Боровков Д.А. «Киевская Русь» — трансформация историографического концепта в советской...





Боровков Д.А. «Киевская Русь» — трансформация историографического концепта в советской историографии 1920-х – 1950-х гг.



















Б.Д. Греков




В статье рассматривается проблема использования термина «Киевская Русь» в трудах советских историков 1920-х – 1950-х гг.

Ключевые слова: Киевская Русь, С. В. Юшков, Б. Д. Греков, В. В. Мавродин, А. Н. Насонов.

Сведения об авторе: Боровков Дмитрий Александрович – кандидат исторических наук; brancaleone85@mail.ru


Abstract: In the article is considered the problem of the use the concept Kievan Rus’ in the works of Soviets historians between 1920 and 1950.

Keywords: Kievan Rus’, S. Yushkov, B. Grekov, V. Mavrodin, A. Nasonov.

Borovkov Dmitry – Cand. in history, brancaleone85@mail.ru


В процессе становления советской исторической науки в 1920 – 1930-х гг. концептуальное содержание термина «Киевская Русь» изменилось. Теперь это было не региональное определение Киевской земли и не характеристика социокультурной общности, а характеристика исторического периода и сложившейся в этот период у восточных славян государственности особого типа, определение которого зависело от того, какое место эта государственность занимала в марксистской схеме социально-экономических формаций. Дискуссии между исследователями, относившими Киевскую Русь либо к рабовладельческой, либо к феодальной формации, продолжались на протяжении 1930-х гг. [Фроянов 1990, с. 230–258; Свердлов 1996, с. 187–224] на фоне уменьшения влияния М. Н. Покровского и его последователей, социологизировавших исторические процессы в ущерб конкретно-историческому содержанию. Еще до того момента как перевес в исторической науке получили приверженцы концепции генезиса феодализма в крупновотчинной форме во главе с Б. Д. Грековым, — автором многократно переиздававшейся в 1930 – 1950-х гг. монографии «Киевская Русь», — этот термин стал употребляться для характеристики феодальной государственности XI–XIII вв. в исследованиях и на русском [Юшков 1925] и на украинском языках [Рубинштейн 1930]. Таким образом, терминологическая тенденция, получившая развитие в предреволюционный период, продолжала укрепляться, хотя нельзя не отметить тот факт, что, став популярным в 1930-е гг., термин «Киевская Русь», как и в дореволюционной историографии, являлся не единственным термином, использовавшимся для характеристики восточнославянской государственности. Определенную конкуренцию в 1930 – 1940-е гг. ему составлял термин “империя Рюриковичей”, почерпнутый советскими исследователями из «Секретной истории дипломатии XVIII века» К. Маркса (1899) для определения дофеодальной государственности на Руси, характеризовавшейся «вассалитетом без ленов или ленами, состоявшими только из даней» [Маркс 1989, c. 4–5].

В трудах советских историков 1930 – 1940-х гг. этот термин сосуществовал с альтернативными терминами «Держава Рюриковичей» и «Киевское государство». Первый термин, который использовал С. В. Бахрушин для характеристики дофеодальной государственности X – первой половины XIвв. [Бахрушин 1938], получил ограниченное употребление в историографии [Греков 1949, с. 484; Базилевич 1950, с. 93–95]. Показательнее масштабное применение советскими историками термина «Киевское государство», восходящего к работам М. С. Грушевского. Проблема в том, что о непосредственном терминологическом влиянии М. С. Грушевского, как уже отмечалось в предшествующей статье, можно говорить лишь в отношении дореволюционных работ А. Е. Преснякова, тогда как в отношении работ советских исследователей можно предполагать независимое использование термина «Киевское государство», обусловленное необходимостью синхронизации феодализационного и государствообразующего процесса восточнославянского общества в рамках марксистской социологической схемы, поскольку, в соответствии с духом времени, они объявляли себя критиками “буржуазной историографии” в целом и работ М. С. Грушевского в частности. Так термин, введенный М. С. Грушевским для характеристики украинской государственности домонгольского периода, в советской историографии оказался наполнен принципиально иным содержанием, повторив в этом отношении концептуальную метаморфозу термина «Киевская Русь».

Как можно заключить из рассмотрения ключевых работ, в некоторых случаях терминологическая эквилибристика советских исследователей доходила до эклектичности. Так, Б. Д. Греков, с некоторыми оговорками принимавший терминологию Маркса, одновременно проводил аналогии между империей Карла Великого, “империей Рюриковичей” и «Киевской Русью», причем последний термин он атрибутировал и М. С. Грушевскому, для которого более употребительным был термин «Киевское государство».

«Что такое Киевская Русь? Империя ли это Рюриковичей, обнимающая все земли, находящиеся под властью Киева, включая сюда, хотя бы и с некоторыми оговорками, и Новгород, и Центральное Междуречье, как неизбежно вытекает из понимания этой империи Марксом, или же только Украина? Мне кажется, что для защиты последнего предположения нет достаточно веских аргументов. В 1904 г. М. С. Грушевский высказал упрек тем историкам, которые историю Киевской Руси склонны были рассматривать как начало общерусского исторического процесса. Упрек справедлив лишь отчасти. Конечно, Новгород имеет свою историю, точно так же, как и Ростово-Суздальская земля. Но отсюда не вытекает отрицание целого периода в истории восточноевропейского общества, когда Киев объединял огромную территорию, в состав которой входили и Новгород, и Суздаль, и Ростов. Отрицать этот факт – это равносильно отрицанию аналогичного факта в истории Западной Европы, где Франции, Германии и Италии предшествовала огромная империя Карла Великого, таившая в своих недрах зародыши этих будущих политических образований» [Греков 1937, с. 16–17].

Из этого фрагмента следует, что терминологическая новация Маркса была использована Б. Д. Грековым в качестве контраргумента против узкой националистической трактовки киевской государственности в концепции М. С. Грушевского. Термин “империя Рюриковичей”, наряду с определением «Киевское государство», использовался Б. Д. Грековым и в разных изданиях монографии “Киевская Русь” [Ср.: Греков 1939, с. 254; Греков 1944, с. 281; Греков 1949, с. 475], причем «Киевское государство», возникшее после объединения Новгорода и Киева в 882 г., в рамках его концепции выступало правопреемником «Новгородской Руси» и «Киевской Руси», в данном случае, понимавшихся в региональном смысле [Греков 1949, c. 445]. Однако в последнем издании, которое подготовил к печати исследователь, произошел отказ и от термина “империя Рюриковичей” и от термина «Киевское государство», которые были последовательно заменены на термин «Древнерусское государство», хотя в тексте, как его синоним, сохранился термин «Киевская Русь» [Греков 1953].

Аналогичный терминологический плюрализм присутствует и в работах ученика Б. Д. Грекова В. В. Мавродина. В “Очерках истории Левобережной Украины” (1940), посвященных истории Чернигово-Северской земли IX–XIV вв., он оперировал понятиями «Киевское государство» и “империя Рюриковичей” [Мавродин 2002, с. 193, 194]. В монографии “Образование древнерусского государства” наряду с этими понятиями появляются понятия «Киевской Руси» [Мавродин 1945, с. 223, 248, 287, 374 и др.] и «Киевской державы» [Мавродин 1945, c. 375], хотя, вопреки заглавию книги, предпочтение отдано не понятию «древнерусское государство», а понятию «Киевское государство», генезис которого автор вел от объединения Киева и Новгорода в 882 г. [Мавродин 1945, с. 221]. Понятием «древнерусское государство» исследователь пользовался в более поздних работах [Мавродин 1956; Мавродин 1971].

В монографии С. В. Юшкова «Очерки по истории феодализма в Киевской Руси», изданной одновременно на русском и украинском языках (1939), термин «Киевская Русь» также соседствовал с применявшимися для характеристики дофеодального периода терминами «Киевское государство» и “империя Рюриковичей”, и отождествлялся с ними [Юшков 1939, c. 26, 174, 175], но развернутого определения этих терминов исследователь не предложил, несмотря на то, что его концепция генезиса феодальных отношений отличалась структурной стройностью. Следует отметить, что в поздних его работах соотношение терминов было изменено: хотя использование термина «Киевская Русь» продолжилось, по частоте употребления оно стало уступать термину «Киевское государство», которое типологически подразделялось на «Киевское дофеодальное государство» (до середины XI в.) и «Киевское феодальное государство» [Ср.: Юшков 1946; Юшков 1949].

Затем к этому набору терминов добавилось определение «Русское феодальное государство» [Юшков 1950], которое исследователь использовал в процессе дискуссии по периодизации истории СССР, состоявшейся на страницах журнала “Вопросы истории” в 1949–1951 гг., в результате которой произошло удревнение процесса формирования феодальной государственности у восточных славян [Фроянов 1990, с. 261–271; Свердлов 1996, с. 245–248; Дубровский 2017, c. 454–471], для характеристики каковой ее участники использовали как понятие «Киевское государство» [Базилевич 1949, с. 70, 71], так и понятие «Киевская Русь» [Довженок, Брайчевский 1951, с. 60, 62, 67, 68, 77].

В вышедшей в это же время монографии “Русская земля” и образование территории древнерусского государства” А. Н. Насонов пользовался термином «Киевское государство», под каковым подразумевал «государство, образовавшееся в результате объединения русского Юга и Севера во главе с Киевом на рубеже IX–X веков», основу которого, в свою очередь, составляло «Древнее государство Среднего Поднепровья, называвшееся «Русской землей» [Насонов 1951, с. 7]. В позднейшей работе по истории начального киевского летописания (впервые опубликованной в 1959) исследователь, напротив, отдавал приоритет термину «Древнерусское государство» [Насонов 1969, с. 12, 13, 19, 42, 46, 56 и др.].

Итак, на примере работ Б. Д. Грекова, В. В. Мавродина и А. Н. Насонова с 1950-х гг. можно говорить о целенаправленном использовании термина «Древнерусское государство» для характеристики восточнославянской государственности домонгольского периода. Распространению этого термина способствовала ревизия построений советских историков после выхода в свет статьи И. В. Сталина “Марксизм и вопросы языкознания” (1950), о чем писал, например, Б. Д. Греков в статье “Генезис феодализма в России”, где термин «Древнерусское государство» был последовательно использован им впервые [Греков 1952; см. также: Свердлов 1996, с. 248–249; Дубровский 2017, c. 495–498]. Под влиянием этой сталинской работы, в частности, произошел отказ от исторических параллелей между Древней Русью и империей Карла Великого [Черепнин 1953, с. 51]. Правда, производное от этой параллели определение “империя Рюриковичей”, как и термин «Киевская Русь», не исчезли полностью из словаря советских историков (благодаря работам одного из авторов концепции “раннефеодальной монархии” Б. А. Рыбакова и его концептуального антагониста И. Я. Фроянова, разработавшего концепцию “дофеодальной” государственности), однако во второй половине XX в. эти определения в их исторических нарративах значительно потеснил термин «Древнерусское государство».




"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.




Список литературы.


Базилевич 1949 – Базилевич К. Опыт периодизации истории СССР феодального периода // Вопросы истории. №11.

Базилевич 1950 – Базилевич К. В. История СССР. От древнейших времен до конца XVII века. Курс лекций, прочитанных в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б). М.

Бахрушин 1938 – Бахрушин С. В. Держава Рюриковичей // Вестник древней истории. №2.

Греков 1937 – Греков Б. Д. Феодальные отношения в Киевском государстве. [2-е изд.]. М., Л.

Греков 1939 – Греков Б. Д. Киевская Русь [1-е изд.]. М.

Греков 1944 – Греков Б. Д. Киевская Русь [2-е изд.]. М., Л.

Греков 1949 – Греков Б. Д. Киевская Русь [3-е изд.]. М.

Греков 1952 – Греков Б. Д. Генезис феодализма в России в свете учения И. В. Сталина о базисе и надстройке // Вопросы истории. №5.

Греков 1953 – Греков Б. Д. Киевская Русь [4-е изд.]. М.

Довженок, Брайчевский 1951 – Довженок В., Брайчевский М. О времени сложения феодализма в Древней Руси // Вопросы истории. №8.

Дубровский 2017 – Дубровский А. М. Власть и историческая мысль в СССР (1930–1950-е гг.). М.

Мавродин 1945 – Мавродин В. В. Образование древнерусского государства. Л.

Мавродин 1956 – Мавродин В. В. Очерки истории СССР. Древнерусское государство. М.

Мавродин 1971 – Мавродин В. В. Образование Древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М.

Мавродин 2002 – Мавродин В. В. Очерки истории Левобережной Украины (с древнейших времен до второй половины XIV века) [2-е изд.] СПб.

Маркс 1989 – Маркс К. Разоблачения дипломатической истории XVIII века // Вопросы истории. №4.

Насонов 1951 – Насонов А. Н. “Русская земля” и об­разова­ние тер­ритории древне­русского государства. М.

Насонов 1969 – Насонов А. Н. История русского летописания. XI — начало XVIII века. Очерки и исследования. М.

Рубинштейн 1930 – Рубинштейн Н. Л. Нарис iсторii Киïвськоï Русi. Харкiв, Одеса.

Свердлов 1996 – Свердлов М. Б. Общественный строй Древней Руси в русской исторической науке XVIII—XX вв. СПб.

Фроянов 1990 – Фроянов И. Я. Киевская Русь. Очерки отечественной историографии. Л.

Черепнин 1953 – Черепнин Л. В. Основные этапы развития фео­даль­ной собственности на Руси (до XVII века) // Вопросы истории. №4.

Юшков 1925 – Юшков С. Феодальные отношения в Киевской Руси // Ученые записки Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского. Т. III. Вып. 4.

Юшков 1939 – Юшков С. В. Очерки по истории феодализма в Киевской Руси. М., Л.

Юшков 1946 – Юшков С. К вопросу о дофеодальном («варварском») государстве // Вопросы истории. №7.

Юшков 1949 – Юшков С. В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. М.

Юшков 1950 – Юшков С. К вопросу о политических формах русского государства до XIX века // Вопросы истории. №1.


















163 просмотра