там же. С.134. [26] Невежин В.А. Советские источники мая-июня 1941 г. о полете Р. Гесса в Англию // Советская политика и пропаганда 1939-1941 гг….С. 150-182. [27] Две другие статьи см.: Невежин В.А. Что могло знать советское руководство о «случае с Гессом» в мае-июне 1941 г.: версии и факты // Историческая экспертиза. 2021. №3. С. 190-205; Он же. Реакция советского руководства на полет Р. Гесса в Англию (май-июнь 1941г.) // Исторический вестник. 2022. Т. 41. С. 96—117. [28] Там же. С. 182. [29] Там же. С.160. [30] Там же. С.182.


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.



180 просмотров

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page