Андрейчева М.Ю. Небесная и земная славы Суворова




Андрейчева М.Ю. Небесная и земная славы Суворова








Аннотация. В конце мая 2022 года в средствах массовой информации появилась информация о том, что ряд общественных организаций и лично министр обороны РФ С.К. Шойгу обратились к главе РПЦ, патриарху Кириллу, с просьбой о причислении к лику святых знаменитого русского полководца А.В. Суворова. В статье рассматриваются основания для канонизации, принятые в РПЦ, затруднения для причисления к лику святых, которые могут возникнуть при рассмотрении биографии А.В. Суворова, а также почему церковное прославление великого полководца в современном историческом контексте будет воспринято как очередной политический акт.

Ключевые слова: канонизация, Русская Православная Церковь, Александр Васильевич Суворов, Федор Федорович Ушаков

Сведения об авторе: Марианна Юрьевна Андрейчева, к.и.н., ученый секретарь Государственной публичной исторической библиотеки России, научный сотрудник Центра источниковедения истории России ИРИ РАН



Abstract. At the end of May 2022, there appeared an information in some Russian media that a number of public organizations and personally the Minister of Defense of the Russian Federation S.K. Shoigu turned to the head of the Russian Orthodox Church, Patriarch Kirill, with a request to canonize the famous Russian commander A.V. Suvorov. The article discusses the grounds for canonization accepted in the Russian Orthodox Church, the difficulties for canonization that may arise when considering the biography of A.V. Suvorov, and also the reasons, why the church glorification of the great commander with the background current historical events will be perceived as a pure political act.

Keywords: canonization, Russian Orthodox Church, Alexander Vasilyevich Suvorov, Fedor Fedorovich Ushakov

Andreycheva Marianna — PhD in history, academic secretary of The State Public Historical Library of Russia, researcher at the Institute of Russian History of the Russian Academy of Sciences


Согласно правилам канонизации, принятым в Русской Православной Церкви, причисление к лику святых возможно для христиан, достигших в своей жизни христианского совершенства, сыгравших значительную роль в жизни Церкви и удостоившихся через это особенной Божией благодати.

Именно с этого ракурса должна рассматриваться личность Александра Васильевича Суворова в случае, если РПЦ начнет отрабатывать запрос на его канонизацию, поступивший, согласно сообщениям некоторых СМИ, со стороны ряда общественных организаций и лично министра обороны РФ С.К. Шойгу.

Как правило, сторонники причисления Суворова к лику святых обращаются к прецеденту канонизации Федора Ушакова. Но в случае почитания последнего основными аргументами в пользу его включения в святцы стала праведная христианская жизнь адмирала: приверженность православию, дела милосердия в пользу бедных и Церкви, безбрачие и безупречная репутация, пострижение в иночество.

Тем не менее необходимо понимать, что для обывателя и Ушаков, и Суворов — это в первую очередь гениальные полководцы, не проигрывавшие битв. Однако для Церкви их профессиональные поприще и качества как раз могут быть камнем преткновения, поскольку деятельность обоих военачальников была связана с ответственностью за пролитие людской крови. Как они воспринимали эту ответственность? Осознавали ли нелегкое моральное бремя своего ремесла? Ведь безупречных с точки зрения морали войн не бывает. А в случае с Суворовым большая часть его военных походов никак не были связаны ни с защитой русских рубежей, ни с защитой православия.

Проблема в том, что призывающие к канонизации Суворова обращают внимание прежде всего на его славу блестящего полководца. Но Церковь не может канонизировать человека, исходя из критерия его успешности и ответственности выполнения им своего профессионального долга. В таком случае почему бы не прославить гениального врача Н.И. Пирогова, который был верным сыном Церкви, а также многих других христиан —самоотверженных профессионалов своего дела?

В нынешнем историческом (милитаристическом) контексте актуализация вопроса о прославлении Александра Васильевича в лике святых может привести к тому, что факт его блестящей военной карьеры в глазах общественности возобладает над фактами его христианской биографии. И если Церковь пойдет навстречу тем, кто призывает здесь и сейчас прославить Суворова, то, безусловно, это будет воспринято как сиюминутный политический акт, даже если исследование биографии Суворова как христианина будет осуществлено предельно тщательно и объективно, а обнаруженные факты действительно покажут нам необходимость его канонизации.

В истории РПЦ уже бывали случаи политически окрашенных канонизаций: например, причисление к лику святых царевича Димитрия Угличского. Именно по этой причине, кстати, внутри Церкви есть верующие, которые с сомнением относятся к почитанию отрока-страдальца.

Вообще Церковь как христианское сообщество обладает достаточной внутренней свободой, то есть епископат может кого-то прославить в сонме святых, но навязать свою волю всем верующим не может, поскольку почитание святых на личном уровне — все же дело добровольное и индивидуальное. Но даже с учетом этого факта прославление великого полководца в тот момент, когда в церквях молятся за мир в Украине, может вызвать обоснованное недоумение у части паствы самой РПЦ и уж точно будет осуждено многими внешними наблюдателями.

Не стоит забывать, что Церковь — это явление, существующее в земном и небесном измерениях. Прославление любого ее святого всегда начинается с прославления небесного. В земном измерении это небесное прославление выражается в документально зафиксированных чудотворениях, иногда — в нетленности останков, и только лишь потом, как отклик на это — во всенародном почитании. Канонизация в идеале — это принятие Божественной воли Церковью земной. В случае же с Суворовым Церковь должна будет не только изучить христианскую сторону жизни полководца, но и задаться справедливым вопросом: «А есть ли свидетельства, говорящие о его небесном прославлении?» В противном случае Церковь земная рискует навязать свою волю Церкви Небесной. И не лучше ли будет Суворову в этом случае остаться лишь при своей мирской славе — великого полководца?

107 просмотров