Боровков Д. А. Завещание Ярослава I в универсальных энциклопедических изданиях: от «Справочного...




Боровков Д. А. Завещание Ярослава I в универсальных энциклопедических изданиях: от «Справочного энциклопедического словаря» до «Большой Российской энциклопедии»







Боровков Д. А. Завещание Ярослава I в универсальных энциклопедических изданиях: от «Справочного энциклопедического словаря» до «Большой Российской энциклопедии»


В статье рассматриваются интерпретации летописного рассказа о разделе русских городов между сыновьями киевского князя Ярослава I (1054) в отечественных универсальных энциклопедических изданиях, прослеживается зависимость этих интерпретаций от «парадигмальных теорий», господствовавших в русской исторической науке XIX–XX вв.

Ключевые cлова: Ярослав I, энциклопедии, Брокгауз-Эфрон, Гранат, Южаков.


Dmitry Borovkov Testament of Yaroslav I in universal encyclopedic editions:

from the “Reference Encyclpopedic Dictionary” to the “Great Russian Encyclopedia”

Abstract. The subject of the article - the interpretations of the Russian chronicle about the division of Russian cities between the sons of the Kiev prince Yaroslav I (1054) in Russian universal encyclopedic editions, the dependence is traced of these interpretations on the “paradigmatic theories” that dominated in Russian historical science of the 19th – 20th centuries.

Key words: Yaroslav I, encyclopedias, Brockhaus-Efron, Granat, Yuzhakov.



Настоящий обзор посвящен проблеме интерпретации завещания (ряда) Ярослава I в отечественных энциклопедических изданиях, но, учитывая многообразие такого рода литературы, ограничивается рассмотрением наиболее крупных энциклопедических изданий (преимущественно XIX–XX вв.), содержащих биографическую статью о Ярославе I или обзорную статью по истории России.

Поскольку «Энциклопедический лексикон» А. Плюшара, опубликованный в 1835—1841 гг., доведен лишь до буквы «Д» и вследствие банкротства издателя остался незавершенным, мы начнем наш обзор со «Справочного энциклопедического словаря» (1847—1855). В XII томе этого издания опубликована биографическая статья «Ярослав I (Юрий или Георгий) Владимирович», составитель которой, в духе абсолютистских историографических стереотипов XVIII — первой половины XIX вв. представляя князя «повелителем всей Руси, кроме Полоцка», писал, что «чувствуя приближение смерти, Ярослав призвал своих сыновей и в надежде предупредить между ними всякий повод к распре, сам назначил каждому особый удел: старшему из них Изяславу киевский престол с титулом вел. князя; Святославу Чернигов, Всеволоду Переяславль (южный), Вячеславу Смоленск, Игорю Владимир Волынский» (12. Т. 12. С. 521, 522).

В общем обзоре истории России, помещенном во второй части IX тома того же словаря, говорилось, что Ярослав «довершил безотчетное дело предков своих — основание Русской державы», но после смерти Ярослава в 1054 г. характер русской истории изменяется, так как происходит «раздробление Руси на несколько союзных княжеств». «Внешнее расширение норманнской стихии прекращается; его заменяет продолжительное внутреннее борение: споры за уделы, Ярослав на смертном одре разделил Русскую землю между сыновьями на 5 уделов: старшему, Изяславу, дал княжества Киевское и Новгородское, присвоил ему титул великого князя, Святославу Черниговское, Всеволоду Переяславское, Вячеславу Смоленское, Игорю Владимирское (на Волыни)», после чего «враждою старших поколений с младшими» начались междоусобия (12. Т. 9. Ч. 2. С. 180, 181). В терминологии, использованной составителем этой статьи, можно заметить влияние Н. А. Полевого, писавшего о распаде в 1054 г. русского государства на «союзные княжества», и, в несколько большей степени, Н. Г. Устрялова и К. Д. Кавелина, связывавших с рядом Ярослава начало периода уделов.

Если в «Справочном энциклопедическом словаре» содержание статьи отвечало повествовательному принципу подачи фактического материала, то в соответствующем разделе статьи «Россия» «Энциклопедического словаря» Ф. А. Брокгауза – И. А. Эфрона, выходившего в 1890—1907 гг., изложение материала было ориентировано на освещение социально-экономических процессов, так что упоминанию завещания Ярослава места в тексте не нашлось. Вместо этого автор раздела по русской истории А. А. Кизеветтер под влиянием теории родового быта и общинно-вечевой теории интерпретировал процесс развития «Приднепровской Руси IX–XII вв.» в духе концепции своего учителя В. О. Ключевского как политический синтез славянских и варяжских княжеств, в котором рядом с интересами представителей рода Рюриковичей, наследовавших княжеские столы согласно принципу «лестничного восхождения» по старшинству, сосуществовали земско-вечевые интересы, обеспечивавшие в качестве основания политического строя «дуализм княжеской и вечевой власти» (14. Полутом 55. С. 448, 449). В биографической статье «Ярослав I Владимирович Мудрый», в целом, богатой фактическим содержанием, этот пробел компенсирован не был: там сообщалось лишь о том, что князь разделил русскую землю между сыновьями, оставив завещание, в котором «предостерегал сыновей от междоусобиц и убеждал жить в тесной любви» (14. Полутом 82. С. 831). Лаконичное упоминание о том, что Ярослав завещал вместе с киевским столом старшинство между князьями старшему сыну, есть в биографической статье об Изяславе Ярославиче (14. Полутом 24. С. 896) и в статье о Киевском княжестве, где уточняется, что Ярослав вместе со старшинством получил от отца полянскую и древлянскую земли (14. Полутом 29. С. 263). До определенной степени этот пробел компенсируется имеющей реферативный характер статьей Г. Лучинского «Теория родового быта в русской истории» (14. Полутом 64. С. 908–911).

Несколько иначе трактуется этот вопрос в «Большой энциклопедии» под редакцией С. Н. Южакова, которая была опубликована в 1900—1909 гг. В статье «Россия», в разделе, посвященном древнему периоду русской истории (до XV в.), дана социальная сторона эволюции древнерусской государственности и раскрывается эволюция междукняжеских отношений. «Ярослав делит свою землю между сыновьями и с этого времени устанавливается представление о принадлежности русской земли всему княжескому роду. Создается целая система владения областями русской земли. Во главе рода стоит старший в роде — великий князь, которому принадлежит самая богатая и сильная область киевская. Остальные области распределяются между членами княжеского рода по старшинству и, как только умирает один из членов рода, все остальные передвигаются за ним один на место другого, восходят “лествицею”. Но такая система могла существовать только в теории, на практике порядок наследования столов постоянно нарушался» (5. Т. 16. С. 514). Нетрудно заметить, что эта интерпретация также дана в рамках родовой теории, близкой к трактовке В. О. Ключевского.

Биографическая статья о Ярославе Владимировиче в «Большой энциклопедии» С. Н. Южакова, не уступая по информативности аналогичной статье из «Энциклопедического словаря» Брокгауза – Эфрона, содержала информацию о том, что Ярослав скончался в 1054 г., положив начало удельному порядку на Руси: «умирая, он разделил русскую землю между оставшимися в живых 5 своими сыновьями — Изяславу отдал Киев, Новгород и Туров, Святославу — Чернигов, Всеволоду — Переяславль Южный, Вячеславу — Смоленск, Игорю — Владимир Волынский» (5. Т. 20. С. 794). Однако самой информативной статьей о Ярославе Мудром (единственной, где летописный текст ряда был приведен полностью) стала статья в «Русском биографическом словаре» (10. Т. 25. С. 180).

В «Настольном энциклопедическом словаре» братьев А. Н. и И. Н. Гранат (который выдержал 6 изданий с 1894 по 1903) биографическая статья о Ярославе Мудром, значительно уступавшая по объему и фактическому содержанию статьям из «Энциклопедического словаря» Брокгауза — Эфрона и «Большой энциклопедии» Южакова, не содержала упоминания о произведенном Ярославом разделе (9. Т. 8. С. 5349), в то время как в соответствующем разделе обзорной статьи по истории России говорилось, что после смерти Ярослава Мудрого установился своеобразный порядок престолонаследования, способствовавший постоянному переходу князя и дружины из города в город, поскольку княжеские столы замещались в порядке старшинства в роде (9. Т. 7. С. 4303).

С 1910 г. выходило 7-е «совершенно переработанное» издание «Энциклопедического словаря Гранат», которое было завершено уже в советское время, в 1948 г. Впрочем, 56-й том словаря, где должна была находиться статья о Ярославе Мудром, издан так и не был, а в историческом разделе 36 тома (часть III), посвященного истории России (где составителем очерка истории Киевской Руси был Б. Д. Греков), вопрос о разделе 1054 г. не освещался, поскольку в соответствии с марксистской идеологической парадигмой приоритет был отдан рассмотрению социально-экономических аспектов и факторов феодализации (13. Т. 36. Ч. III. C. 325–366).

Этот пробел до некоторой степени компенсировался тем, что о разделе 1054 г. кратко говорилось в статье о Киевском великом княжестве, написанной Н. П. Василенко: «Умирая, Ярослав I в 1054 г. распределил свои волости между сыновьями. Киевская волость была дана старшему сыну Изяславу. Отношение старшего сына к братьям, по завещанию Ярослава приравнивалось отношению отца к детям. На самом деле согласия между братьями не было. Изяслав был даже изгнан, и на киевский стол был посажен брат его Святослав (1073—1076)» (13. Т. 24. С. 262–263). Несмотря на то, что Н. П. Василенко уделил внимание не только политическому и социально-экономическому развитию Киевского княжества, он не объяснил порядка междукняжеских отношений с позиций какой-либо теории.

В энциклопедических изданиях советского периода прослеживается ярко выраженная тенденция интерпретировать политику Ярослава Мудрого в рамках феодальной парадигмы социального развития. Как, например, в биографической статье о Ярославе Мудром («Ярослав I Владимирович»), помещенной в 65 томе 1-го издания «Большой Советской Энциклопедии» (1926—1947), где утверждалось, что Ярослав «крупный феодал, видный участник борьбы за феодальное первенство», который, умирая, «разделил свои владения между многочисленными сыновьями, предостерегая их в своем завещании от междоусобий» (4. Т. 65. C. 771–772). Аналогичные формулировки в кратком виде были воспроизведены в соответствующей статье 1-го издания «Малой Советской Энциклопедии» (7. Т. 10. Стб. 449) — хотя в советской историографии на протяжении 1930-х гг. дискуссии о существовании феодального уклада в Древней Руси продолжались.

В дополнительном томе 1-го издания БСЭ, посвященном СССР, где соответствующий исторический раздел подготовлен под редакцией Н. Л. Рубинштейна, княжение Ярослава было отнесено к периоду установления феодального строя, однако в тексте уже не было жестких классовых характеристик князя. Речь шла лишь о том, что «расцвет Киевского государства укрепил сознание внутреннего единства русского народа», но «политическое единство оказалось менее прочным» О самом разделе говорилось следующее: «Со смертью Ярослава в 1054 Киевское государство стало распадаться на ряд отдельных княжеств, первоначально между пятью его сыновьями: Изяслав получил Киевское княжество и Новгородскую землю, Святослав — Черниговское княжество, Всеволод — Переяславское (с разделением между ними Волго-Окского края), Игорь — Владимиро-Волынское, Вячеслав — Смоленское». При этом подчеркивалось, что политическое раздробление Киевского государства «было результатом окончательного установления феодального строя» и «если Ярославу все же удалось восстановить политич. единство Русской земли, то сам же он окончательно закрепляет ее разделение в своем завещании». Тем не менее, это «не упадок Киевской Руси, как представляла себе старая дворянско-буржуазная историография, а развитие государственной организации, ограниченной в сфере своего распространения, но значительно более богатой по содержанию; это — переход от “варварского” к феодальному государству. Именно поэтому политич. раздробление сочетается с ростом сознания внутреннего народного единства Руси, охватывающего все земли восточного славянства, с началом общерусской культуры и развитием общерусского письменного языка, отмечаемым советской историографией» (1. Доп. том СССР. Стб. 315–317). По всей видимости, появление этих характеристик связано с изменением после 1945 г. идеологической конъюнктуры, усилением пропаганды возвеличивания русского народа с подачи И. В. Сталина (6. С. 396–398, 430–431).

В биографической статье из 2-го издания БСЭ (1950—1958) Ярослав Мудрый характеризовался как «крупный государственный деятель Древней Руси», после смерти которого в 1054 г. «Русская земля была поделена между его пятью сыновьями, и наметившиеся при Я. М. признаки политич. раздробления государства вскоре стали очевидными» (3. Т. 49. С. 646, 647). В то же время в этой статье не конкретизировалось содержание междукняжеского раздела, а в вышедшем в том же году томе «СССР», где автором раздела по истории периода феодализма был А. М. Сахаров (заведовавший во 2-м издании БСЭ редакцией истории СССР), этот вопрос был обойден молчанием, поскольку составитель ограничился общими замечаниями о том, что княжение Ярослава пришлось на период феодализации древнерусского общества, а в середине XI в. в Древней Руси «стали отчетливо обнаруживаться признаки начавшегося дробления государства» и «наступил период феодальной раздробленности, что было закономерным этапом в истории страны» (3. Т. 50. С. 127, 131) .

Эта же тенденция была продолжена в третьем издании БСЭ (1969—1978), где соответствующий раздел по истории Киевской Руси в томе «СССР» написал А. М. Сахаров, хотя ключевые социально-политические характеристики были несколько изменены. Так, утверждалось, что «в 10 — первой пол. 11 вв. раннефеод. Киевское гос-во достигло наивысшего расцвета», а при Ярославе Мудром Киевская Русь стала «крупнейшим государством» средневековой Европы, но после его смерти, во второй половине XI в., проявилась «активная тенденция к феодальной разобщенности», которую, однако, удавалось сдерживать вплоть до княжения Владимира Мономаха (1113—1125) и Мстислава Великого (1125—1132), после смерти которого Киевское государство «окончательно распалось» и на его месте образовалось около полутора десятков «фактически самостоятельных» государств (2. Т. 24. Кн. 2. С. 90) . Как видно из текста, о разделе 1054 г. не было сказано ни слова, также как и в биографической статье о Ярославе, где, на сей раз, отсутствовали его характеристики: говорилось лишь о том, что в его княжение феодальные отношения в Киевской Руси достигли значительного развития (2. Т. 30. С. 554) .

Этот пробел присутствовал и в «Советской исторической энциклопедии» (1961—1976), где биографическая статья о князе содержала утверждение о том, что внутри страны Ярослав Мудрый «сумел добиться укрепления феод. отношений введением Русской правды» (11. Т. 16. Стб. 985), но ничего не сообщала о произведенном им разделе княжений. А в соответствующем разделе очерка по истории СССР (одним из авторов которого также был А. М. Сахаров) факторы феодализации древнерусского общества и развития феодальной раздробленности в XI—XII вв. излагались без всякого отношения к деятельности киевских князей (11. Т. 13. Стб. 520, 525) .

Эти особенности репрезентации исторического материала в главных советских энциклопедических изданиях можно объяснить влиянием доминировавшей историографической тенденции, ориентированной, с одной стороны, на объективизацию исторического процесса, а с другой стороны, на нивелирование исторического значения ряда Ярослава, как не вписывавшегося в концепцию раннефеодальной монархии IX—XII вв., усилившуюся в исторической науке второй половины XX в.

На фоне советской энциклопедической традиции резко выделяется характеристика ряда Ярослава I в «Большой Российской энциклопедии» (2004—2017), где биографическая статья о князе и раздел, посвященный истории древнерусского государства IX—XIII вв. во вводном томе «Россия», были написаны А. В. Назаренко и, по сути дела, являются концентрированным изложением его концепции «родового сюзеренитета» Рюриковичей над Русью (8. C. 500–519) . Рассказ о разделе Ярослава открывает параграф о начале раздробленности Древнерусского государства, при этом автор не только перечисляет все владения Ярославичей, полученные в 1054 г., но и констатирует соединение в созданной ими политической системе сеньората с «триумвиратом» (1. Том «Россия». С. 268, 269). В биографической статье о Ярославе этот политический режим назван «сложным разделом», который преследовал «цель создания стабильного сеньората (усвоение определённых политич. прерогатив в общегосударств. масштабе за старшим из Ярославичей — киевским кн. Изяславом Ярославичем), что стало началом отхода от обычной практики равных разделов» (1. Т. 35. С. 768) .

Подводя итог обзору, куда мы не включаем энциклопедические издания 1990—2010-х гг., которые вследствие своей многочисленности могут стать объектом отдельного исследования, следует подчеркнуть: большинство энциклопедических статей, содержащих информацию о завещании Ярослава Мудрого, несут концептуальную нагрузку доминирующей в историографии «парадигмальной теории» (для второй половины XIX — начала XX вв. это была теория родового быта, для большей части XX в. — феодальная теория), имея отпечаток концептуальной субъективности, особенно заметный в энциклопедической литературе советского периода. Стоит отметить, что ни в одном из рассмотренных энциклопедических изданий не поднимался вопрос об источниковедческой достоверности завещания Ярослава I.


Список литературы


1. Большая Российская энциклопедия [В 35 томах] / Пред. науч-ред. совета Ю. С. Осипов. М., 2004–2017.

2. Большая Советская энциклопедия: В 30 томах / Гл. ред. А. М. Прохоров. М., 1969–1978.

3. Большая Советская энциклопедия: В 51 томе / Гл. ред. Н. И. Вавилов, Б. А. Введенский. М., 1950–1958.

4. Большая Советская энциклопедия: В 65 томах / Гл. ред. О. Ю. Шмидт. М., 1926–1947.

5. Большая энциклопедия. Общедоступный словарь по всем отраслям знаний под редакцией С. Н. Южакова: В 20 томах. СПб., 1900–1909.

6. Дубровский А. М. Власть и историческая мысль в СССР. М., 2017.

7. Малая Советская Энциклопедия: В 10 томах / Под ред. Н. Л. Мещерякова. М., 1928–1932.

8. Назаренко А. В. Порядок престолонаследия на Руси X—XII вв.: наследственные разделы, сеньорат и попытки десигнации (типологические наблюдения) // Из истории русской культуры. Т. 1 (Древняя Русь) / Сост. В. Я. Петрухин. М., 2000.

9. Настольный энциклопедический словарь: В 8 томах. 2-е изд. стереотип. СПб., 1896–1901.

10. Русский биографический словарь: В 25 томах. СПб., 1896–1918.

11. Советская историческая энциклопедия: В 16 томах / Гл. ред. Е. М. Жуков. М., 1961–1976.

12. Справочный энциклопедический словарь: В 12-ти томах (изд. К. Крайя). СПб., 1847–1855.

13. Энциклопедический словарь Гранат: В 58 томах. СПб., М., 1910–1948.

14. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза – И. А. Эфрона / Под ред. И. Е. Андреевского, К. К. Арсеньева и Ф. Ф. Петрушевского: В 86 полутомах. СПб., 1890–1907.



Боровков Д. А. Независимый исследователь, к.и.н. (Москва, Российская Федерация); brancaleone85@mail.ru

Dmitry Borovkov Independent researcher, Cand. Sc. (Moskow, Russian Federation); brancaleone85@mail.ru

95 просмотров