Батшев М.В. «У кого ничего нет, тот ничего и не может потерять» Рец.: Мемуары Вюртембергского...





Батшев М.В. «У кого ничего нет, тот ничего и не может потерять» Рец.: Мемуары Вюртембергского 1788-1812; перевод с немецкого языка Ю.В. Корякова, Д.А. Сдвижкова; вступительная статья и комментарии Д.А. Сдвижкова. М. : Кучково поле Музеон, 2021. – 272 с.

















Рецензируемая книга представляет собой издание на русском языке первой части воспоминаний герцога Евгения Вюртембергского, двоюродного брата императоров Александра I и Николая I и боевого генерала русской армии, активного участника Наполеоновских войн. Автор описывает не только ход боевых действий в 1806-1812 гг., но и свои отношения с российским императорским двором, его отдельными представителями.

Ключевые слова: Евгений Вюртембергский, наполеоновские войны, русская армия, русский императорский двор, Александр I, русская военная мемуаристика времен войны 1812 г.

Сведения об авторе: Батшев Максим Владимирович, научный сотрудник Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева; Контактная информация: bmv@list.ru

M.V. Batshev “He who has nothing, he has also nothing to lose” Rev.: Memuary Vürtembergskogo, 1788 – 1812, perevod s nemetskogo Y.V. Koriakov, D.A. Sdvizhkov, vstupitlnaya statya I kommentarii D.A. Sdvizhkov. Moscow: Kuchkovo pole Muzeon, 2021, 272 p.


Abstract. The book which is reviewed is a complete edition on Russian of the first part of the memoirs of Duke Eugene of Württemberg, cousin of Emperors Alexander I and Nicholas I, general of the Russian army, an active participant in the Napoleonic Wars. The author describes not only the course of hostilities in 1806 – 1812, but also his relations with the Russian Imperial Court and some of its members.

Keywords: Eugene of Württemberg, Napoleonic Wars, Russian army, Russian imperial court, Alexander I, Russian military memoirs of the war of 1812.

About the author: Batshev Maxim V., researcher of the D.S. Likhachev Russian research Institute for cultural and natural heritage (Moscow); Contact information: bmv@list.ru



Автор одного из самых основательных и не потерявшего своего значения до настоящего времени исследования о мемуаристике эпохи Отечественной войны 1812 года А.Г. Тартаковский зафиксировал одну особенность в создании военных авторских нарративов той эпохи – незначительное количество текстов о войне, написанных непосредственно генералами, командовавшими тогда большими воинскими соединениями. Русским генералам того времени не надо было этого делать. Для описания хода военных действий и прославления подвигов отдельных военачальников существовала походная типография при штабе командующего под начальством А.С. Кайсарова и целая группа офицеров-литераторов, служивших в качестве адъютантов у высшего генералитета.

У одного из генералов – принца Евгения Вюртембергского таких адъютантов не было, но после выхода в отставку в 1829 г. было много свободного времени, которое он посвящал занятиям музыкой, которую любил с детства, и созданию многочисленных текстов мемуарного характера. Эти его произведения охотно издавали немецкие издатели XIX в. и на них обратили внимание в России сразу после их выхода. Первые фрагменты из мемуаров Евгения появляются в русском переводе еще при его жизни, в 1847 году.

Общий объём документального наследия Евгения Вюртембергского довольно значителен. Точно перечислить все неопубликованные произведения автора не представляется возможным. Одной из причин этого является гибель во время Второй Мировой Войны семейного архива Вюртембергских, располагавшегося в силезском Карлсруэ (нынешнем Покое в Польше). Как пишет автор вступительной статьи Д. Сдвижков, «часть архива ещё в конце XIX века была перевезена в Гессен, откуда в 2006 году попала в Штутгартский городской архив – в их числе фрагменты дневника Евгения» (С.9.).

Рецензируемая книга является впервые опубликованным на русском языке книжным изданием мемуаров герцога Евгения Вюртембергского. Первая часть выпущенных издательством «Кучково поле Музеон» его мемуаров состоит из четырёх глав.

Из большого автодокументального наследия герцога данное сочинение охватывает период 1806-1811 годов, связанный с войнами, непосредственным участником либо наблюдателем которых был автор. Подробности его мирной жизни в Санкт-Петербурге и непростые взаимоотношения придворных при дворе российского императора после Тильзитского мира, свидетелем которых он был, представлены в тексте довольно скупо. Они доверены автором другому произведению мемуарного жанра, названному им «своими секретными сочинениями» (с.169). В отличие от некоторых других мемуаристов Евгений не игнорирует свой относящийся к рассматриваемому периоду дневник, который лёг в основу его мемуаров. Дневник поначалу имел характер юношеских записей, которые с возрастом перестали его устраивать. Работая над мемуарами, он не любил о нём вспоминать, а только обращался к нему, чтобы лучше ориентироваться в текущих событиях. К созданию своего мемуарного нарратива, особенно когда речь шла об описании военных действий, автор подходит, как профессиональный историк, учитывая при написании своего текста взгляд на сражения со стороны не только России и Пруссии, но и Франции. Правда, делает примечание, «поскольку французские источники этого не подтверждают, а данные противоположной стороны могут вызывать сомнения, суждения об истинности этого предмета лучше отложить» (С.155).

В первой главе читатель встречает большое количество разнообразных подробностей о жизни Прусского и Вюртембергского дворов в первые годы XIX века (1801-1806). Здесь интересен взгляд мемуариста на своего отца, родного брата императрицы Марии Фёдоровны, жены Павла I и матери Александра I и Николая I: «С 1777 года он состоял на прусской службе. Фридрих II его очень отличал, а тот был необыкновенно предан [прусскому королевскому дому]. Отец был не просто верным слугой, но и восторженным прусским патриотом. Так он, родившийся в Померании, себя и называл. Я не скажу, что он поэтому не видел в себе немца и не был привязан одновременно к Священной Римской Империи. Он всё же был шурином императора Франца, а ранее особенным любимцем у императора Иосифа II. У него была хорошая репутация в Вюртемберге и многих других немецких землях. И всё же, несмотря на замечательные сердечные качества и свой пытливый ум, отец полностью сохранил в себе странности, процветавшие при берлинском дворе в последней части XVIII века» (С.80).

Вторую главу автор начинает с подробного рассказа об истории кампании в Восточной Пруссии в 1807 году. Затем он обращается к повествованию о своих личных обстоятельствах и происшествиях, уделяя большое внимание людям, с которыми его сталкивала судьба. Прибыв в подчинение генерала Бенигсена, он рисует читателю его портрет: «Это был очень импонирующий своим достоинством и приличиями, но в то же время приветливый, сухощавый высокий человек с сединой. Как не ускользнуло от меня впоследствии, он считался честолюбивым и немножко заносчивым, не чуждым интриг, однако добродушие главенствовало в его характере» (С.124). В дальнейшем автор мемуаров не слишком убедительно пытается опровергнуть доходившие до него обвинения Бенигсена в участии в убийстве императора Павла.

Во второй главе герцогом уделяется много внимания не только ходу кампании в Польше и Восточной Пруссии, но и характеру командующего русской армии фельдмаршала М.Ф. Каменского. Описывая его поступки, автор мемуаров не старается их приукрасить, приводит в качестве примера его панические приказы войскам об отступлении, которые далеко не всегда соответствовали реальной оперативной обстановке. Автор соглашается с ходившим среди офицеров русской армии в том походе мнением о сумасшествии фельдмаршала, но при этом старается дать читателю разносторонний портрет этого военачальника, каким он его запомнил: «Его манера речи казалась буффонской, приличествующей скорее конюху, нежели фельдмаршалу, но из-за одного этого невозможно было назвать ее совсем бессвязной. Отсюда нельзя было ещё заключить о повреждении ума, но поражало, что до того граф имел репутацию человека высокообразованного» (С.131). Столкнувшись вновь, во время русско-турецкой войны 1805-1812 годов уже с другим представителем того же семейства, генералом Николаем Михайловичем Каменским, герцог Евгений позволяет себе довольно сильную характеристику всему роду: «Предназначение Каменских для России действительно представлялось в чём-то схожим с Геростратом» (С.209).

В третьей главе читатель познакомится с интересными подробностями об отношении к Евгению и к его семье императора Наполеона. Так, автор утверждает, что его сестра входила в список принцесс европейских дворов, к которым планировал свататься император французов после развода с Жозефиной. Здесь же, как представляется, не без некоторого удовольствия он рассказывает историю своих собственных взаимоотношений с Бонапартом: «Во всём его отношении ко мне была некая деликатность, которую я никак не заслуживал и которая почти утверждала меня в мысли о тактике, руководившейся какими-то особыми намерениями» (С.171).

Весьма подробно в книге показана роль императрицы-матери Марии Фёдоровны в карьерных успехах её племянника, в 24 года получившего в 1812 г. генеральский чин. В любых обидах, нанесённых ему, она усматривала оскорбления, нанесённые ей.

После поражения Пруссии в войне с Наполеоном многие пруссаки переводятся на русскую службу. Некоторые оказываются в Риге под начальством Евгения Вюртембергского, который в 1810 году командовал там бригадой. Далеко не все из его новых подчинённых пользовались симпатией своего командира: «Находился рекомендованный мне с прусской службы молодой человек, который числясь в Таврическом полку, должен был одновременно управлять моим домашним хозяйством, но который обманывал меня, а затем проворачивал настолько оригинальные авантюры, что они заслуживали бы остаться в истории в этом отрицательном смысле» (С.189). Рассказывая о своей жизни в Риге, он пересказывает услышанную им от Бенигсена версию смерти императора Павла, а также приводит его совет по поводу отношений с императором Александром (двоюродным братом Евгения): «Большая благосклонность, проявляемая ко мне моей тётей, в критические времена может легко возбудить недоверие императора. И что для меня предпочтительнее поэтому совершенно искренне примкнуть к самому монарху, чем пытаться добиться чего-либо через его мать» (С.206).

Будучи наблюдательным человеком и внимательным собеседником, Вюртембергский описывает произошедшую на его глазах эволюцию правителя России: «Свидание в Тильзите с человеком, который мог воздевать скипетр не только как внушающий благоговение символ величества, но и как дубинку, повлекло за собой заметные перемены в характере Александра. Следы этого прослеживались в реорганизации русской армии, а в системе управления с той поры ключевой фигурой представал скорее политик, чем прежний верный рыцарь. Отсюда же общественное мнение видимым образом вступило в противоречие с волей царя» (С.221). В дальнейшем мемуарист старается представить читателям своё видение личности императора Александра. И среди прочего здесь встречается такое интересное наблюдение: «По своим определённым соображениям он весьма благоволил любовным аферам, ибо ему представлялось, что люди вольных нравов не занимаются политикой» (С.230).

Рассказывая о событиях, предшествующих Отечественной войне 1812 года, автор характеризует знаменитых русских генералов того времени, в первую очередь пишет о Барклае-де-Толли. О нём он отзывается с большой симпатией: «Что же касается последующих несомненных заслуг Барклая перед Российской империей в 1812 году, я бы побрезговал иметь любые отношения с тем, кто их не признаёт» (С.226).

Интересны имеющиеся в мемуарах умолчания. На нескольких страницах текста он намекает читателю на существовавшие у его тётки планы женить племянника, но не называет имени своей потенциальной невесты. Завершается этот полный недомолвок фрагмент следующим пассажем: «Какие частью комичные, частью и в основном – неприятные и чувствительные казусы имела для меня следствием эта афера, оставляю на волю пера, у которого романтический интерес преобладает над историческим» (С.228).

В четвёртой главе автор много внимания уделяет своим взаимоотношениям с представителями различных партий при прусском дворе. Евгений Вюртембергский выступает здесь как хранитель традиций Пруссии XVIII века и противник современных ему реформаторов. О них он пишет так: «Со своими ещё незрелыми и непродуманными теориями они были не в состоянии предложить что-то определённо лучшее вместо существовавшего ранее» (С.217).

Заканчивается изданная часть мемуаров рассказом Вюртембергского о первом этапе Отечественной войны 1812 года, до битвы под Смоленском.

Будем ждать выхода второй части этих интереснейших мемуаров.







64 просмотра