Боровков Д.А. «Киевская Русь» — становление историографического концепта в историографии начала XX в






Боровков Д.А. «Киевская Русь» — становление историографического концепта в историографии начала XX века


















В статье рассматривается проблема использования термина «Киевская Русь» в трудах представителей русской исторической науки начала XX века.

Ключевые слова: Киевская Русь, В. О. Ключевский, С. Ф. Платонов, М. К. Любавский, А. Е. Пресняков, М. С. Грушевский.

Сведения об авторе: Боровков Дмитрий Александрович – кандидат исторических наук; brancaleone85@mail.ru


Abstract: In the article is considered the problem of the use the concept Kievan Rus’ in the works of Russians historians of XX century.

Keywords: Kievan Rus’, V. Klyuchevsky, S. Platonov, M. Lubavsky, A. Presnyakov, M. Hrushevsky.

Borovkov Dmitry – Cand. in history, brancaleone85@mail.ru


В предыдущей статье была продемонстрирована маргинальность термина «Киевская Русь» в трудах крупнейших русских историков XIX столетия. В этом отношении ситуация начала меняться после того как он был использован в лекционных курсах по русской истории С. Ф. Платонова и В. О. Ключевского.

“Лекции по русской истории” ученика К. Н. Бестужева-Рюмина С. Ф. Платонова, подготовленные к печати студентами Военно-артиллерийской Академии И. А. Блиновым и Р. Р. фон Раупахом, выдержали в 1899–1917 гг. 10 изданий. Уже в первом издании словосочетание «Киевская Русь» было использовано в качестве заглавия одного из разделов; употреблялось оно и в тексте. Однако следует отметить его использование преимущественно для описания событий XI–XII вв. [Платонов 1899, с. 64–65]. Для более раннего периода употреблялся термин «Киевское княжение» или «княжество» [Платонов 1899, с. 51, 55, 57]. Исследователь дал характеристику государственного устройства, подразумевавшегося под термином «Киевская Русь». Этот термин относился к правопреемнику «Киевского княжества», сформировавшемуся из «многих племенных и городских миров», которое «не могло объединиться в государство в нашем смысле слова и в XI веке распалось», поэтому, «точнее всего будет определить Киевскую Русь как совокупность многих княжений, объединенных одною династией, единством религии, племени, языка и народного самосознания. Это самосознание достоверно существовало: с его высоты народ осуждал свое политическое неустройство, осуждал князей за то, что они "несли землю розно" своими "которами", т. е. распрями, и убеждал их быть в единстве ради единой "земли Русской"», однако, «политическая связь киевского общества была слабее всех других его связей, что и было одной из самых видных причин падения Киевской Руси». [Платонов 1899, с. 70]. С одной стороны, подобные представления о религиозном и этническом единстве восходили к консервативной «триаде» С. С. Уварова – «православие, самодержавие, народность» (уже в конце 1830-х гг. ее влияние можно обнаружить в лекциях Н. Г. Устрялова). С другой стороны, они характеризовали не столько социально-политическую, сколько социокультурную общность, что сближало трактовку С. Ф. Платонова с трактовкой М. А. Максимовича.

Сходных представлений придерживался ученик С. М. Соловьева В. О. Ключевский, периодически употреблявший термин «Киевская Русь» в “Лекциях” первой половины 1870-х гг. [Ключевский 1997, с. 126, 127, 136, 141], а позже в “Курсе русской истории” (ч. 1 – 1904), где частота его употребления возросла [Ключевский 1987, с. 82, 93, 101, 131, 144, 157, 210–212]. Здесь термин также интерпретируется двояко. В политическом плане Русь – это первоначальная территория Киевской земли, а возникшее на этой территории «Киевское княжество» – первоначальная форма «Русского государства» [Ключевский 1987, с. 159, 161–163, 178]. В социокультурном плане это синоним восточнославянского единства и «колыбели русской народности», поскольку «пробуждавшееся чувство народного единства цеплялось еще за территориальные пределы земли, а не за национальные особенности народа» [Ключевский 1987, с. 213].

Термин «Киевская Русь» снискал популярность в трудах учеников В. О. Ключевского, вышедших в первые десятилетия XX в. Например, М. К. Любавский в курсе лекций по русской истории использовал его при анализе социальных и культурных аспектов, отмечая вслед за С. М. Соловьевым и его последователями, различие политического быта «Киевской Руси» с влиятельными вечевыми собраниями, продолжение которого он видел в истории «Литовской Руси», и противопоставленного ему политического быта «Суздальской Руси» с вотчинной властью князей [Любавский 2000, с. 19, 196, 198–200, 232, 235]. Периодически употреблялся термин «Киевская Русь» и в “Русской истории с древнейших времен” М. Н. Покровского для характеристики XI–XII вв. или т. н. до-удельного периода [Покровский 1913, с. 40, 130, 134, 135, 142, 144, 146, 185, 186, 209], впрочем, рядом можно заметить и термин «Киево-Новгородская Русь» [Покровский 1913, с. 219]. Но если для М. Н. Покровского «Киевская Русь» всего лишь один из многих терминов, употреблявшихся в тексте, то для его однокурсника по Московскому университету и соучастника в революционном движении Н. А. Рожкова «Киевская Русь» – это не просто проходной термин, а характеристика широкого исторического периода VI–XII вв. [Рожков 1906, c. 16], который был вынесен в подзаголовок первой части его “Обзора русской истории с социологической точки зрения”, вышедшего двумя изданиями в 1905 и 1906 гг.

С этого момента термин «Киевская Русь» начинает употребляться в качестве заглавия монографических исследований [Присёлков 1913], компилятивных сборников [Киевская Русь 1910] и лекционных курсов, среди которых следует упомянуть курс лекций А. Е. Преснякова, читавшийся в 1907–1908 и 1915–1916 гг. в Санкт-Петербургском университете [Пресняков 1938] и представляющий контраст с его магистерской диссертацией “Княжое право в Древней Руси”, где словосочетание «Киевская Русь» используется лишь пару раз [Пресняков 1909, с. 45, 62].

В “Лекциях” исследователь дал развернутую характеристику и периодизацию этого понятия: «Киевская Русь – исторический термин для обозначения вполне определенного крупного явления в истории восточного славянства: политической организации этого славянства с центром в Киеве, как она сложилась в X в. и просуществовала до середины XIIв. IX и начало X в. – период образования этой организации; вторая половина XII в. – время ее распада. Кроме этого внешнего признака – политической организации, связанной с центральным значением Киева, – так называемый Киевский период русской истории обособляется и определяется рядом других: единством особого момента в этнографической и языковой истории восточного славянства, резко отличного от предыдущего («доисторического») и последующего («удельного») периодов, единством социально-экономических признаков («примитивно-торговое государство»), общественного строя и права, духовной культуры (в области церковной жизни, письменности, искусства), наконец, в территориальных (колонизационных) условиях и международных отношениях (южная ориентация).

В общем ходе русской истории Киевская Русь имеет огромное значение как период выработки всех основ позднейшей национальной жизни, как бы далеко ни разнилось позднее дальнейшее развитие этих основ по разделении населения Киевской Руси на новые культурно-исторические типы малороссов, белорусов и великороссов. Киевская Русь впервые выработала из этнографического материала восточнославянских племен историческую народность <…>. Традиции Киевской Руси в политической и общественной жизни, в письменности и искусстве, в народном быту и праве были тем культурно-историческим фоном, на котором выросла историческая жизнь и Северной, и Юго-Западной, и Западной, литовской, Руси, видоизмененные и осложненные рядом новых и разнородных элементов» [Пресняков 1938, с. 12, 13].

Наряду с термином «Киевская Русь», в “Лекциях” А. Е. Преснякова следует отметить употребление словосочетания «Киевское государство» [Пресняков 1938, с. 67, 80, 83, 87, 105 и др.], которое являлось калькой термина «Киевская держава» [Пресняков 1938, с. 88], использовавшегося в “Истории Украины-Руси” М. С. Грушевского, о концепции которого А. Е. Пресняков говорил во вступительной лекции к курсу 1907–1908 гг. “Место «Киевского периода» в общей системе «Русской истории»” [Пресняков 1938, с. 4], из чего можно сделать вывод о терминологическом, если не об идеологическом воздействии его концепции, которое в большей степени заметно в “Лекциях” М. К. Любавского.

Выпускник Киевского университета св. Владимира М. С. Грушевский в бытность профессором Львовского университета в Австро-Венгрии (1894–1914) сформулировал концепцию, в которой преемником «Киïвськоï держави» считалась Галицко-Волынская Русь, а «Владимиро-Московское государство» рассматривалось как выросшее «на собственном корне» [Грушевский 1904], что позволяло разделить процесс возникновения и развития украинской и московской государственности. Подобное противопоставление, порывавшее с построениями малороссийской историографии XIX в., получило развитие в опубликованной в Львове на украинском языке пятитомной “Истории Украины-Руси” [Грушевский 1904–1905], которая оказала влияние на ранние работы А. Е. Преснякова. Когда некоторые работы М. С. Грушевского по истории Украины были опубликованы на русском языке, в них использовался термин «Киевское государство» [Ср.: Грушевский 1906; Грушевский 1913]. В этом отношении они контрастируют с вышедшей в свет в то же время “Историей украинского народа” (1906) старшей современницы Грушевского А. Я. Ефименко, которой словосочетание «Киевская Русь» периодически употреблялось [Ефименко 1990, c. 31, 32, 53, 88].

Таким образом, упрочение термина «Киевская Русь» в историографических нарративах начала XX в. стало возможным благодаря использованию в работах В. О. Ключевского и его последователей – Н. А. Рожкова, М. К. Любавского, М. Н. Покровского (а также близкого к Ключевскому в трактовке домонгольского периода русской истории С. Ф. Платонова), где была раскрыта социально-политическая и культурная суть этого понятия. Вдохновитель украинской националистической историографии М. С. Грушевский в своих работах, напротив, предпочитал употреблять термин «Киевская держава» / «Киевское государство», заимствованный А. Е. Пресняковым и использовавшийся им наряду со словосочетанием «Киевская Русь».


Список литературы.


Грушевский 1904 – Грушевскiй М. Звичайна схема ‘‘русскоï’’ iсторii и справа рацiонального укладу iсторii Схiднього Словянства // Статьи по славяноведению. Вып. 1. Под ред. В. И. Ламанского. СПб.

Грушевский 1904–1905 – Грушевський М. Iсторiя України-Руси: В 5 томах [2-е изд., доп.] Львiв.

Грушевский 1906 – Грушевский М. Очерк истории украинского народа. 2-е изд., доп. СПб.

Грушевский 1913 – Грушевский М. Иллюстрированная история Украины. СПб.

Ефименко 1990 – Ефименко А. Я. История украинского народа. Киев.

Киевская Русь 1910 – Киевская Русь. Сборник статей под ред. В. Н. Сторожева. Т. 1. 2-е изд., испр. М.

Ключевский 1987 – Ключевский В. О. Курс русской истории. Ч. 1 // Ключевский В. О. Собрание сочинений: В 9 томах. Т. 1. М.

Ключевский 1997 – Ключевский В. О. Лекции по русской истории, читанные на Высших женских курсах в Москве в 1872—1875. М.

Любавский 2000 – Любавский М. К. Лекции по древней русской истории до конца XVI века [4 изд.]. СПб.

Платонов 1899 – Платонов [С. Ф.] Лекции по русской истории: В 3 выпусках. Вып. 1. СПб.

Покровский 1913 – Покровский М. Н. (при участии Н. М. Никольского и В. Н. Сторожева). Русская история с древнейших времен: В 5 томах. Т. 1. М. [2-е изд.].

Пресняков 1909 – Пресняков А. Княжое право в Древней Руси. Очерки по истории X–XII столетий. СПб.

Пресняков 1938 – Пресняков А. Е. Лекции по русской истории. Т. 1. Киевская Русь. М.

Присёлков 1913 – Присёлков М. Д. Очерки по церковно-политической истории Киевской Руси X–XII вв. СПб.

Рожков 1906 – Рожков Н. Обзор русской истории с социологической точки зрения. Ч. 1. Киевская Русь (с VI до конца XII века). 2-е изд. М.

73 просмотра