Беляев И.М. Книга для дополнительного чтения. Рец.: Шарый А.В. Чешское время: большая история...





Беляев И.М. Книга для дополнительного чтения. Рец.: Шарый А.В. Чешское время: большая история маленькой страны: от святого Вацлава до Вацлава Гавела. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2022. 592 с.





Рецензируемая книга представляет собой цикл эссе об истории и культуре Чехии, написанных Андреем Шарым – журналистом и писателем, директором русской службы Радио Свобода, автором нескольких книг о Центральной и Восточной Европе.

Ключевые слова: Чехословакия, Чехия, Центральная Европа, Восточная Европа, Австро-Венгрия

Сведения об авторе: Иван Беляев – социолог, журналист русской службы Радио Свобода, биограф и переводчик Вацлава Гавела

Контактная информация: beliaevliberty@gmail.com



Beliaev I.M. A book for the extra reading. Review: Шарый А.В. Чешское время: большая история маленькой страны: от святого Вацлава до Вацлава Гавела. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2022. 592 с.

Abstract. The reviewed book is a collection of essays on Czech history and culture written by Andrey Shary, journalist and writer, Radio Liberty Russian service director, author of several books about Central and Eastern Europe.

Keywords: Czechia, Czechoslovakia, Austro-Hungary, Eastern Europe, Central Europe

About the author: Ivan Beliaev – sociologist, Radio Free Europe/Radio Liberty Russian service journalist, biographer and translator of Vaclav Havel


Предупреждение о конфликте интересов: автор книги является директором русской службы Радио Свобода, в которой работает автор рецензии.


Книга Андрея Шарого «Чешское время» («КоЛибри», 2022) – не академическая работа. Сам автор определяет её как «попытку воспринять чешскую жизнь как образ, как серию живых, протяжённых во времени картин». Описать коротко сам жанр вряд ли получится: это цикл то серьёзных, то ироничных путевых заметок, щедро снабжённых экскурсами и лирическими отступлениями, пересыпанных историческими фактами и приправленных личными воспоминаниями. Наверное, в первую очередь это всё же травелог, и не зря автор пишет о Мирославе Зикмунде и Иржи Ганзелке как о своих «безальтернативных кумирах». С другой стороны, стиль и манера «Чешского времени» далеки от книг знаменитых чешских путешественников, а в послесловии сказано, что его «литературное измерение» заимствовано у Павла Муратова (русский писатель и искусствовед первой половины XXвека, среди прочего – автор книги очерков «Образы Италии») и «нашего старшего товарища Петра Вайля» (обратите внимание на множественное число – вынесенным в том числе и на обложку соавтором является фотограф Ольга Баженова, в книге много её снимков).

Действительно, в «Чешском времени» довольно много от Вайля, особенно от классического «Гения места». Как правило, в каждом месте автор выбирает себе несколько опорных точек из числа примечательных архитектурных сооружений, ярких скульптурных памятников, заметных природных объектов и строит своё повествование вокруг них, нанизывая впечатления и культурные ассоциации, перебрасывая ниточки этих ассоциаций от одних людей и эпох к другим. Часто эти ниточки оказываются остроумными и оригинальными, порой кажутся своевольными и неочевидными. Города и местечки, становящиеся «героями» книги не равнозначны и не равновелики: конечно, автор несколько раз возвращается в Прагу, конечно, не обходит крупнейшие города, будь то Брно, Пльзень, Острава или Оломоуц, но после главы про Брно идёт отдельная глава про Славков-у-Брна, больше известный нам под старым немецким названием Аустерлиц. Своя глава достаётся крепости Терезиенштадт, в годы нацистского протектората ставшей концлагерем Терезин, а иногда наоборот – всего одна глава на целый край (например, Среднечешский).

«Чешское время» это уже третья вещь Андрея Шарого примерно в этом же сложном жанре, до неё выходили «Дунай. Река империй» (2015) и «Балканы: Окраины империй» (2018). Здесь же стоит упомянуть и «Корни и корона. Очерки об Австро-Венгрии: Судьба империи», она отчасти похожа на предыдущие упомянутые, но во многом – возможно, благодаря соавторству журналиста и историка Ярослава Шимова – написана строже. Есть ощущение, что из всего своеобразного цикла наиболее удачно выбранная тема и авторский стиль совпали в книге про Дунай, повествование там выстраивается по течению реки и его организация становится понятнее. В оглавлении новой книги Шарый предлагает читателям метафору циферблата, но, кажется, слишком сложную: почему тот либо иной город или уголок Чехии соответствует тому либо иному времени, понять трудно, логика перехода теряется.

Легко заметить, что в предыдущих книгах Шарый фокусируется на крупных европейских макрорегионах, его повествование никогда не замыкается границами одного государства. Здесь он работает почти целиком в границах современной Чешской республики, но не изменяет себе: чешские земли веками были «перекрёстком культур» и автор сохраняет свою макрорегиональную оптику, показывая столкновение, взаимодействие или переплав чешской культуры с немецкой, еврейской, польской, словацкой.

Книга заканчивается списком из «240 личностей, важных для чешского прошлого и настоящего», первым в списке идёт маркоманский вождь Маробод, живший в первых веках до и после Р.Х., это первый упомянутый в летописях человек, живший на территории современной Чехии; последней – 35-летняя конькобежка, трёхкратная олимпийская чемпионка Мартина Сабликова. Если открыть список ровно посередине, на 13-ой странице из 25-ти, то там будут прославленный предприниматель, создатель «обувной империи» Томаш Батя, оперная певица Эмма Дестинова (её портрет можно найти на банкноте в 2000 крон), первый чешский призёр Олимпийских игр, дискобол Франтишек Янда-Сук и борец Густав Фриштенски (впрочем, важность второго очевидна куда меньше), расстрелянный нацистами за укрывательство убийц Гейдриха предстоятель Чешской православной церкви Горазд Пражский, один из фактических основателей Чехословакии, словацкий учёный, военный и политик Милан Растислав Штефаник и целых три писателя: два классика немецкоязычной «пражской школы», Лео Перуц и Франц Кафка, и безоговорочный лидер чешского культурного пространства в глазах русского читателя, Ярослав Гашек. Словом, список и широк, и инклюзивен, но и он идиоматичен, он тоже несёт отчётливую печать авторских вкусов.

Сложившийся в итоге жанр и формат книги фактически сливает воедино её достоинства и недостатки. Строгий специалист может отложить «Чешское время» как несерьёзное чтение; человек несведущий может просто устать от скольжения по героям и историческим эпохам. Но и наоборот, для новичка книга может стать хорошим входным билетом в чешскую культуру, а осведомлённый читатель может как освежить свои знания, так и листать с карандашом в руках, делая себе пометки: это проверить, это уточнить, об этом прочесть подробнее, к этому вернуться позже. Даже свободная структура книги не столько её недостаток, сколько послабление для читателя: «Чешское время» можно спокойно читать не с начала до конца, а отдельными кусками – под настроение или, например, под поездку в конкретный город (конечно, когда и если туристические поездки по Чехии снова станут для русскоязычных читателей сколько-нибудь массовым занятием).

«Чешское время» это отнюдь не учебник истории Чехии, но это неплохое приложение к учебнику; совсем не энциклопедия, хотя в каком-то смысле и «энциклопедия чешской жизни»; не путеводитель в классическом понимании этого слова, но хорошее дополнение к путеводителю. Эта книга едва ли из обязательной программы, но точно займёт своё законное место в списке «внеклассного чтения».


"Историческая экспертиза" издается благодаря помощи наших читателей.



51 просмотр